Дмитрий Егоров рассказал о безумных десяти днях, за которые они реформировали налоговую систему

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Вице-канцлер Министерства финансов Дмитрий Егоров.

ФОТО: Tairo Lutter

Ключевой деятель Минфина, недавно удостоившийся от президента ордена Белой звезды IV класса Дмитрий Егоров рассказал Postimees о безумных временах, когда они должны были за десять дней переделать налоговую систему, а некоторые чиновники порывались уволиться.

Неудобный партнер

Работающий в министерстве вице-канцлером по налоговой и таможенной политике Егоров за последний год не раз оказывался в поле зрения. Именно его команда должна была подготовить все отчаянные налоговые планы правительства Юри Ратаса. Он несчетное количество раз был вынужден разъяснять новую налоговую систему и в СМИ и перед народом.

Орден от президента Керсти Кальюлайд он получил именно как двигатель эстонской налоговой политики. “Внес свой вклад в развитие дигитального налогообложения в Минфине (НСО, налогообложение предприятий) и в формирование образа Эстонии как передового и прозрачного государства”, - похвалили Егорова.

В то же время ведь все чиновники Минфина и других министерств должны внести свой вклад в развитие эстонской налоговой политики. Что делает Егорова выдающимся? Он ответил, что консультирование по вопросам налоговой политики – это командная работа. Нет ни одного человека, который знал бы все детали обо всех налогах.

“Важно видеть общую картину”, - считает он. “И иметь смелость предлагать новые решения, чтобы устоять в конкуренции с остальным миром. И довольно часто предостерегать о глупостях и слепом копировании”, - уколол он политиков.

Но знает ли Егоров больше, чем обычно ожидают от госслужащего? “Не могу оценить. Но могу сказать, что я всегда был против отношения “как спросят, так и отвечу”. Я пытаюсь понять проблему и предложить ее решение. Может быть, поэтому поначалу я для многих был неудобным партнером”. Его первый вопрос коллегам, партнерам, политикам - “какую проблему мы решаем?”

Можно ли сказать, что нынешнее правительство слишком резво стало решать все проблемы одновременно? “На этот вопрос пусть ответят избиратели – политики делают свой выбор, имея их в виду, чиновникам не подобает активно это комментировать”.

Часто Егорова называют архитектором налоговой системы. По его мнению, это не совсем так, поскольку в конце концов заказчик, то есть политик решает, какой дом будет построен и для кого. Однако советов Егоров дает очень много, а за закрытыми дверями - в десять раз больше, чем кажется. “По закону мы обслуживаем министра и правительство, но политики есть и кое-где еще”, - добавил он.

Безумные дни

Егоров вспомнил последние выборы в Рийгикогу в 2015 году, когда коалицию формировали Партия реформ, соцдемы и IRL. Тогда у его команды оставалось около месяца, чтобы подготовить налоговые поправки. «На самом деле, этого было мало», - признается он.

А конец 2016 года, когда реформистов спустя десять лет правления потеснили с трона и правительство сформировала Центристская партия, был в прямом смысле слова сумасшедшим. Егорову выдали целую порцию до сих пор не виданных в Эстонии налогов – банковская пошлина, залоговый налог, реформа подоходного налога, дорожный налог и на подготовку всего этого – жалкие десять дней.

«Мы понимаем, что смена коалиции произошла в трудное время с точки зрения бюджета, но мы все же предупреждали, что качество может сильно пострадать».

Егоров вспоминает, что было сложно просить предпринимателей и партнеров о понимании, когда в результате дикой спешки были пропущены и план о разработке налоговых законов, и два обязательных круга согласования. Многие новые налоги удостоились от предпринимателей разгромных оценок.

Но это было еще не все. Часто Егоров обнаруживал, что подготовленные ночью и на выходных налоговые законопроекты на следующий же день выбрасывались в мусорную корзину, поскольку за это время желания политиков успевали измениться. Это лишало чиновников мотивации.

Большая часть работы, по словам Егорова, заключалась в том, чего СМИ и обычные люди не видели со стороны – например, в анализе некоторых налоговых идей и их оформлении, хотя на самом деле они никогда не будут реализованы и общественности их не представят. Кроме того, на плечи чиновников легли международные обязательства и нельзя было сказать: все, извините, на этот раз мы не участвуем, у нас есть дела внутри страны.

"Что скрывать, мысль о том, чтобы положить заявление на стол, у многих мелькала в голове, - признался Егоров. – Но все мы понимаем, где заканчивается налоговая политика консультантов и начинается поле деятельности политических деятелей. Прекращение консультаций в сложное время никак не пойдет на пользу государству”.

Налоги – не главное

Хотя Егоров получает деньги за разработку налогов, он очень хотел бы, чтобы вера политиков во всемогущество налоговой политики уменьшилась. Он хотел бы, чтобы на смену этому пришла осмысленная дискуссия на действительно важные темы, как, например, народонаселение, социальные вопросы, образование, экономика, безопасность и медицина. «Налоговая политика по сравнению с ними всегда второстепенна», - заметил он.

Егоров ранее выразил надежду, что решение правительства Юри Ратаса увеличить необлагаемый доход до 500 евро – это долгосрочная политика, которую не станут переделывать сразу после выборов 2019 года. Одна из причин состоит в том, что выстраивание подобной системы расчета налога страшно дорого. Другое дело, что теперь нам на какое-то время нужна стабильность.

“В переменах нет ничего плохого, а в частых отчаянных переменах есть”, - сказал он.

“Если почитать СМИ за последнее время, то ведущей темой на следующие выборы станет не очередное перетряхивание налоговой системы, а наоборот – тотальный налоговый мир, - прогнозирует Егоров. – Предпринимателя как создателя рабочих мест интересует не столько то, высока налоговая ставка или низка: его в большей степени интересует, чтобы это однажды было решено и достаточно долго не менялось”. Хуже всего, по его словам, - постоянная нестабильность.    

НАВЕРХ