Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Из биографии Арнольда Рюйтеля: выборы старосты по-советски

rus.postimees.ee
Facebook
Comments
Арнольд Рюйтель
Арнольд Рюйтель Фото: Erakogu

Rus.Postimees продолжает публиковать фрагменты из биографии Арнольда Рюйтеля, написанной Пеэтером Эрнитсом. Из этого отрывка читатель может узнать о том, как будущий эстонский президент стал старостой учеников и как в советское время могли проходить выборы.

Рюйтель был дружелюбным и спортивным молодым человеком, всегда готовым помочь. Учился он хорошо, играл в оркестре на щипковом инструменте, танцевал народные танцы и занимался спортом. Стоит ли удивляться, что он был популярен среди однокашников и был избран старостой учеников. Это случилось на последнем курсе, когда прежний староста Роланд Каазик, всегда стоявший за товарищей, окончил школу.

“Все взгляды обратились тогда к Арнольду, - вспоминает его однокашник Эндель Сеэт. – Мы уже хорошо узнали друг друга, чтобы считать именно его наиболее подходящим для того, чтобы защищать наши интересы и в совете учеников и в повседневной жизни. Как хороший музыкант он помогал организовать кружки самодеятельности. По его инициативе организовали курсы танца».

“Он уже тогда был авторитетной фигурой”, - добавляет Арво Мааренд.

Мнение учеников поддержали и классные руководители. Единственный, кто выступал против Рюйтеля и демонстрировал свою неприязнь, был директор Пресс. “Не знаю, что имел против меня директор. Что-то могли обо мне говорить, хотя стукачей я на нашем курсе не знал. Не исключено, что могли позвонить на Сааремаа и поинтересоваться обо мне, узнать что-то об отце”, - рассуждает Рюйтель.

Его одноклассник Энн Пеэбосте проливает свет на ту историю и царившие тогда настроения.

“В школе был отъявленный коммунист, которого мы звали политруком и который постоянно кричал, что эстонских националистов надо истребить. Он собирал материал на многих, отмечал, кто с кем общается, т.е. в его формулировке "что-то замышляет". Особенно ему не нравились три-четыре молодых человека, на которых он завел дела. Я не знаю, чем они так отличились, но политрук был взбешен и особенно он разозлился, когда Арнольд Рюйтель стал их защищать. На Рюйтеля он заранее завел персональное дело как на подозрительного кулацкого национального элемента.

Политрук вызвал из Таллинна сотрудников НКВД. Поскольку самые серьезные последствия угрожали Рюйтелю, я стащил его дело и спрятал в лесу. На следующий день я ради надежности все сжег. Сотрудники НКВД явились и забрали с собой дела целого ряда учеников. Потом политрук был в ярости, почему в отношении Рюйтеля ничего не предпринимается”, - вспоминает Пеэбосте.

У Рюйтеля как старосты было много обязанностей: он должен был организовать питание учеников, спортивные мероприятия и самодеятельность, а также обеспечивать порядок в интернате. При необходимости он должен был и защищать учеников. Бывший учитель в Янеда, позднее профессор Сельскохозяйственной академии Антс Илус рассказывал Хейнриху Шнейдеру: “За националистические высказывания одного ученика хотели исключить. Как староста Рюйтель говорил три четверти часа, так что все успели устать, и парня не исключили из школы”.

Деятельность Арнольда Рюйтеля привлекала все больше внимания. “В совете учеников шли горячие споры о политических убеждениях учеников или выражении недовольства руководством в связи с плохим питанием. В первый учебный год на обед давали одну похлебку на затхлой кукурузной муки», - вспоминает Эндель Сеэт.

По русскому обычаю семья директора готовила себе еду под окнами квартиры. Котел ставили на костер на треногу из жердей и варили на нем наваристый суп. А ученики были вынуждены довольствоваться просроченной дрянью, которой заменяли украденные с кухни продукты. Рюйтелю бросилось в глаза, как жена кравшего с кухни директора часто возвращалась домой с набитой сумкой и корзиной.

Староста поделился своими наблюдениями с учениками. Но и директор мог услышать, что говорилось в соседней комнате. Если обычно мальчиков размещали в комнатах по четверо, то у старосты была привилегия жить в общежитии в комнате на двоих. Директор Пресс жил прямо за стенкой, от комнаты Рюйтеля его отделяла лишь дверь. И хотя она все время была закрыта, все было прекрасно слышно.

Директор созвал учеников и потребовал, чтобы Рюйтеля больше не избирали старостой, поскольку он не годится для этой должности. Однако на следующих выборах Рюйтелю дали еще больше голосов. В ответ на это директор отменил результаты голосования, назначил новые выборы, причем на этот раз тайные. Но ученики упорно снова выбрали Рюйтеля. Против была лишь пара голосов. Один из них подал секретарь комсомольской организации Пеэбосте, который позднее признался, что ему приказали голосовать против. После последней попытки директор вышел из себя, отменил выборы вообще и распустил ученическое представительство как пережиток эстонских времен. Вместо этого был образован профсоюз.

Facebook
Comments

Ключевые слова

Наверх