Студия Postimees: Криштафович и Цингиссер обменялись колкостями о «вате» и «интеграстах», вспомнили Троицкого и Путина

Недавно в СМИ были обнародованы результаты британского исследования, которое нарисовало печальную картину жизни русских в Эстонии: отчуждение, недовольство, тяга к России и многое другое. 

Настолько ли всё печально? Тему обсудили в студии директор Центра европейских инициатив Евгений Криштафович и предприниматель Леонид Цингиссер

Собеседники разошлись во мнении относительно итогов исследования и горячо поспорили об отношениях с Россией. 

Фрагменты беседы:

Евгений Криштафович: – То, что британские ученые нашли в Эстонии «вату», - это не новость. Речь идет о малоинтегрированных жителях, если употреблять политкорректный термин.

Евгений Криштафович

ФОТО: Pm

Это категория людей, плохо знающих эстонский язык, не участвующих в общественной жизни Эстонии и существующих параллельно по отношению к Эстонскому государству. Сюда можно добавить их низкую гражданскую идентичность. Думаю, что британские ученые описывали особо «экстремальную» группу.

Леонид Цингиссер: – Не согласен с некоторыми прозвучавшими терминам. Низкая гражданская активность - это звучит, как низкая социальная ответственность. «Вата», недоинтегрированные... А что, у нас есть доинтегрированные или переинтегрированные? В простонародье их «интеграстами» называют. Я так понимаю, что вы, Евгений, себя ко второй категории относите.  

Результатом исследования не удивлен. Это отражение того мнения, которое бытует. Неоправданные ожидания и разделение общества - всё это имеет место быть. Эстонское и неэстонское сообщество по-разному вовлечены в жизнь нашего государства... со всеми вытекающими из этого последствиями.

Те знаки и месседжи, которые подают публичные люди в отношении русскоязычных (тиблы и всё что угодно) приводят к противостоянию. Это как в законе Ньютона: действие равно противодействию. Конфликт разделяет общество на две половинки.

Евгений Криштафович: – Исследование сосредоточено на том сегменте русскоязычного населения, который 20 лет не может простить развала Советского Союза.

По дороге в студию я прочитал выводы Артемия Троицкого, которому таксист рассказал о том, что он ждет отмашки Путина, чтобы начать мочить эстонцев. Это цитата! По одному таксисту не надо делать выводы о целой социальной группе, хотя может появиться такое желание.

Что касается некоторой озабоченности союзников по НАТО, находящихся в Эстонии, то их можно понять: они прощупывают экстремистские настроения.

Сегодня в наших СМИ был большой репортаж о датчанах, которые находятся в Тапа, и окружающих их опасностях. Так вот: солдат предупреждают еще на родине, что в Эстонии нужно опасаться красивых русских женщин, которые проявляют к ним интерес.

Конечно, об этом можно говорить с ухмылкой, но... В 130 км от границы с Россией всё-таки следует принимать определенные меры безопасности.

Леонид Цингиссер: – Что касается НАТО, то тут не совсем понятно, кто кого защищает? И защищает ли вообще? Или представляет собственные интересы в большом геополитическом раскладе. Думаю, что речь идет о большой геополитике, пропаганде больших государств, полюсах интересов и вовлечение в них населения.

Возвращаясь к разговору о противостоянии, отмечу, что надо бы заканчивать с этой пропагандой, созданием образа врага и растапливать лед в отношениях.

– Почему в списке тревожных симптомов оказался тезис: «Эстония и Россия должны сотрудничать»?

Евгений Криштафович: – Простить России Крым – нет! Все разговоры о том, что российская внешнеполитическая доктрина может быть акцептована в странах ЕС или НАТО, - это подрыв безопасности.

Леонид Цингиссер: – Мы живем в Эстонии и заинтересованы в том, чтобы наша страна процветала,я и две части общества жили между собой дружно. Оставим Россию с ее проблемами в покое.

Леонид Цингиссер

ФОТО: Pm

Я не вижу в сотрудничестве с ней ничего плохого. Все эти наши экономические выверты с экологами – не пустим Нордстрим по нашим водам – оказались на руку только финнам, которые получили от проекта выгоду. Те же самые эстонские экологи почему-то не имеют ничего против туннеля до Хельсинки, газовых труб поперек Финского залива с Estlink-1 и Estlink-2. По одному и тому же форватеру русской трубе проходить нельзя, а другим трубам можно.

Я за то, чтобы двойные стандарты пропали и мы стали адекватно относиться к своему геополитическому положению. Это самый большой наш ресурс. Почему мы поворачиваемся задом к России, настраиваемся только на Западный мир и страшимся того, что гипотетически наши отношения могут улучшиться?

Евгений Криштафович: – Пока Крым не вернут Украине, вопрос российского рынка, бизнес-отношений с Россией и всего прочего не имеет никакого значения. Невозможно торговать со страной, подрывающей основы международной безопасности, с той же интенсивностью, с которой мы торгуем с цивилизованными странами. Пока путинский режим существует, у нас будут объективные проблемы в отношениях. 

Подробности - в видео!

Евгений Криштафович и Леонид Цингиссер в студии: русские в Эстонии – настолько ли всё печально? / Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

ФОТО: Pm

  • Почему исследования настроения русских в Эстонии проводят британские службы?
  • К чему может привести постоянное педалирование этой темы?
  • Как государство должно реагировать на подобные исследования? Что следует делать?

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia 

Читать также

НАВЕРХ