“Радар”: жизни убитых младенцев можно было бы спасти. Но...

Дэйзи Хелемяэ
“Радар”: жизни убитых младенцев можно было бы спасти. Но...
Facebook LinkedIn OK Twitter
Comments 4

В сентябре прошлого года в лесу Вырумаа был найден труп младенца, мальчику было не больше недели. Экспертиза установила, что смерть его не была насильственной, однако все говорило о том, что ребенка просто оставили в лесу умирать. Таких случаев, когда новорожденного находили убитым или умершим, только в СМИ за последние три года упоминалось три.

В Латвии, где проблема спасения нежеланных новорожденных детей тоже стоит остро, проблему попробовали решить с помощью бэби-боксов. Могла бы Эстония тоже чему-то поучиться на этом опыте? Об этом рассказывается в сюжете передачи “Радар”.

“Если женщина по какой-то причине не хочет растить ребенка, она может оставить его в бэби-боксе”, - рассказывает одна из инициаторов этой идеи Лаура Звирбуле.

“Когда мы только начинали этот проект, общество разделилось надвое. Одни говорили, что да, это нужно, поскольку бэби-бокс – лучше, чем мусорка или лес, поскольку из бэби-бокса можно получить своего ребенка обратно. Другая половина говорила, мол, как так, мать должна воспитывать ребенка, это безответственно и т.д.” – вспоминает Лаура.

Несмотря на это в 2009 году при Рижской детской больнице был открыт первый бэби-бокс. “И уже в декабре в Риге нам подбросили первого мальчика”, - рассказывает она.

За восемь лет в Латвии было открыто целых восемь таких бэби-боксов. Эта система проста: открываешь дверцу, кладешь ребенка, в комнате медсестер тут же включается сигнализация. Система работает так, что сразу же снова открыть дверцу нельзя.

“Обычно ребенком занимается целый отдел. Каждый хочет его приласкать, сделать для ребенка что-то хорошее. Это большое событие”, - рассказывает врач Рижской детской больницы Занда Пуцука. Когда ребенка вынимают из ящика, начинается осмотр.

“Прежде всего мы быстро оцениваем, все ли с ребенком в порядке. Дышит ли он, стабильно ли его состояние. Тогда мы кладем его в кроватку. Записываем в документы время, пол ребенка, вещи, которые были при нем, предположительный возраст. Обычно это нормальные, здоровые дети. Двух-трех дней от роду”, - рассказывает Занда Пуцука.

Благодаря бэби-боксам в Латвии за восемь лет было спасено от смерти 43 ребенка. Одним из них стала Юлия. Ее приемные мать и отец, Ирина и Ярослав решили усыновить ребенка. «Оказалось, что можно взять аж двоих. Из двух бэби-боксов. В разных городах. Мы с мужем решили, что, раз так, возьмем обоих!» - вспоминает Ирина.

Однако выяснилось, что бабушка одного из детей узнала, что ее дочь подкинула ребенка в этот ящик, и обратилась к властям, чтобы вернуть его. И это ей удалось.

В Риге таких случаев было в общей сложности три, а в двух случаях мать, одумавшись, сама забирала ребенка.

В Эстонии за последние годы СМИ сообщали о нескольких случаях, когда детям повезло гораздо меньше.

Окружному прокурору Лыунаской окружной прокуратуры Раулю Хейдо приходится сталкиваться с такими случаями по работе. “В последний раз подобный случай был в 2013 году. Речь шла о новорожденном. Мы говорим об убийстве новорожденного его матерью”, - говорит он.

Он вспоминает один из первых таких случаев в его практике, пятнадцатилетней давности. По его словам, обычно эти случаи похожи.

“После родов у женщины возникает кровотечение, она попадает в больницу, и там обнаруживают, что она недавно родила, после чего начинают искать новорожденного. И этого новорожденного обычно находят… мертвым”, - говорит Хейдо. Он добавляет, что младенцев обычно прячут в шкафы, картонные коробки, в кресла... Бросают в лесу, закапывают в землю.

“Обычно их убивают мягким предметом, например, подушкой, т.е. душат. Или просто не оказывают им помощь. Ясно, что, когда речь идет о новорожденном, это эмоционально тяжело влияет и на прокурора”, - признается Хейдо.

Окружной прокурор из Пярну Гарди Андерсон тоже сталкивался со случаем, когда мать убила новорожденного ребенка. Это случилось недавно, всего несколько лет назад. В СМИ об этом не сообщали. История началась в октябре 2015 года.

“Девушка пошла у родителей в баню, там родила совершенно в срок живого ребенка, а потом перекрыла ему дыхательные пути, в результате чего ребенок задохнулся, что дало нам основания обвинить ее в убийстве новорожденного”, - рассказывает Андерсон..

“Было известно, что эта девушка не хотела ребенка. Один у нее уже был, но второго она не хотела и никому не рассказывала о беременности, не встала на учет у врача, скрывала это даже от близких, от своего сожителя. И когда пришло время, она просто попыталась родить втайне от всех. Как уже было сказано – пошла в баню, своим близким сказала, что просто помыться, что болит живот, а на самом деле – начались роды”.

Ребенок родился совершенно здоровым, с ним все было в порядке.

“Поскольку во время родов у нее началось кровотечение, и столь сильное, что сама она не могла его остановить, а ее родители уже забеспокоились, что она на протяжении нескольких часов находится в бане, они вызвали скорую помощь. Скорая нашла ее на полу: ребенка она завернула в ковер, а сама легла сверху”, - рассказывает Андерсон.

Еще более осложняет эту историю то, что убившая младенца уже была матерью, причем очень хорошей.

“Это было единственное дело, когда я чувствовал, что не могу смотреть на фотографии, приложенные к экспертизе, и, когда в суде были прения, я высчитывал, сколько могло бы исполниться этому ребенку – но не исполнилось”, - вспоминает Андерсон.

“Этим ребенком была Мария”, - говорит Андерсон. Она успела прожить лишь несколько десятков секунд.

Возникает вопрос, мог бы бэби-бокс, спасающий детские жизни в Латвии, появиться и у нас? Есть ли нам чему поучиться у соседнего государства?

По мнению Хейдо и Андерсона, бэби-бокс должен существовать в Эстонии как одно из альтернативных решений.

“Думаю, если бы такое решение предотвратило крайние случаи, подобные тем, с которыми мне приходилось иметь дело, то да – я считаю, что это правильно, когда есть возможность анонимно оставить ребенка, и психологи и защитники детей тоже считают, что это могло бы быть решением проблемы для этих женщин. Я полагаю, что это правильная вещь”, - говорит Андерсон.

Однако, по словам руководителя политики детской опеки Министерства социальных дел Сигне Рийсало, возможность бэби-боксов в Эстонии не обсуждается: по той причине, что отказ от ребенка происходит анонимно.

“Согласно конвенции ООН по правам ребенка, ребенок имеет право знать о своей идентичности, и для меня лично это самый сложный момент, что можно анонимно отказаться от ребенка. Возможность анонимного отказа от ребенка в бэби-боксе исходит лишь из права родителя, но нисколько не учитывает права ребенка”, - говорит Рийсало.

“Жить ребенком, человеком, который ничего не знает о своих корнях, или вообще не жить?” – задается вопросом Кайа Капста-Форрестер.

“Естественно, можно тут же добавить, что право ребенка больше всего нарушается, когда основное право – право на жизнь – грубо попирается, и родитель идет по пути убийства ребенка, что уголовно наказуемо. Вероятно, невозможно такое общество, где преступность полностью исчезла бы”, - говорит Рийсало.

Т.е. Сигне Рийсало абсолютно убеждена в том, что возможности анонимного отказа от ребенка в Эстонии не должно быть. Тем более, что у нас существуют другие способы: например, мать может написать отказ от ребенка. Социальный работник Пельгулиннаского роддома Марита Ильмоя как раз сталкивается с этим в своей работе.

“На самом деле это просто с точки зрения делопроизводства: мы вместе с матерью даем ребенку имя в загсе и оформляем у нотариуса согласие на усыновление, которое вступает в силу через восемь недель после рождения ребенка. Тогда можно приступать к процедуре усыновления - и все”, - рассказывает Ильмоя.

“Я считаю, эти легальные возможности существуют, и они не столь сложны”, - добавляет Сигне Рийсало.

Но с этим не согласна исполнительный директор фонда “Väärtustades Elu» Эна Соодла. По ее словам, теоретически это легко, но, на самом деле - это видимая легкость.

“Чисто юридически в современном юридическом пространстве невозможно отказаться от своего ребенка – родительских прав лишает суд. Я считаю, что, поскольку дело идет в суд, речь уже не идет о легкости процесса”, - говорит Соодла.

Фонд “Väärtustades Elu» был создан в 2006 году, основной упор он делает на кризисное консультирование при беременности. Председатель фонда Кайа Капста-Форрестер считает, что у женщины должно быть несколько возможностей.

“По какой бы причине то ни было, будь то хрупкая система поддержки или, может быть, хрупкая психика. Если ребенок родился, во всех смыслах лучше отдать его так, чтобы ты как мать, человек, не была заклеймлена. Эта наша нынешняя система, с моей точки зрения, клеймит мать, у которой отбирают ее родительские права, когда она хочет отказаться от этого ребенка. А вот теперь вопрос: будет ли сделан аборт или ребенка отдадут кому-то, кто очень хочет этого ребенка?” – спрашивает Капста-Форрестер.

“Думаю, что у женщины действительно могло бы быть больше возможностей выбора, в том числе - возможность отказаться, а не так, что "меня лишают прав", что это делает суд. К сожалению, нынешнее законодательство не позволяет нам добровольно отказаться от наших родительских прав”, - говорит Соодла.

Ключевые слова
Наверх