Эстонский режиссер блистает в Москве
Что думает Александр Журбин об эстонской постановке?

Известный эстонский режиссер Арне Микк поставил на сцене Московского камерного музыкального театра им. Б. Покровского оперу финского композитора Калеви Ахо "Фрида и Диего".

В спектакле переплетаются судьбы исторических персонажей: знаменитой мексиканской художницы Фриды Кало, ее мужа-художника Диего Риверы, архитектора мировой революции Льва Троцкого и его супруги Натальи Седовой. В основе сюжета о жизни людей, которые жили в эпоху четырех диктаторов – Франко, Муссолини, Сталина и Гитлера, – революционные настроения того времени, любовные треугольники, начало Второй мировой и убийство Троцкого.

Арне Микк рассказал Rus.Postimees, что худрук Московского камерного музыкального театра Геннадий Рождественский – его старый друг. Когда летом он позвонил Микку в Эстонию и предложил взяться за эту оперу, тот не смог не откликнуться на предложение: «Именно в этом театре в 1979 году я впервые поставил свой спектакль за пределами Эстонии. Это был „Маленький трубочист“ Бенджамина Бриттена».

Прочитав материал о Троцком, режиссер-постановщик, который когда-то на свое 80-летие заявил, что ставит последнюю оперу, сразу же задумался, как можно было бы представить новый сюжет: «Я не знал, как эту тему воспримут в России на фоне столетия Октябрьской революции. Случайно ли это или закономерно, но именно 7 ноября – день рождения Троцкого. От театра Покровского – 700 метров до Кремля, где Троцкий работал почти десять лет, пока его не выгнали оттуда. Много магических совпадений».

«Сейчас роль Троцкого как главного архитектора Октябрьской революции, а в дальнейшем – сурового руководителя Красной армии рассматривается в несколько ином ключе, чем в годы моей учебы в Таллиннской консерватории», - ответил Микк на вопрос о том, что заставило эстонского режиссера взяться за сложный исторический материал о русском революционере.

«Жизнь внесла свои коррективы в историю, - продолжил Микк. – Троцкий оказался на том месте, на котором ему и положено быть. На первой встрече с артистами я сказал им, что в наши дни уже практически не возникает вопросов насчет правителей Смутного времени - Бориса Годунова или Василия Шуйского, потому что всё это уже слишком далеко от нас. А вот о Троцком ещё свежо предание. 1939-40-й год, начало Второй мировой войны... Казалось бы, Мексика так далеко, но отголоски событий тех лет дошли и до нее».

Работа над оперой велась весь ноябрь и была завершена в очень сжатые сроки. «В музыкальном смысле не все были готовы сходу включиться в процесс, – поведал Арне Микк. – Но в конце концов, когда артисты преодолели технические проблемы, их охватило стремление завершить создаваемый образ. Благодаря дирижеру Дмитрию Крюкову у нас осталось какое-то удовольствие в душе. Значит, большую работу проделали не зря».

Арне Микк иронично заметил, что свои нынешние театральные эксперименты в Москве он уже не воспринимает как «самоубийство»: если раньше и было такое ощущение, то сейчас можно позволить себе наслаждаться творческим процессом. «Фрида и Диего» - это уже спектакль на бис.

Московскую премьеру посетил и известный российский композитор Александр Журбин. В антракте он поделился с Rus.Postimees своими впечатлениями: «Яркий, совершенно не скандинавский спектакль, от него не веет холодом и медлительностью. Получилось очень живо. Несмотря на то, что композитор – финский, постановщик – эстонский, спектакль по накалу страстей – мексиканско-русский. И мне это нравится. Немного странно лишь то, что финн и эстонец взялись за эту русско-мексиканскую историю. Но почему бы и нет?»

Автор первой советской рок-оперы «Орфей и Эвридика» признался, что тоже не раз думал об этом сюжете с Троцким и мексиканскими художниками и даже хотел написать оперу, но, к счастью, ее уже создали.  

НАВЕРХ