Не проспи Олимпиаду!
Смотри Олимпийскую студию в эфире Kanal 2, Пон.- Пт. в 20:00, Суб.-Вск. в 19:30

Хочу быть роботом!

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Эстония передала Болгарии эстафету председательства в ЕС. Комментируя отчётный доклад, сделанный по этому поводу Юри Ратасом, глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер отметил, что Эстония превосходно справилась с обязанностями страны-председателя.

При этом особо высокую оценку получили достижения нашей республики в области hi-tech и в первую очередь при формировании кибер-среды в экономике, политике и социальной сфере.

Но есть дела и поважнее…

При этом, как ни странно, на новостных порталах – как по-эстонски, так и по-русски – подробному анализу рапорта нашего премьера в Брюсселе было посвящено на удивление мало внимания. Этот факт не удостоился не то чтобы глубокой аналитики, а и вообще хоть сколько-нибудь солидного места.

Тогда как о кибер-среде «вообще» как раз в последнее время пишется и говорится более чем достаточно. Но и здесь – как-то, я бы сказал, однобоко. Пик страданий по поводу испорченных ИД-карт и хакерских атак Кремля миновал, теперь основное внимание привлекают к себе криптовалюты.

Что это такое, моему гуманитарному сознанию не постигнуть. Напряжённо пытался я проследить за ходом разговора на канале RTVi, где на днях два эксперта обсуждали вопрос: какой будет судьба биткойна через год.

Из всех рассуждений на этот счёт, изобильным потоком лившихся с экрана, мне были понятны, да и то относительно, слова «курс», «колебание», «рост/падение», а также союзы и междометия. Всё остальное звучало как язык жителей царства Урарту…

А между тем это порождение виртуальной реальности приобретает всё более ощутимые материальные черты. СМИ сообщают о том, что недавно были названы первые в мире биткойновые миллиардеры. Ими стали братья-близнецы Кэмерон и Тайлер Уинклвоссы.

Десять лет назад они оттягали у основателя сети Facebook Марка Цукерберга 65 миллионов долларов по суду. Что братцы делали со всеми этими деньгами, история умалчивает, однако известно, что пять лет спустя, в 2013-м, они на одиннадцать (видимо, оставшихся от 65) миллионов «баксов» приобрели криптовалюту. Тогда – по смешной цене $120 за один биткойн.

Возникшая в 2008 году криптовалюта, больше похожая на гигантскую мистификацию, вскоре, однако, овладела помыслами человечества настолько, что еще недавно курс достигал 14-15 тысяч долларов за штуку. А состояние Уинклвоссов, оцениваемое примерно в 100 тысяч биткойнов, в пересчёте на долларовый эквивалент превышало миллиард. 

За одного майнера двух блокчейнеров дают

Ощущение Зазеркалья не просто не пропадает – оно крепнет день ото дня. В конце декабря пришло сообщение, что президент Белоруссии Лукашенко подписал декрет «О развитии цифровой экономики», главная цель которого, по словам Александра Григорьевича, «создать такие условия, чтобы мировые ИТ-компании приходили в Белоруссию, открывали свои представительства, центры разработок и создавали востребованный в мире продукт». Презентуя свой декрет перед бизнесменами страны 22 декабря, он добавил: «Мы даже в начале года (2017, – В.И.) не могли говорить о каких-то там майнингах, блокчейнах и этой новой криптовалюте. А уже сегодня это становится реальностью».

Ирония судьбы заключается в том, что именно 22 декабря резко, в пределах от 24-х до 39 процентов, обрушились курсы всех криптовалют (а кроме собственно биткойнов, есть ещё Bitcoin Cash, Ethereum, Ripple, Litecoin и бог весть какие ещё «койны»).

Дело Мавроди живёт и побеждает

Показательно, что одним из первых на сообщение об этом крахе откликнулся не кто иной, как автор одной из крупнейших финансовых афер прошлого века, создатель пирамиды МММ Сергей Мавроди, который предсказал обвал за два дня до этого, когда кризисом ещё и не пахло. В своём аккаунте на Twitter великий «пирамидон» написал: «Ну что ребята? Как там поживают ваши биткойны сегодня? А я говорил... Финансовый апокалипсис неизбежен. В 2018 году цифровым золотом станет „мавро“, это я вам гарантирую».

Вы будете смеяться, но 16 января пришло сообщение о новом, ещё большем падении курса виртуальных денег. Аналитики связывают такое резкое их ослабление с заявлением министра финансов Южной Кореи Ким Дон Ёна, который в очередной раз выступил с сообщением о намерении запретить в своей стране деятельность криптовалютных бирж. Одновременно говорится и о намерениях Китая заблокировать платформы по торговле виртуальной валютой. То есть предсказания Мавроди – если не о его личной валюте, то о грядущем апокалипсисе, – похоже, сбываются.

Тем не менее, ажиотаж вокруг супер-валюты продолжается. 17 января эстонские СМИ опубликовали сообщение о том, что фирма Nordcoin Mining OÜ разместила на территории сланцехимического концерна VKG криптовалютную ферму, которая занимается майнингом, добычей криптовалюты в интернете. То есть добывали-добывали в здешних краях горючий сланец, а теперь будут добывать криптовалюту.

Может быть, просто кто-то поторопился опубликовать текст, запланированный на 1 апреля?.. Ощущение такое, будто весь мир рухнул с дуба.

Конечно, вы можете мне сказать: какое нам дело до этих биткойнов, майнингов и блокчейнов? Нас-то, рядовых граждан, это никак не касается, мы на биржах не играем и рыться в недрах интернета в поисках залежей криптовалюты не собираемся.

Вы так думаете? Я вам на это возражу. Только, как говорил один мой приятель:

«Не поймите меня правильно»

Никого не хочу пугать, просто поделюсь сокровенным. Вы никогда не задумывались, а что, собственно, представляют собой наши нынешние деньги? Неважно, евро или доллары, рубли или кроны, фунты или марки, да хоть и юани или иены.

Мы получаем зарплату или пенсию переводом на наш банковский счёт, затем идём в магазин, где отовариваемся, расплачиваясь тоже, мягко говоря, условными деньгами. Точно так же мы оплачиваем коммунальные услуги, потребляемые нами: воду, электричество, газ и так далее. Конечно, наиболее консервативные из нас могут снять деньги в банкомате, чтобы было что подержать в руках. Но ведь и это, по большому счёту, всего лишь более-менее ярко и красиво раскрашенные бумажки…

Я где-то когда-то читал, что любая официально признанная валюта обеспечивается, как говорят, всем достоянием государства (в случае с евро, по договорённости между участниками валютного союза, – совокупным достоянием всех входящих в его зону государств). Ну, там, золотом, нефтью, лесом, валовым национальным продуктом (ВНП) – кто во что горазд. То есть государство или объединение государств гарантируют, что реальная стоимость валюты соответствует её номиналу.

А если валюта вообще надгосударственная, никто её никогда не видел и в руках не держал? Не считая, конечно, биткойн-монет, которые, по своему вкусу – как фантики или значки – волен штамповать каждый, кому вздумается, от корпораций до частных лиц. Какие тут гарантии?

Только не рассказывайте мне, что финансовый рынок сам всё отлично регулирует. Мы недавно видели, как происходит такое регулирование на рынке недвижимости или в кредитном сегменте. 

Я так подробно зациклился на криптоденьгах, потому что в них, на мой взгляд, сегодня сфокусировалась более глобальная проблема всеобщего ухода в виртуальное киберпространство. Мы покупаем вещи в интернете, голосуем через интернет, знакомимся через него же, скоро будем рожать детей и хоронить своих покойников там же…

Ничуть не оптимистичнее на этом фоне звучат апокалиптические предсказания со стороны противников увеличения квот на импорт рабочей силы. Дескать, и так маячит всеобщая безработица из-за повальной роботизации, когда роботы будут выполнять не только наиболее трудоёмкие работы, но и вообще все рабочие места заполонят, а им ведь не надо платить ни зарплату, ни пенсию, ни пособия по уходу за детьми или по инвалидности…

Наверняка можно создать и робота-журналиста. В принципе, почему бы нет. Заложить сколь угодно объёмный словарь, запрограммировать логику изложения текстов и определённый стиль - и пожалуйста!

Правда, тогда возникает вопрос: а читать такие произведения тоже будут роботы? Потому что людей к тому времени может и не остаться…

НАВЕРХ