Юри Кяо: экономический рост не будет вечным, скоро наступит кризис (1)

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Предприниматель Юри Кяо.
Предприниматель Юри Кяо. Фото: Mihkel Maripuu / Postimees

По оценке крупного предпринимателя Юри Кяо, постепенное повышение акциза на алкоголь – это самое плохое регионально-политическое решение, настоящего влияния которого сидящие сейчас на Тоомпеа люди не чувствуют. 

Кяо призывает и других предпринимателей внести свой вклад в то, чтобы Кая Каллас стала руководителем Партии реформ и чтобы после следующих выборов эта партия вновь оказалась в правительстве. Из-за того, что экономический рост не будет продолжаться вечно и однажды наступят тяжелые времена, в правительстве очень нужны люди, которые хоть что-то понимают в экономике, сказал Кяо в интервью Postimees.

- Вы являетесь собственником нескольких крупных предприятий (Liviko, Balbino, Таллиннский универмагред.) Насколько хорошая сейчас предпринимательская среда?

- Предпринимательская среда в Эстонии все-таки хорошая. Если мы сравним себя с другими странами, мы не сможем сказать, что у нас все плохо.

- Мой вопрос скорее о том, что произошло при новой налоговой системе. Помогла ли она улучшению предпринимательской среды или из-за нее наоборот стало хуже?

- Если взять, например, тему акциза на алкоголь, то, я считаю, что речь идет о самом крупном региональном проекте Эстонской Республики, но, к сожалению, со знаком минус. Людей заставили покупать товар за пределами страны.

Печально, что говорят о меньшем поступлении акциза, но не говорят о недополученном налоге с оборота. Эти суммы вместе составляют более ста миллионов, которые государство не получило. Это показывает, что люди с Тоомпеа не чувствуют влияния акцизов, их реальную работу, решения принимаются без учета мнения специалистов. Часть средств остается недополученной, и это очень сильно вредит региональной политике. Это самое плохое за все времена регионально-политическое решение эстонского правительства.

- Разумно ли было бы правительству признать свою ошибку и отказаться от этих решений?

- Правительствам свойственно стоять за свои неправильные решения насмерть. Я не верю, что кто-то что-то отменит. Но по крайней мере хотелось бы надеяться, что эти неправильные решения запомнятся, чтобы знать о том, к чему они приводят. Сейчас же сложилась такая ситуация, что в Латвии покупают не только алкоголь, оттуда привозят и другой товар, и все это – растущая тенденция.

Вопрос не только в эстонских производителях алкоголя. Те, кто анализировал ситуацию, знают, что эстонские производители успешно продают все тот же товар в Латвии. С употреблением алкоголя нужно бороться иначе. Акциз – это одно из средств, но его нужно использовать очень взвешенно.

- Сейчас гайки перекрутили?

- Это очень мягко сказано, на самом деле все намного хуже. Сидящие на Тоомпеа  этого не чувствуют. У них другие кошельки, они не понимают, как ведет себя обычный человек – в какой момент он заводит машину и едет в Латвию за алкоголем. Люди с большими доходами этого просто не понимают.

- С вами как с собственником Liviko и Selver советовались с ходе разработки повышения акциза на алкоголь? Учитывая именно то, что вы представляете сферу деятельности, на которую повышение этого акциза оказывает прямое влияние.

- Нет, совета напрямую не спрашивал никто. Однако Liviko и Союз производителей алкоголя и Союз торговцев очень активно пытались выяснять эту тему в Министерстве финансов, и нельзя обвинять министерство, поскольку тамошние чиновники очень хорошо понимают, что происходит. Но, с одной стороны, есть очень большое политическое влияние при сборе денег, а, с другой, есть очень большое желание показать, что, мол, мы боремся с употреблением алкоголя.

- В последнее время правительство все больше говорит о перераспределении и о большем вкладе богатых. Что вы думаете о таких изменениях в идеологии?

- Что такое перераспределение большого счастья не принесет. Скорее это демотивирует тех, кто хочет что-то сделать, кто серьезно напрягается. Я в это не верю. Но таких разговоров о перераспределении очень много, когда в экономике все хорошо, когда есть деньги.

Во время экономического роста справится каждый, а попробуйте справиться в кризисное время. Нынешнее правительство еще не пережило ни одного кризиса, оно работает во время экономического роста, и экономика растет не благодаря решениям правительства, а благодаря общей предпринимательской среде. Но правительство этим наслаждается, и если есть деньги, то, конечно, приятно их перераспределять и получать больше голосов.

- В последние дни очень остро поднялась тема работающих пенсионеров. У 57 процентов работающих пенсионеров из-за новой налоговой системы снизились пенсии. С пенсионерами перестарались?

- Я считаю, что да. Так резко напасть на пенсионеров… По моему, это перебор. Я бы так не сделал. Скорее нужно было сильно заранее сообщить, как изменится пенсионная система.

- В этом правительстве решения принимает и Союз Отечества и Res Publica (IRL), который вы довольно долго поддерживали финансово. Эта партия явно вызывала у вас симпатию. Как вы оцениваете позицию IRL в нынешнем правительстве, а также в эстонской политике в целом?

- Эта позиция слабая. Есть круг избирателей, но он очень маленький.

Я сейчас скорее смотрю на то, что очень-очень важным для экономики Эстонии было бы то, чтобы прекратились внутренние конфликты в Партии реформ. Я призываю и других предпринимателей всячески помочь тому, чтобы если Кая Каллас станет руководителем Партии реформ, то Партия реформ попала бы и в правительство.

Тут предприниматели могли бы сплотиться и внести свой вклад, поскольку экономический рост не вечен. Если ситуация начнет двигаться в сторону кризиса, то в правительстве нужны люди, которые что-то понимают в экономике. Но я все же надеюсь, что Кая Каллас возглавит Партию реформ и они попадут в правительство.

- Я правильно поняла, что вы махнули рукой на IRL, что эта партия больше не возродится?

- Нет, я бы так не сказал (улыбаетсяред.). Я никогда не был лицом, приближенным к IRL. Я их поддерживал и знаю этих людей, я обсуждал с ними всякие вещи. Но ясно же то, что кто-то должен находиться в правом крыле правительства, кто-то такой, у кого есть большая поддержка избирателей. Мы можем спорить, нравится нам Партия реформ или нет, но у них больше специалистов, компетентных в области экономики. Поэтому их участие в правительстве, по-моему, крайне важно.

- То есть теперь предприниматели снова за Партию реформ?

- Я этого не знаю, я скорее призвал бы предпринимателей сплотиться. Сейчас самое правильное время для этого. Но было бы предпочтительно, чтобы Партия реформ решила свои вопросы. Если у них продолжатся внутренние конфликты, то и снаружи их никто не поддержит. И я не говорю о финансовой поддержке, у нее не настолько большое значение, с ней чуда не сотворить. У тебя должно быть собственное видение, представление, программа и люди. Это поможет выиграть выборы, а не деньги.

- Время от времени вновь озвучивается идея о создании в Эстонии новой партии. Есть ли для этого какая-то основа сегодня?

- Я в это не верю и никому бы не советовал этим заниматься, это очень дорогой проект. Скорее можно было бы консолидироваться, разумнее сплотиться. Я верю, что новой партии, с которой можно было бы о чем-то говорить, не возникнет. Для этого нужны люди, которых просто нет.

- Отсутствие новых сильных политиков – это проблема, которая длится уже годами. Почему в Эстонии нет нового поколения?

- Это и проблема репутации. Репутация политика не очень хорошая. Люди не хотят идти в политику, особенно те, которые являются уважаемыми деятелями в каких-то других областях. В этом смысле было бы хорошо, если бы Каю Каллас выбрали руководителем Партии реформ, поскольку у нее очень крепкая репутация и за пределами политики. Это помогло бы партии получить хороший результат на выборах. К тому же Кая разбирается и в экономике.

- Если наряду с политикой говорить и об экономике, то какими в ближайшие годы станут ключевые слова предпринимателей?

- Одно из них, конечно же, - нехватка рабочей силы. Это с одной стороны тянет вверх зарплаты, но согласованность роста зарплат и роста производительности под большим вопросом. Нужно обязательно инвестировать, чтобы повысить производительность.

Вторая проблема – рост цен. Себестоимость растет как в производстве, так и в других местах, и если ты в правильный момент не сможешь перекинуть себестоимость в цену, то после это будет очень сложно сделать.

Ни один экономический рост не бесконечен, в какой-то момент наступит кризис. Те умные люди, которые видели экономический кризис, знают, что сейчас самое правильное время, чтобы консервативно пересмотреть свои денежные потоки и финансирование кредитов. Но нынешний рост не вечен. Обязательно придет спад, вопрос лишь в том, когда. В 2020 году или позже, но обязательно придет.

- То есть скоро прогремит взрыв?

- Нет, я бы так не сказал, взрыва может вообще не произойти. Но какой-то экономический спад обязательно скоро будет. Сейчас ведь Европейские центробанки активно печатают деньги. Вопрос в том, снизят ли они эти темпы, поскольку началась инфляция, это важно с позиции экономического роста. Начнут ли расти проценты по кредитам? Все это связано с тем, нужно ли и когда ожидать торможение экономического роста.

- Какие крупные планы есть на ближайшее время у ваших предприятий?

- У производственных предприятий основной фокус сконцентрирован на экспорте, поскольку эстонский рынок маленький. Направления экспорта – Скандинавия и ближайшие страны Западной Европы. Латвия и Литва более чем близко, но это, по моему мнению, одна из основных ошибок эстонских предприятий этого века, что мы принимали их за домашний рынок и начали в него активно инвестировать. Если бы мы инвестировали эти деньги в Финляндию или в Швецию, то результаты были бы лучше. Я считаю, что предприятия Эстонии потеряли в Латвии и в Литве, если говорить в кронах, миллиарды и миллиарды.

- То есть вы со своим Selver в ту сторону больше не смотрите? (Во второй половине 2000-х годов Таллиннский универмаг, большая часть которого принадлежит Юри Кяо, пытался закрепиться с Selver в Латвии, но в 2009 году заморозил там свою деятельность, получив ущерб в размере более 300 миллионов крон, то есть около 20 миллионов евро ред.)

- Сейчас нет.

- Как у вас сейчас дела в России? Эстонские предприятия там опять тихо работают?

- Россия большая и возможностей там много. Я, конечно, не хотел бы никого агитировать направлять туда инвестиции. В Россию можно инвестировать те деньги, от которых не зависит твоя жизнь. Это как идешь в казино с 50 евро и проигрываешь их там. При инвестировании в Россию вероятность того, что ты останешься без этих денег, намного больше, чем вероятность того, что ты получишь там прибыль. Если ты готов играть в таком казино, то, почему бы и нет. Там все же бизнес очень управляем политически, твое предприятие могут временно закрыть лишь по жалобе конкурента.

Но можно было бы попробовать продавать в России товар. Liviko продает постоянно, и объемы постепенно растут.

- У вас там не было крупных проблем?

- Конечно, были. Когда увезли Бронзового солдата, собственники российских торговых сетей один за другим рапортовали, что отказываются от эстонских товаров. Наши товары тоже повылетали. Но нужно знать историческое ведение дел в России: все такие вещи являются кампаниями, которые очень быстро заканчиваются. Все могут отрапортовать, что сделали, и через какое-то время восстановится прежний порядок.

- Что бы вы, как крупный предприниматель, пожелали премьер-министру Юри Ратасу в этом году?

- Одно из пожеланий, конечно, такое: нельзя верстать дефицитный бюджет во время экономического роста. Сейчас нужно что-то откладывать в кубышку, а когда случится кризис, эти деньги нужно будет активно инвестировать. Этого не делали и предыдущие правительства, поскольку даже когда во времена Андруса Ансипа активно копили, то во время кризиса государство не инвестировало в экономику, хотя могло это сделать.

Сейчас уже начинают заниматься следующим бюджетом, и поскольку это еще и год выборов, то можно опасаться, что будет создан особенно популистский бюджет. Этот новый термин – «структурный баланс», который придумали в кризисное время и которым пытаются дурачить людей, очень опасен. Можно сделать совершенно глупый бюджет.

CV

Юри Кяо

Родился: 16 ноября 1965 года

Образование: Ленинградский транспортный институт, инженер

Юри Кяо – крупный собственник Таллиннского универмага, через принадлежащее ему паевое товарищество Gotfried.

Gotfried принадлежит 25 процентов OÜ NG Kapital. В свою очередь NG Kapital принадлежат 68,75 процента акций инвестиционной фирмы NG Investeeringud.

NG Investeeringud принадлежат производитель алкоголя Liviko и производитель мороженого Balbiino, мебельное производство Kitman Thulema, и, как крупнейшему инвестору, 67 процентов акций Tallinna Kaubamaja Grupp. Всего фирме на сто или меньше процентов принадлежат 28 дочерних или связанных предприятий.

Кяо в течение многих лет являлся руководителем и заместителем руководителя Центрального союза работодателей. Также в 1995-2015 годах он был заместителем председателя правления Эстонской Торгово-промышленной палаты.

В последнем рейтинге богатых людей Äripäev Юри Кяо занимал 49 место, имея имущество на сумму в 53,4 миллиона евро. 

Комментарии (1)
Copy
Наверх