Елена Вяльбе: "Лично следила за чистотой лыжного спорта. За общение с Родченковым грозилась вырвать гланды с яйцами"

Venemaa suusaliidu president Jelena Välbe.

ФОТО: Vladimir Gerdo/TASS/Scanpix

Прославленная российская лыжница, многократная призерка чемпионатов мира и Олимпиад, а ныне президент Федерации лыжных гонок России Елена Вяльбе в интервью проекту "На лыжи" рассказала о ситуации с допингом в "гладких" лыжах России и выразила признательность главному тренеру сборной России по лыжным гонкам, шведу Маркусу Крамеру, который за время своей работы выучил русский язык.

"С допингом боролось даже на детских соревнованиях!"

"Мы подали иски в CAS, где уже прошли слушания. Ждём результатов. Минспорта помогает в юридических вопросах. Хотя мы уже и опасаемся – опять скажут, что государство вмешивается. Всё, что происходит – какой-то абсурд! Уверена, что и руководство МОК это понимает. Чего я лично очень хочу – увидеть Григория Родченкова на этих слушаниях лично. Вот только это невозможно. Если бы наши дела слушались в США, то неявка одной из сторон, тем более стороны обвинения, автоматически приравнивалась бы к проигрышу в суде.

Я точно знаю, что мои спортсмены ничего не принимали и не участвовали ни в каких манипуляциях. Их честь и достоинство мы будем отстаивать.

Давайте откровенно: когда я пришла работать, то проблема допинга существовала. FIS на нас наложила санкции, мы платили штраф. Тренер, который в то время работал с мужской сборной России, был вычеркнут мной из всех списков, и я взяла его на работу только год назад. Я знаю, что это очень многим не нравилось, хоть в центре, хоть в регионах. Я спорила, доказывала, что если мы таким образом не будем учить, то никогда не выберемся из этой ямы.

Я не хочу, чтобы в лыжных гонках случилось так, как на соревнованиях по лёгкой атлетике недавно в Иркутске, когда спортсмены снимались, узнав о том, что будет допинг-контроль. Когда РУСАДА лишили аккредитации, я писала письма в FIS, чтобы они обеспечили визиты допинг-офицеров на чемпионат России, мы платили за это деньги, а они договаривались с ВАДА о том, чтобы к нам приезжали. И я никогда не предполагала, что через некоторое время про наших спортсменов будут говорить, что мы поили их какими-то коктейлями, сдавали мочу в банки из-под «Кока-колы» и передавали их Родченкову.

Я обещала всем спортсменам: если узнаю о том, что они находятся близко рядом с этим человеком, вырву гланды вместе с яйцами. Может и грубо, зато правда. И мне сейчас очень обидно, поскольку мы вели в этом направлении огромную работу. У меня меньше чем за четыре года более 3000 сданных проб на российском уровне и более 1500 – на международном. Я даже на детские соревнования в Сыктывкаре организовывала приезды контролёров, поскольку убеждена, что все нарушения нужно пресекать ещё в детстве. Я знаю, что выигрывать соревнования любого уровня, в том числе и Олимпийские игры, можно абсолютно чистым."

"Нельзя у спортсменов отбирать Олимпиаду, но без флага и гимна выступать ненормально"

"Я представляю себя на месте спортсменов. Ещё до олимпийского собрания 12 декабря на собрании лыжной сборной меня спортсмены спросили, поехала бы я или нет. Я сказала, что поехала бы, не задумываясь. Назло всем. Уверена, что вся страна бы за меня болела. Но как гражданин России я против этой поездки. Но я не просто гражданин своей страны, а президент федерации, тренер, человек, который связан со спортом. Я понимаю, что такое ждать ещё четыре года. Кто-то этого уже и не дождётся. Олимпийские игры – наивысшее достижение для любого спортсмена и лишать его шансов выступить на них мощно считать кощунством. Я тоже стояла в Альбервилле в 1992-м под флагом МОК, и гимн МОК играл. Все знали, откуда мы и какое государство представляем."

"Спортсмены понимают своего наставника-иностранца, а он выучил русский язык"

У нас образованные спортсмены, 90 процентов из них достаточно хорошо владеют английским языком, чтобы общаться. Конечно, таких, как Петя Седов, который читает книги на английском, больше нет, но он может легко помочь остальным. В этой группе работает Егор Сорин, который владеет языком и объясняет те тонкости, которые некоторые спортсмены понять не могут. Языкового барьера в группе Крамера нет. Плюс, в отличие от Рето Бургермайстера Маркус очень много понимает по-русски. А это тоже очень важно. Особенно на тренерских советах.

НАВЕРХ