Эстония планирует приобрести танки и зенитные ракетные комплексы. Что нам по карману и есть ли необходимость?

БМП CV90 Эстонских сил обороны на учениях в Латвии.

ФОТО: mil.ee

Глава комиссии Рийгикогу по государственной обороне Ханнес Хансо озвучил необходимость создания в Эстонии танковых войск. По его мнению, соответствующие решения может принять следующий созыв парламента.

По мнению бывшего министра обороны Хансо, развитие мобильного компонента вооруженных сил - решение вполне логичное, к тому же определенные шаги в этом направлении уже предприняты и профинансированы.

“Боевые машины CV90 уже поступили в войска. Также профинансировано приобретение самоходных артиллерийских систем южнокорейского производства. В этом свете дальнейшее развитие выглядит логичным. Пока рано спекулировать о том, в каком количестве мы сможем позволить себе закупить танки, но это следующий шаг — в том случае, если мы хотим развивать нашу способность военного сдерживания”, - говорит Хансо.

Он предполагает, что для создания танковых войск и противовоздушного зонтика может понадобиться увеличить долю военного бюджета с 2 до 2,5 процентов ВВП. На сегодняшний день военные расходы из бюджета составляют примерно 400 миллионов, в следующем же году за счет реализации единовременных поставок они составят примерно полмиллиарда. При этом в рамках оборонных инвестиций США 13 миллионов долларов будут вложены в совершенствование авиабазы Эмари, где располагаются ВВС наших союзников.

Хансо говорит о том, что Эстония могла бы приобрести зенитно-ракетный комплекс средней дальности, способный поражать различные цели на приличных высотах и удалении в десятки километров и даже сотни (100+). Такой комплекс обычно состоит из пусковых установок на колесном, реже гусеничном шасси, мобильных радаров, и мобильного пункта управления огнем. Наличие одной батареи позволило бы, например, прикрывать одновременно любую из стратегически важных целей, и даже беглый взгляд на карту нашей страны показывает, что минимум таких целей у нас три - район Таллинна со всей его портовой инфраструктурой, базой ВМФ, аэропортом и военными частями, авиабаза Эмари, которая от столицы находится не очень далеко, но, на мой взгляд требует собственной батареи ПВО, и военный город Тапа, где в последние годы оказалось сосредоточено большинство частей эстонских Сил обороны, и союзный контингент. 

Здесь стоит присмотреться к тому, что делают наши соседи. Литва в этом году оформила заказ на норвежский ЗРК NASAMS, способный бить на полторы сотни километров (некоторые модификации ракет и до 180 км). В принципе, при цене в 50 миллионов долларов за комплект из трех пусковых установок, радаров и командных машин, такой “зонтик” выходит нам по карману. Однако единственная батарея обеспечивает противовоздушную оборону значимых для нас объектов, что называется, “только для галочки”. Чтобы иметь возможность поражать достаточное число целей одновременно и над достаточной территорией, таких комплектов надо опять же хотя бы три. Прибавьте сюда еще один комплект для обучения расчетов и различные дополнительные расходы, от топлива до строительства - и мы получим сумму, выходящую за 200 миллионов долларов, а это примерно половина годового военного бюджета страны.

To tank or not to tank?

На танковом рынке сейчас существует множество предложений и выбирать есть из чего. Многие страны, например, Польша и некоторые другие страны Восточной Европы могут поставить модернизированные советские боевые машины по довольно сходным ценам. Однако для нас этот путь, очевидно, закрыт. На российскую/советскую технику у нашего руководства аллергия, и, по всей видимости, последним приобретением техники вероятного противника была закупка 122-миллиметровых гаубиц Д-30 в 2008 году. Правда, мы их приобрели у финнов, и технически ни советскими, ни российскими они не считаются.

Тем не менее, в теории можно рассмотреть возможность приобретения польского PT-91 “Тварды”. Он тоже “бывший советский” Т-72. По своим тактико-техническим показателям он вполне удовлетворяет требованиям, предъявляемым к основному боевому танку. Это глубокая модернизация отлично зарекомендовавшей себя машины оснащается современной динамической защитой (значительно увеличивает живучесть танка при поражении противотанковыми ракетами и гранатами), польскими прицелами, при этом есть возможность оснастить их французской бортовой электроникой. При цене примерно 4-5 миллионов за штуку (подержанные при этом можно купить и дешевле), мы можем позволить себе приобрести их штук 20-25. Это при условии, что создание инфраструктуры, техническое обеспечение и ремонтная база будут финансироваться отдельно. Сто миллионов понадобятся только на сами танки.

Другим вариантом является приобретение танков “Леопард” в модификации 2А5. В 2014 году финны приобрели у датчан 188 б/у машин, заплатив за весь контракт 200 миллионов евро. При том, что наша поставка была бы меньше по объему, и при наличии предложения, можно было бы рассчитывать приобрести 30-50 таких машин. Это уже позволило бы сформировать пару полнокровных танковых батальонов, а поддержанные имеющимися у нас CV90 “Леопарды” представляли бы собой уже реальную силу. В том случае, если бы мы решили повоевать, например, с Латвией.

А оно нам надо?

Пожалуй, это и есть главный вопрос, когда дело касается приобретения танков и современных систем ПВО. С одной стороны, мы определенно можем себе позволить такие покупки. Военный бюджет придется значительно увеличить, с другой, по вялой реакции российских обозревателей можно заключить, что на баланс сил в регионе это практически не повлияет. Максимум это вызовет “озабоченность” и приведет к тому, что в Калинградской области припаркуют очередную российскую вундервафлю или докинут туда ракетных комплексов “Искандер”.

Таким образом, наращивание нашей военной мощи, приобретение современных систем и создание танковых войск является шагом скорее политическим. 

НАВЕРХ