БОЛЬШОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ POSTIMEES: мы зависим от своих соседей

Строительный бум продолжится.

ФОТО: TOOMAS HUIK/PM/SCANPIX BALTICS

Ровно год назад, во время составления Большого экономического прогноза Postimees, показатели нашей экономики казались весьма печальными. Аналитические конторы предсказывали на 2017 год средний экономический рост в размере 2,2 процента, который на фоне роста 2016 года (1,6 процента) хотя и был почти на процент больше, но как оказалось в итоге, не дотянул до реальных показателей. 

Рост начался уже раньше

Год назад, только вступившее в должность правительство Юри Ратаса обещало взять бразды правления в свои руки и заставить экономику начать двигаться, планируя для этого снизить налоговую нагрузку для людей с маленькими зарплатами, в надежде, что именно бедный слой населения сможет оживить внутреннюю экономику, но, оставив без внимания тот факт, что, по крайней мере, в последние пять-шесть лет экономика росла именно за счет внутреннего потребления.

Самой громкоголосой (по крайней мере, на словах) "запускательницей" экономики была министр экономики и инфраструктуры Кадри Симсон, которая говорила об инвестициях в сотни миллионов евро, прежде всего - в Таллиннский горхолл и инфраструктуру Эстонии, а также не стеснялась размышлять вслух даже на табуированные темы – о кредите.

Однако министры не успели, не смогли или не захотели продвинуться дальше масштабного изменения налогового законодательства, влияния которого мы пока не знаем, но можем посчитать. Некоторые признаки говорят о том, что прежняя деятельность правительства скорее тормозит экономику, чем подталкивает ее вперед.

Фактором, который нас подталкивает, остается мировая экономика. Уже в конце 2016 года было видно, что внешняя среда начинает исправляться, но большая часть местных аналитиков это проглядела. После победы Дональда Трампа рынки акций США начали быстро расти. Однако улучшение экономического положения спровоцировал не Трамп, а общая обстановка.

«Заголовки в СМИ больше говорят о Трампе, а не о том, что происходит на выборах президента Франции, но рынки больше интересует то, что происходит в экономике», - сказал в апреле прошлого года главный аналитик Swedbank Norge Петер Херманруд, когда выборы во Франции еще не состоялись. «Сейчас, после семилетнего перерыва, мы впервые видим, что экономика начала расти. Почти со всех сторон экономика показывает тенденцию роста: у США дела пошли лучше, у Китая пошли лучше, у Индии пошли лучше», - сказал он.

Уже в конце 2016 года, но особенно в начале прошлого года, было ясно, что ситуация улучшилась как в Финляндии, так и в остальной Европе.

В начале декабря 2016 года, за два дня до Дня независимости, премьер-министр Финляндии Юха Сипиля собрал журналистов на обед, где сообщил, что экономика северных соседей идет вверх и бюджет, по крайней мере, в ближайшем будущем больше не придется сокращать. Через несколько месяцев стало видно, что между аналитиками началось своего рода состязание, кто поднимает финский прогноз роста выше всех.

Postimees оказался самым оптимистическим

Руководитель Swedbank Eesti Роберт Китт считает, что наша экономика очень маленькая и достаточно открытая, а оборот экспорта составляет 80 процентов от ВВП.

«Уже несколько лет действует такая логика, что уровень жизни наших партнеров по экспорту – это более-менее наша жизнь. Если в 2012 году лучше всего дела в Европе шли именно у нас, поскольку Финляндия, Швеция и Россия были сильными, то в 2015 наши дела были самыми плохими, поскольку Россия стала очень слабой, Финляндия была слабой, более-менее нормально было только в Швеции, - объяснил руководитель банка. – В 2017 году Россия в некотором смысле восстановилась и если до того доля экспорта Эстонии в Россию составляла всего два процента, то теперь уже семь. Швеция взяла направление наверх и Швеция слабой не стала».

По оценке Китта, и прежние три-четыре года были очень хорошими для экономики Эстонии, но показатели роста все же оказались неважными.

«О 2017 годе можно сказать, что базовая экономика изменилась незначительно, все тенденции остались теми же, просто изменений, оказывающих сиюминутное влияние, которые снижают экономический рост, в этом году не было, - объяснил Китт. – Скорее мы шли под влиянием попутного ветра».

В отношении начавшегося года, на словах аналитики настроены оптимистически, но предложенные ими цифры показывают, что оптимизм этот несколько сдержанный. Единственными, кто предсказывают на этот год рост экономики более четырех процентов, стали журналисты Postimees (в среднем, 4,9 процента), ровно четырехпроцентный рост прогнозируют Институт конъюнктуры и Министерство финансов. Остальные участники большого экономического прогноза Postimees оказались более осторожными.

То же самое с индексом потребительских цен. Postimees предсказывает рост цен на 4,1 процента, остальные – значительно более низкий.

По словам Роберта Китта, введенные с этого года налоговые изменения могут повлиять на секторы местного потребления, что, конечно, рискованно.

«К счастью, дующий из внешней среды попутный ветер намного сильнее, чем встречный ветер, спровоцированный нашей налоговой нестабильностью», - рассуждает руководитель банка. По его словам, есть и риск того, что упадет внешний спрос. «Но пока не видно, что заказ начал снижается, а это значит, что, по крайней мере, полгода мы будем двигаться дальше», - сказал он.

Главный аналитик банка Luminor Тыну Пальм, который точнее всех предсказал состояние экономики прошлого года, считает начавшийся год знаковым.

«Безусловно, очень многое достигнуто, начиная с того времени, как была восстановлена независимость Эстонии, но решением многих проблем (например, сведением соответствия доходов со старением населения) еще только предстоит заняться! Прыжок от 400-еврового дохода к 800-евровому совершить намного проще, чем следующий: от 800 евро к 1600 евро, - сказал Пальм.

«Успешные мировые экономики все быстрее меняются на сконцентрированные на технологиях и науке. Поэтому международная конкуренция становится все более напряженной и нужны очень быстрые перемены. В Эстонии уже достигнута всеобщая трудозанятость, поэтому скорость дальнейшего роста благосостояния, прежде всего, зависит от создания рабочих мест с добавочной ценностью», - сформулировал он ключ к будущему.

НАВЕРХ