Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. Читать далее >

«А у нас Олимпиада. Что еще для счастья надо?»

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Николай Караев | ФОТО: архив автора

Журналист Николай Караев запретил бы Олимпиаду вообще. А точнее, запретил бы участвовать в ней профессиональным спортсменам. Переживать же за нынешние Олимпиады он не видит никакого смысла.

Известие о непущании российских спортсменов на Олимпиаду вызвало очередное бурление желчи в бесконечном круговороте страданий, который называется у нас «последними новостями».

С одной стороны, решение в истории олимпийского спорта беспрецедентное, и последствия его – как для этого спорта, так и для мировой политики – оценить сложно. Ясно только, что будет хуже.

С другой стороны, России воздали по заслугам. (Тут звучит песня «Он сам нарвался» из мюзикла «Чикаго.) Не надо было организовывать государственную допинговую программу!

С третьей стороны, а ничего, что МОК закрывает глаза на допинг в других странах? А как же царапины на пробирках с мочой? Уж не политическое ли это решение с целью загнобить Россию?

С четвертой стороны, вы посмотрите на количество российских спортсменов, уличенных в допинге по итогам сочинской Олимпиады! Даже если и без царапин.

С пятой стороны, а как же теперь смотреть, скажем, фигурное катание без россиян? Где справедливость?!

С шестой стороны, а вот Родченков же всё доказал – и, между прочим, боится теперь за свою жизнь!

С седьмой стороны, а вы читали порнографические рассказы того Родченкова? «Эстонские сборы»! «И вот через пару минут я уже наяриваю Татьяну изо всех сил» – а? а?.. Эпической силы тексты! Мало ли что человек с больной фантазией придумал про допинговый сговор!..

С восьмой стороны, а вы уверены, что это его рассказы? А вдруг это русские хакеры? Да это точно русские хакеры! Да Россия изнасиловала олимпийские ценности! С особым цинизмом!..

С девятой стороны, с десятой стороны, со всех сторон уже летят в оппонентов пробирки с мочой – и побеждают, а также проигрывают все - что в личном, что в командном зачете.

Гибель мечты барона де Кубертена

Я уже говорил как-то: я бы запретил эти ваши Олимпиады вообще. Точнее, я бы запретил участвовать в Олимпиадах профессиональным спортсменам. Хотите верьте, хотите нет, но изначально, когда в конце XIX века французский барон Пьер де Кубертен решил возродить традицию древнегреческих Олимпиад, эти Олимпиады должны были быть соревнованиями самых обычных людей. То есть – любителей. Весь смысл был именно и только в этом.

Барон де Кубертен, будучи идеалистом XIX века, хотел решить при помощи Олимпиады сразу несколько мировых проблем. Во-первых, поднять авторитет спорта – в смысле, физических упражнений, а не «большого спорта», которого тогда как раз и не было. В Великобритании в те времена культ спорта вполне себе процветал – джентльмены не мыслили себя хилыми слабаками, – а во Франции, наоборот, спорт был в упадке, и из-за этого, считал де Кубертен, Франция продула Франко-прусскую войну.

Во-вторых, барон желал, чтобы народы вообще перестали между собой воевать. Если хотят драться – пусть дерутся на Олимпиаде. Спортивно, красиво, без жертв.

Олимпиада предназначалась для индивидов и любителей. Профессиональный спорт в те времена уже зарождался, но – скажите на милость, есть ли вообще смысл пускать на Олимпиаду профессиональных спортсменов? Решительно никакого: они возьмут все призовые места, любители разъедутся несолоно хлебавши – и спорт не станет привлекательным для широких масс.

Поэтому в первые десятилетия Олимпиады к участию в ней не допускались люди, занимающиеся спортом не в порядке хобби, а за деньги. А если такие спортсмены все-таки проникали на Олимпиаду, их потом лишали медалей. Вот как двукратного победителя летней Олимпиады 1912 года Джима Торпа, который, как выяснилось, был профессиональным бейсболистом.

При таком раскладе – в лучшем, чем наш, мире – Олимпиада имела шансы остаться куда более скромным коммерчески, но и куда более важным идеологически мероприятием без особой коррупции и допинговых скандалов. Такова, во всяком случае, была мечта барона де Кубертена. Капитализм надругался над этой мечтой, да, именно, с особым цинизмом.

Большой спорт как двойной абсурд

Поскольку спорт становился всё более профессиональным, любителей из него мягко, но последовательно оттесняли – вплоть до нынешней ситуации, когда условно любительскими на Олимпиаде остаются бокс (потому что бои идут по правилам любительского бокса) и футбол (потому что соревнуются молодежные – опять же условно – команды). Перелом наступил после Второй мировой войны, когда началась война холодная – и затронула Олимпиаду тоже.

Заодно в 1950 году похерили олимпийские конкурсы искусств. Вы только вообразите: с 1912 по 1948 год на Олимпиаде соревновались архитекторы, музыканты, живописцы, писатели и скульпторы. Вообразили? Правда, контраст налицо?

Наряду с профессиональными спортсменами в Олимпиаде стали участвовать очень важные господа: Большие Деньги, Государственные Интересы, Национальная Гордость. И барон де Кубертен завращался в своем лозаннском гробу. И вращается до сих пор – пропеллером.

Писатель Ольга Ларионова говорила, что спорт – это физкультура, доведенная до абсурда. Большой спорт в этом смысле абсурден дважды. Стоит ли удивляться коррупции и допинговым скандалам, если по факту Олимпиада превратилась в политическо-коммерческое мероприятие? По-моему, не стоит. И вкладываться – хоть бы и эмоционально – в круговорот олимпийских страданий я лично не желаю. Конкретно этот цирк обойдется без меня. Мне по большому счету все равно, кто кого закидает пробирками с мочой и какие кому вручат медали. Считать такую Олимпиаду важной частью своей жизни я решительно отказываюсь.

Лучше вечером пойду побегаю – это всяко полезнее для тела и души.

Наверх