Что наша жизнь? Пиар!

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Фраза, вынесенная в заголовок, ничего оригинального или парадоксального, а уж паче того – сенсационного, в себе не содержит. Скорее, это просто констатация факта.

Пиар – не кровожадный злыдень, подстерегающий доверчивых слушателей (зрителей, читателей), чтобы беспощадно зомбировать их и затем подвергать всяческим козням и издевательствам. Это всего лишь общественные связи. А поскольку человек – существо социальное, то есть общественное, то без соответствующих связей он просто не может обойтись. Иначе он не смог бы стать тем, кого называют «человек разумный», или, говоря по-простому, гомо сапиенс.

Танцы вокруг председательского кресла

Мы постоянно путаем понятие «общественные связи» с профессиональным пиаром, которому от роду чуть больше ста лет. Интересующихся отсылаю в бескрайние просторы Интернета, где они могут близко познакомиться с родоначальником этой странноватой профессии – американским журналистом начала прошлого века Айви Ли и его детищем. А мы продолжим.

Общественные связи в массе своей существуют помимо чьей бы то ни было воли – неважно, доброй или злой. Профессиональный PR охватывает при этом едва ли одну десятую того пространства, которое, повседневно окружая нас, буквально пронизано общественными связями всех видов. И воздействие стихийного пиара на наше сознание гораздо сильнее, чем любые, даже самые изощрённые, политтехнологии.

В этом смысле весьма показательна, на мой взгляд, ситуация, сложившаяся сегодня в Партии реформ. И проблема даже шире, чем злободневное «Кому быть председателем». Полтора десятилетия партия была у власти, причём не просто во властных структурах, а как старший партнёр по коалиции. Неизбежно это привело к утрате самокритичного восприятия действительности и, как следствие, – к развитию процесса стагнации в руководстве и на уровне региональных ячеек.

Именно это, по мнению аналитиков, стало причиной, мягко говоря, неудачного выступления реформистов на президентских выборах, когда даже кандидатура политического тяжеловеса Сийма Калласа не спасла положение.

В одной из предыдущих публикаций я уже писал о том, что Партия реформ теряет шанс обновиться, чтобы больше соответствовать вызовам времени. Практика показывает, что эта оценка, похоже, оправдывается.

Певкур – фактически первым – официально предложил вместо себя на пост лидера партии Каю Каллас. То есть эта кандидатура обсуждалась и раньше, но в ряду нескольких, и, так сказать, в сослагательном наклонении. Певкур же называет её однозначно, и предпочтительно остальным.

Меня при этом не покидает ощущение некоторого лукавства с его стороны. Возможно, я и ошибаюсь, но в этом предложении кроется усмешка: а ну-ка, согласится ли Кая променять место депутата Европарламента – с его-то зарплатой! – на пост лидера партии, к тому же оппозиционной, то есть лишённой рычагов реальной власти?!

Семейный пиар-проект?

Конечно, с точки зрения обычной логики кому, как не вице-председателю, в случае необходимости занять пост председателя? Но успешно исполнять обязанности лидера политической организации, претендующей на общее лидерство в государстве, находясь в Брюсселе, вряд ли удастся. Быть замом, хотя бы даже и первым, или быть самым главным – это, говоря по-одесски, две большие разницы.

Но дочь создателя Партии реформ вызов приняла. То есть, как бы «по умолчанию» предпочла отечественные лары и пенаты евросоюзовским. И даже разослала однопартийцам электронное письмо по этому поводу.

Вот здесь-то и подвели те самые, неуправляемо-стихийные общественные связи. То есть связи в буквальном смысле этого слова. Письмо, разосланное Каллас-младшей, по техническим причинам (по крайней мере, так объясняет сама автор) поступило большинству членов партии гораздо позднее, чем оно же было опубликовано в СМИ. Что, естественно, вызвало серьёзное недовольство со стороны партийных масс.

Многие усмотрели в этом даже умышленное презрительно-пренебрежительное отношение к рядовым реформистам. Так ли это на самом деле – значения уже не имеет. Факт, что такое мнение сложилось. И преодолеть его будет сложнее, чем не допустить возникновения.

На этом фоне уже поползли слухи (правда, пока ещё исключительно на бытовом уровне), что отец и дочь вообще задумали «семейный подряд»: Кая Каллас становится председателем партии, но и кресло евродепутата не покидает, а в её отсутствие все функции лидера фактически исполняет Сийм Каллас. Что совсем не лишено правдоподобия. Тем более что авторитет, а следственно – и влияние почётного председателя партии по сию пору остаётся достаточно высоким, во-первых, как «отца-основателя» одной из самых успешных политических сил Эстонии, а во-вторых, как крупного политика европейского масштаба, представляющего одну из самых маленьких стран ЕС.

Однако вряд ли подобный расклад удовлетворит сторонников реального обновления партийной политики.

Повлияет ли всё сказанное на выборы нового председателя партии? Здесь хоть бросай монетку – шансов примерно поровну. Но даже если Кая Каллас реально уйдёт из Европарламента, чтобы возглавить Партию реформ и привести её к новым победам, то уже будет неважно, были серебряные ложечки или их не было – осадок всё равно останется…

НАВЕРХ