А давайте отнимем у них деньги и отдадим другим!

Олеся Лагашина

ФОТО: Из личного архива

Местная русская журналистика опять оказалась в сфере внимания эстонских СМИ – и опять не в выгодном свете. На сей раз - с подачи медиаэксперта Рауля Ребане, который в своей статье призвал прекратить покупку таллиннскими властями эфирного времени на ПБК, поскольку тот, по его мнению, является российским пропагандистским каналом.

Естественно, центристские чиновники и руководство телеканала поспешили это утверждение опровергнуть: по крайней мере, формально Первый канал и ПБК – не одна и та же структура, ПБК является частью латвийской компании BMA и к Первому каналу имеет лишь косвенное отношение.

Вслед за тем Ребане публично поддержал реформист Ээрик-Нийлес Кросс, который, в свою очередь, объявил, что утверждения, будто финансируемые центристами передачи на ПБК не представляют угрозы для Эстонии, лживы. Дискуссия понемногу переросла в обсуждение причин, по которым русское население до сих пор предпочитает российские телеканалы общественно-правовому телеканалу ETV+, и прозвучали предложения увеличить производство качественного телеконтента и с целью увеличения его финансирования разрешить показ рекламы на ETV+, а также, разумеется, закрыть Таллиннское ТВ и запретить центристам финансировать передачи на ПБК.

Вынуждена признать: мне эстонская медиакритика, когда она касается местной русской журналистики, представляется некомпетентной. Во-первых, в ней встречаются передергивания - это особенно заметно в статье Кросся, где цитаты, вроде бы призванные придать тексту убедительность, на самом деле ничего не доказывают, а предположения и подозрения выдаются за факты.

Да, передачи ПБК, производимые балтийскими журналистами, интегрированы в сетку Первого канала, но по факту это разные организации и разные редакции. И трудно себе представить, чтобы Александр Цукерман получал инструкции из Москвы относительно того, как следует освещать сегодняшние новости. Равно как и коллеги с ПБК не несут ответственности за тот феерический пропагандистский и довольно хамский бред, который несут на Первом канале гости и ведущий какого-нибудь «Время покажет».

Да, по сути, местный телезритель получает Артема Шейнина и таллиннские новости в одном флаконе, но ПБК не отвечает за производство российских политических ток-шоу и новостей. И если предъявлять ему претензии – то лишь за то, что он обладает правом показа российских передач на территории стран Балтии. Но в таком случае с теми же претензиями следовало бы обратиться к провайдерам и вообще потребовать запрета на трансляцию. Который довольно легко обойти, который уже много раз подвергали вполне логичной критике и к которому ни одна здравомыслящая власть прибегать не будет. Не говоря уже о том, что есть множество других российских телеканалов, где концентрация того, что так расстраивает наших медиаэкспертов, намного выше. И их мы тоже можем смотреть с утра до вечера.

Момент второй - почему претензии предъявляются именно к ПБК. Очевидно, потому что только там речь идет о производстве своего, местного контента. И на него выделяет деньги вполне конкретная политическая сила, долгие годы управляющая городом Таллинном. И это единственный момент, где претензии к ПБК отчасти обоснованы. Разумеется, этот контент имеет процентристскую направленность, рекламирует достижения отцов города, обслуживает партийные интересы и не представляет всего спектра существующих мнений и оценок.

С другой стороны, назовите мне какое-нибудь эстонское СМИ, в котором политические оценки были бы представлены сбалансированно (будь я научным руководителем какого-нибудь диплома по журналистике, непременно предложила бы проанализировать частоту упоминания и контекст, в котором фигурирует Центристская партия в какой-нибудь общеэстонской газете). Другое дело, что как журналисту, стремящемуся к объективности, мне бы хотелось видеть разнообразие политического спектра и на ПБК, и в эстонских изданиях.

Есть еще один момент. Если город Таллинн закупает эфирное время на ПБК, логично, что в передачи приглашают городских чиновников, которые приходят отчитываться о проделанной работе. Сами передачи могли бы быть более критическими. Совершенно справедливо, что следовало бы звать и представителей таллиннской оппозиции (но как много представителей этой оппозиции говорят по-русски настолько хорошо, чтобы это достойно звучало в эфире? Хотя разбавить центристских чиновников какой-нибудь Анастасией Коваленко – почему нет?). На этом список обоснованных претензий, на мой взгляд, исчерпывается, ибо не критиковать же передачи с представителями русской культуры, которые выходят на том же ПБК.

Однако на общем параноидальном фоне даже русская культура превращается в поле пропагандистской битвы. Я читаю в нашей же газете статью под заголовком «Красивый концерт или мягкая сила России» и, с одной стороны, помню, сколько раз мне на глаза попадался представитель российского посольства на разного рода культурных и благотворительных мероприятиях (кстати, а что в этом такого? Мы разорвали дипотношения или перестали проводить свои культурные мероприятия в России?), а с другой - взгляд мой упирается в пресс-релиз «Морпехи американского посольства в среду передадут подарки силламяэским детям».

И если это не «мягкая сила», то что это? Хорошо, допустим, мы подозреваем все, что приходит со стороны России, нас не устраивает тот факт, что программа ПБК заточена на пиар центристов (выборы как-никак через два года, пора начинать готовиться), и мы хотим, чтобы русские перестали смотреть программу «Время». Самое время вспомнить про местный русский канал телерадиовещания, поговорить об увеличении финансирования, разрешить ему показ частной рекламы.

Но. Во-первых, денег в ETV+ вложено и без того немало (на фоне тамошних зарплат журналисты из частных редакций и, кстати, того же ПБК могут пойти и тихонько удавиться). Во-вторых, можно увеличить его финансовую базу (лично я только порадуюсь за коллег и их личное трудоустройство), но это не увеличит рейтинг телеканала до сопоставимого с тем же ПБК. И в самом ERR это понимают тоже, пытаясь сделать ставку на соцсети и молодежный контент. Если ты не можешь изменить привычки стареющей массовой аудитории, формируй другую с помощью более близких для нее носителей. Но это требует времени.

В этом смысле гораздо проще было бы идти уже протоптанными путями русскоязычной массовой коммуникации: одно сотрудничество с раскрученными частными порталами, будь то Delfi или Postimees, уже облегчило бы донесение качественного контента до массовой аудитории. Но здесь мы упираемся в другие проблемы: чтобы на постоянной основе реферировать те передачи ETV+, которые действительно того заслуживают, у частных порталов нет ресурсов.

Телеканал же обязан отчитываться о собственных успехах, причем так, чтобы это можно было измерить, поэтому не заинтересован в том, чтобы его по-настоящему качественная продукция распространялась на массовых частных порталах. Никто не отменял конкуренции на медиарынке (и ERR на нем ведет себя не как общественно-правовая структура, заинтересованная в распространении информации, а абсолютно так же, как любая частная медиакомпания, борющаяся за место на рынке), поэтому ERR развивает собственные порталы, имеющие шансы достичь массовой аудитории только в соцсетях и забирающие у телерадиовещания еще какое-то количество ресурсов. Тем временем потенциальная аудитория по привычке продолжает смотреть российские телеканалы, и кажется, смотреть что-то иное их не заставит никакая сумма, вбуханная в ERR.

В общем, можно, конечно, увеличить финансирование ETV+, но плохо представляю себе, на какой практический результат и в какой временной перспективе можно здесь рассчитывать (особенно если учесть тесные взаимосвязи аудитории с исторической родиной и привычку к совершенно другому масштабу). Не говоря уже о том, что обязать рекламодателя платить за рекламу на непопулярном канале в демократическом государстве никто не может. Разве что само государство будет это рекламное время закупать. Правда, в чем тогда, собственно, разница с закупкой передач на ПБК Таллиннской мэрией, непонятно. Да и телезритель рекламе явно не обрадуется – больше поводов переключить канал.

Кстати, если бы, переключая канал на тот же привычный ПБК, «Россию» или НТВ, местный русский телезритель время от времени попадал на передачи, произведенные в Эстонии и лишенные заказной политической окраски, эффект мог бы быть более заметным. Что-то похожее уже ведь пытались осуществить с «Актуальной камерой»» на 3+. Другое дело, что даже у 3+ не та аудитория, что у ПБК, «России» и НТВ. Да и представить себе «АК+», допустим, после Ирады Зейналовой – это все-таки разрыв шаблона, требующий некоторого ментального усилия.

Решения ситуации, которая так беспокоит эстонских экспертов и чиновников, есть. Для начала эстонским медиаэкспертам следовало бы оперировать фактами, а то, что доказать невозможно, перестать за них выдавать. Стоит также рассматривать имеющиеся факты во всей их полноте, не выдергивая те, которым нам удобны. 

Первый канал - не ПБК (ПБК остается частью BMA, а как минимум один представитель Baltic Media Alliance работает в том числе на телеканале ETV+, в частности, ведет политические передачи, а заодно входит в руководящий орган эстонского Союза газет. И это нормально. Надеюсь, я не открыла здесь Америку для эстонских медиаэкспертов?).

Во-вторых, пора прекратить делать далеко идущие выводы и искать пугающие взаимосвязи между тем, что бывшие журналисты ПБК потом уходят в таллиннские центристские структуры. Они и с ETV туда уходят. Не говоря уже о том, сколько, например, бывших журналистов Postimees работает в президентской или правительственной канцелярии.

В-третьих, необходимо перестать выдавать местные политические игры за обслуживание Кремля или, напротив, за борьбу с ним. В-четвертых, пора перестать видеть в русских потенциально враждебную силу, распространяя собственный страх на все, включая нашу культуру. Гасить потом бюджетными деньгами паранойю, которую мы же сами и возбуждаем, обходится в итоге куда дороже, чем нормальные человеческие и коллегиальные отношения, уважение к соотечественникам и понимание их проблем и интересов.

НАВЕРХ