Исторический момент: фентаниловый бизнес разрушили

Очень большое количество - более килограмма "белого китайца", которое нашли на одном месте преступления.

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

Центральная криминальная полиция уверена, что совершила прорыв в фентаниловой эпидемии, отравлявшей Эстонию в течение 15 лет. Наркотик ушел с рынка, с десяток фентаниловых баронов сидят за решеткой или ожидают суда. И именно сейчас настал тот исторический момент просветления, когда можно помочь почти шести тысячам шприцевых рабов. 

«Это фентаниловый рождественский мир», - сказал Вахур Верте, государственный прокурор, который работает по теме наркотиков уже восемь лет. Нечто именно такое он впервые разглядел в происходящем.

«Как-то в конце августа появились первые сигналы, что в результате чьей-то работы находящийся на рынке фентанил, во-первых, стал менее концентрированным, а, во-вторых, его количество сократилось. На сегодняшний день положение таково, что рынок пуст».

Это не преувеличение. Команда Центральной криминальной полиции, пять лет специализирующаяся на фентаниле, пыталась добраться до криминальной верхушки фентанилового рынка Эстонии: до людей, которые управляет производством, доставкой в страну и тайниками, разговаривают только с глазу на глаз или шифровками, ведут финансовые дела исключительно в биткойнах, а провалившись, лучше дольше посидят в тюрьме, чем сознаются.

В конце июля и в начале августа этого года было защелкнуто много наручников. В числе прочих - и на руках братьев Пауля и Димитрия Кярбергов, которых Государственная прокуратура обвиняет с обороте колоссального количества – более трех килограммов – фентанила.

Еще более важным событием стало обнаружение первой в Эстонии стационарной лаборатории синтезирования фентанила, которой, согласно имеющемуся подозрению, управлял руководитель тайной организации, харьюмааский ИТ-предприниматель Александер А. У этого человека нашли 2,5 килограмма произведенного наркотика, но через него в уличную торговлю могло попасть намного больше.

Навряд ли Центральная криминальная полиция знала тогда, что эти люди были последними крупными воротилами местной фентаниловой верхушки. Спустя четыре месяца это выглядит именно так.

«Такая ситуация в Эстонии сложилась впервые после прихода фентанила на рынок», - сказал сотрудник Центральной криминальной полиции, майор Аго Лейс.

Колебания в предложении фентанила происходили и раньше, но не в таком объеме, как это происходит в течение последних четырех месяцев, когда в итоге предложения иссякли совсем. Как это произошло?

Пазлы

Задним числом Лейс вспоминает, что первого крупного фентанилового дилера поймали в 2012 году. Это был работавший в Ласнамяэ Владимир Фидкевич, он же фентаниловый барон Вова.

«После Фидкевича, предложение в городе не закончилось. Позже выяснилось, что он был из тех, кто сбывал наркотик килограммами. И он был первым из крупных, близких к верхушке дилеров, до которого мы добрались. Он имел доступ туда, где это в больших количествах готовят или продают», - сказал Лейс.

Центральная криминальная полиция быстро поняла, что если предложение после очередного крупного задержания восстанавливается, нужно начитать все с нуля: на рынке появился кто-то новый. Так продолжалось годами, до января 2016 года. 

Бутылочка из-под лекарства, в которой содержалось 79,6 грамма жидкого фентанила, который привез подручный Сулеймана Дунгурова Алексей Крутиков.

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

Тогда на погранпункт в Нарве приехал Алексей Крутиков, в машине которого нашли бутылочки с лекарствами, в которых была подозрительная мутная жидкость. В Эстонии в течение нескольких лет подозревали, что фентанил доставляется из России в жидком виде, из которой уже здесь делают порошок. Теперь это было доказано. Поимка Сулеймана Дунгурова и работавшего на него Крутикова стала следующим важным звеном: тогда фентаниловый бизнес остановился на полтора месяца.

То, что ЦеКриПо обнаружила в дальнейшем, заслуживает особого внимания. После ряда задержаний и обвинительных приговоров в итоге стало ясно, что нелегальной фентаниловой сетью в Эстонии руководит десяток мужчин с русскими именами. Это люди, которые вывели на рынок вещество, убившее сотни и разрушившее десятки тысяч жизней. 

Смертность от наркотиков.

ФОТО: Pm

Рынок был поделен между верхушкой уже давно, вероятнее всего, в 2005-2006 годы. Была договоренность, как относительно цен, так и по регионам работы. Почерк у всех был одинаковым: монолитные закрытые круги, где не говорят по телефону, используют систему тайников, а дела обсуждают во время прогулки по лесу.

Всего в рыночной цепи было 8-10 звеньев. Уличный дилер работает с одним граммом вещества, и чаще всего сам является наркозависимым. Выше него находятся люди, у которых уже есть 2-3, 5-10 и 20 граммов. Каждый представитель цепи в лучшем случае знает только своего поставщика, не больше.

Если 25-граммовые дилеры на полученный криминальным путем доход покупают себе новые спортивные костюмы и старые BMW, то доходы дилеров уровня в 100 граммов составляют уже сотни тысяч евро. Отсюда и конспирация, чтобы не попасться. 

В тайнике в лесу на окраине Таллинне хранилось почти 200 граммов фентанила, который должен был пустить в оборот Максим Янковский.

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

«В последние лет пять они наверняка поседели, каждую секунду опасаясь за свою жизнь, что их могут поймать, если задержат кого-то из близких», - говорит Верте.

А люди, оперировавшие килограммами наркотика, уже жили в Пирита, в домах с видом на море. Имущество скупали на имя близких. Всю черную работу делали нижестоящие – ни тот, кто закладывал фентанил в тайник, ни тот, кто за ним приходил, обычно не знали, на кого точно они работают. Центром бизнеса был Таллинн, откуда вещество доставляли в Харьюмаа или в Ида-Вирумаа.

Вещество идет с востока

Для получения вещества было несколько возможностей. Сырье приходило из России, а готовили его в Эстонии. Исходный материал можно было заказать в Китае на какой-нибудь адрес в стране Евросоюза и съездить за ним. Самым сложным и рискованным было создать свою лабораторию и найти «химиков».

Но почему все же Эстония превратилась в фентаниловую страну? «Одна из причин заключается в том, что свою роль сыграли очень хорошие контакты верхушки в России», - сказал Лейс.

Самой дорогой валютой любого бизнеса является доверие. Петербург богат фентанилом, но без знакомств добраться до него невозможно. Эти отношения тянутся еще с начала 2000-х годов.

Это одна из причин, почему Центральная криминальная полиция и прокуратура уверены, что предложение фентанила в Эстонии традиционным способом не восстановится. Помимо верхушки преступной группировки под стражу взяты и дилеры среднего уровня. Если кто-то захочет создать фентаниловый бизнес, ему придется выстраивать всю сеть с нуля. Это сразу бросится в глаза и новоиспеченный преступник не продержится даже месяца.

«Сейчас глаза горят у всей наркополиции Эстонии, все ждут, кто будет следующим. Если фентанил снова появится, то обнаружение этого распространителя будет делом если не нескольких дней, то недель», - считает Верте.

Лейс более сдержан. «Гарантию тут давать нельзя. Мы отдаем себе отчет: логика рынка говорит, что если есть спрос, возникнет и предложение. Мы не можем предсказать, что будет», - сказал он.

Точка отсчета в метадоновом лечении

Но оба сходятся в том, что фентаниловыми зависимыми нужно заниматься именно сейчас. Известно, что при нехватке фентанила помощь начинают искать в амфетамине.

«Если бы Институт развития здоровья и метадоновые центры сразу вышли на сцену и начали предлагать возможности реабилитации и лечения, то в какой-то момент прекратился бы и спрос», - сказал Верте. Нехватка фентанила предоставляет хорошую возможность для лечения и той львиной доли рабов шприца, у которых до сих пор не было мотивации для начала лечения.

«Сейчас полиция сделала свою работу – на какое-то время предложение сведено к нулю. Работа наркополиции стала бы проще, если бы теперь появились и возможности для лечения», - сказал государственный прокурор. 

Хронология падения верхушки цепочки поставки

2012

Владимир Фиткевич

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

Владимир Фидкевич. Человек, которого называли фентаниловым бароном Вовой, в течение многих лет из квартиры панельного дома в таллиннском Ласнамяэ руководил преступным сообществом, которое использовало тайники и зашифрованные SMS. Его взяли с 1488 граммами фентанила, за что он получил срок в 12 лет и три месяца.

2013

Максим Янковский. В иерархии наркодилеров он занимал место оптового поставщика. В конце лета 2014 года он промаршировал вместе со своим охранником в здание Центральной криминальной полиции, находящееся в Копли, и сдался сам, поскольку знал, что полиция уже сидела у него на хвосте. Его обвинили в обороте 99,63 грамма фентанила и приговорили к семи годам лишения свободы.

Юрий Максимов. В марте 2012 года в ходе обыска его квартиры, полиция нашла 227,1 грамма фентанила, который он купил, чтобы расфасовать для продажи. Его приговорили к семи годам заключения.

Станислав Линдер, Денис Сажин. Всего у них было 99,09 грамма фентанила, предназначенного для перепродажи. Линдера приговорили к 11 годам и восьми месяцам, Сажина – к девяти годам лишения свободы. 

Станислав Линдер

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

2014

Денис Волков. Фентаниловый посредник, который управлял тайниками и использовал для выполнения черной работы подрядчиков. Попался с 357,7 грамма фентанила, за что его приговорили к восьми с половиной годам лишения свободы.

2016

Виктор Воробей. Фентаниловый бизнесмен и отец убийцы лидера преступного мира Николая Таранкова Юрия Воробья. Его поймали с 49,18 грамма вещества. Отбывает срок в шесть с половиной лет.

Евгений Федоричник, Денис Петров, Дмитрий Дементьев, Екатерина Дементьева. В апреле 2015 года они начали незаконно заниматься в Таллинне перепродажей фентанила и амфетамина в больших количествах. Были осуждены за оборот 40,66 грамма фентанила, и приговорены соответственно: к шести, пяти и четырем годам реального заключения, а также к трем годам и 10 месяцам условного заключения.

2016

Алексей Андрейчиков. Был задержан за оборот 94,78 грамма фентанила и приговорен к шести годами и трем месяцам тюрьмы. 

Сулейман Дунгуров

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

Сулейман Дунгуров. Первый задержанный в Эстонии обладатель жидкого фентанила. В январе 2016 года он приказал наркодилеру Алексею Крутикову доставить из Петербурга через нарвскую границу замаскированный в бутылочках с лекарствами триметилфентанил в объеме 76,65 грамма. Оба были приговорены к шести годам лишения свободы.

Алексей Шапошник, Дмитрий Палмица. Действовали с июня по ноябрь 2016 года. За это время дважды было установлено, что они оставили в ничего не говорящих местах в Таллинне итого 99,59 грамма фентанила и карфентанила. Оба приговорены к шести годам лишения свободы. 

Дмитрий Палмица

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

2017

Роман Боронцов, Георг Климин. Попались на обороте 258,67 грамма карфентанила. Боронцов получил восемь, а Климин – шесть лет тюрьмы.

Пауль Кярберг, Димитрий Кярберг. Согласно обвинению, в 2017 году братья продали всего 1700 граммов фентанила, и имели еще 1,3 килограмма того же вещества. Для общения с покупателями использовали программы общения, позволяющие шифровать данные, за наркотики им платили биткойнами, а для передачи фентанила покупателям использовали различные тайники, расположенные в лесах на окраинах Таллинна. Суд состоится в январе 2018 года. 

Пауль Кярберг

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

Димитрий Кярберг

ФОТО: Keskkriminaalpolitsei

 

 

 

 

 

Что планируется сделать для лечения фентаниловых зависимых?

Алена Курбатова, руководитель отдела Института развития здоровья

Алена Курбатов

ФОТО: Mihkel Maripuu

В сотрудничестве со Всемирной организацией здоровья обновляем клинический протокол по опиоидной зависимости, а кроме метадона в планах принять к использованию и другие лекарства (например, бупренорфин, бупренорфин в комбинации с налоксолом).

Запланировано и расширение мест лечения. В Таллинне количество мест увеличено и в 2017 году, но охват нуждающихся в помощи еще не достаточен. И хотя на данный момент мы еще не заметили резкого увеличения обращений на лечение, мы должны быть готовы к этому. Все изменения на наркорынке отражаются на поведении потребляющих, и в какой-то момент приносят с собой и изменения в обращениях за лечением.

Мы снабдили карфентаниловыми тестами лечебные центры для того, чтобы команда врачей могла определить, какое точно вещество употреблял человек, находящийся на лечении. Потребляющий часто не знает, какой фентанил он употреблял, обычно фентаниловый тест не показывает точного содержания карфентанила в организме. Если мы не сможем воспрепятствовать распространению нового аналога фентанила  и не будет увеличен объем вспомогательных услуг, то результатом станет не просто большое, а увеличивающееся количество смертей. 

НАВЕРХ