Как в расчеты стоимости строительства границы закралась крупнейшая за десять лет ошибка

Восточная граница.

ФОТО: PPA

На самом деле в 2015 году Департамент полиции и погранохраны не знал, как строится граница. Дополнительные расходы в размере 118 миллионов евро стали холодным душем для общественности по той причине, что чиновники за прошедшие годы так и не осмелились охладить оптимистические ожидания политиков. Так было даже пару месяцев назад: о том, что строительство обойдется в 2,5 раза дороже, чиновники узнали уже в декабре, но информационный затор продолжался еще два месяца, пишет Postimees.

В прошлый четверг, в 7.45 канцлер Министерства внутренних дел получил от руководителя Департамента полиции и погранохраны электронное письмо. В нем говорилось, что проектирующее восточную границу Эстонии строительное предприятие Nordecon увеличивает расходы на работу в 2,5 раза. Причины объективны, но известие все равно шокирует.

«Холодный душ», - говорит министр внутренних дел Андрес Анвельт (СДПЭ) вечером в прямом эфире «Актуальной камеры». «Это было неожиданно», - заявляет премьер-министр Юри Ратас (Центристская партия).

Они крайне разочарованы. Строительством восточной границы занимались два правительства. Эксперты встречаются в Министерстве внутренних дел каждый месяц три года подряд. То, что строительство окажется более дорогостоящим, предполагали, но не на 118 миллионов же! Это не мелочь – во столько же Эстонии недавно обошлась покупка четырех новых паромов.

Руководитель Департамента полиции и погранохраны Эльмар Вахер сказал, что согласен раскрыть карты. Как глава департамента он говорит от имени профессиональных экспертов по границе. Именно на их плечи в конце 2014 года легла неблагодарная задача: прикинуть за пару месяцев, во что обойдется строительство 338 километров восточной границы Европы в самом современном ее виде.

«Этот ландшафт мы знаем очень хорошо в плане охраны границы. Но мы ничего не знали о том, что находится под землей. Ума нам явно не хватило», - признает теперь Вахер.

Виновата в заварившейся каше и бюрократическая машина. Все происходило в спешке, поскольку тогдашний министр внутренних дел Ханно Певкур (Партия реформ) нуждался в ценовых прикидках к началу февраля 2015 года: только так  можно было вписать проект в стратегию государственного бюджета, из которого будут поступать деньги в последующие четыре года.

Департамент полиции и погранохраны, который до сих пор строил лишь на расчищенной земле и устанавливал несколько пограничных столбов, теперь должен был выйти на иной качественный уровень. «Наши знания были основаны на том, что мы знали сами и что за месяц успели спросить у экспертов», - вспоминает Вахер. Говорили с представителями Elering, Департамента шоссейных дорог, частных предприятий. Сложность темы демонстрирует и то, что первая, отправленная Певкуру осенью 2014 года калькуляция составляла лишь 20 миллионов евро, а к февралю 2015 года цена выросла до 79 миллионов. Точные расходы должны были возникнуть из проекта строительства границы.

Строительство стало буксовать с самого начала. У Министерства внутренних дел были трудности со скупкой земли у частных собственников, которые стремились оспорить цену. Единственное, что было готово вовремя – обозначение озерной границы, а на земле пограничные столбы установили с опозданием на год.

Еще большую странность делу придает то, что тогдашний министр внутренних дел Ханно Певкур до самого окончания срока своих полномочий в октябре 2016 года говорил СМИ, что граница станет подарком к столетию Эстонской Республики, а строительство ее будет завершено концу 2018 года. Теперь Певкур утверждает, что не блефовал, а опирался на информацию, полученную от руководства Департамента полиции и погранохраны.

Бывшие в курсе происходящего эксперты департамента явно должны были видеть, что политики представляют ситуация в розовых тонах. Ровно через месяц после ухода Певкура в отставку руководитель пограничного бюро Лыунаской префектуры Тамар Тамм сказал Postimees, что обещаний насчет готовности границы к 2018 году никто дать не решится: «Возможно, что был очень-очень предварительный план, о котором говорили тогда, когда начали расчищать приграничную зону. Это было излишне оптимистично».

С тем, что от Министерства внутренних дел что-то скрывали, руководитель полиции Эльмар Вахер не согласен: «О том, что дело затягивается, рабочая группа знала все время».

Корнем зла стал строительный проект. Вахер утверждает, что Департамент полиции и погранохраны допустил единственную ошибку: «Мы обещали, что проект будет готов к концу 2015 года, но мы были слишком оптимистичны. Давая обещания, нужно брать на себя и ответственность, и мы ее взяли».

На самом деле проект Nordecon был готов на два года позже, в декабре прошлого года. Больше всего его задержали геологическая и геодезическая экспертизы плюс ряд других дополнительных исследований. Выяснилось, что 101 километр границы – это болото, а поверхность земли выдерживает меньше, чем считали. О том, что строительство обойдется значительно дороже, Вахеру стало известно к концу лета, но точную сумму ему назвали 30 января.

«Мы должны были быть лучшими. Но мы строим такое в первый раз и скажем честно: Департамента полиции и погранохраны – это не строительная фирма, - говорит Вахер. – Если бы я мог начать этот проект сначала, и время не поджимало, я бы, конечно, предложил  выстроить один участок полностью и только потом приступать к следующему».

Два открытых вопроса

Эта история дважды поставила страну в пикантную ситуацию. 19 января министр внутренних дел Андрес Анвель успел сообщить, что хочет, чтобы Эльмар Вахер остался на посту генерального директора Департамента полиции и погранохраны. Во время принятия этого решения подчиненные Вахера знали о том, что строительство окажется намного дороже, но не сказали об этом начальству. Для выяснения деятельности Департамента полиции и погранохраны Анвельт начал аудит и оставил вопрос работы Вахера на его посту открытым.

Вахер говорит, что его подчиненные не обнародовали информацию о дополнительных расходах раньше потому, что при принятии проекта пришлось провести проверку и сделать уточнения, которые заняли время: «Я не вижу никакой разницы, стало бы об этом известно в декабре или в конце января».

Второй вопрос: почему экспертная группа департамента только в конце прошлого года, то есть через три года после начала проекта, пришла к выводу, что десятиметровой пограничной полосы все же недостаточно? Теперь Министерство внутренних дел внесло предложение изменить закон и дополнительно выкупить лес у и без того вышедших из себя частных собственников.

Вахер говорит, что осознание этого пришло полтора года назад и особенно ясным стало на испытательных участках границы, которые потребовали лучшего фундамента и возможностей для обслуживания.

Аудит Анвельта будет проводить бывший главный контролер Тармо Олго. Последние полтора месяца он руководит отделом внутреннего аудита Министерства внутренних дел. Вахер говорит, что чувствует себя уверенно. Внутренний контроль Департамента полиции и погранохраны уже проводил аудит в 2016 году.

«Я чувствую себя очень хорошо. Еще знаю, что жизнь с идеалом совпадают не слишком часто. Жду этого аудита с большим интересом и готов к исправлению ошибки».

Решение в пределах видимости

Означает ли новая стоимость строительства границы, что готовящиеся сейчас к выборам 2019 года политики, должны будут отказаться от сладких и дорогих предвыборных обещаний, например, от повышения пенсий?

Как ни странно, нет. А именно, в 2015 году стратегия государственного бюджета предусмотрела, что каждый год в строительство границы будет вливаться около 20 миллионов евро. Поскольку из-за задержки за три года Департамент полиции и погранохраны к декабрю 2017 году успел истратить всего 14 миллионов евро, деньги остались на счету и строительство может продолжаться.

Правда, нужны новые денежные вливания, но тут Министерство внутренних дел надеется на пару спасительных соломинок. Например, если отложить строительство границы еще на год, то это потребует каждый год лишь 11 дополнительных миллионов евро. Значительно дороже обошлась бы техника, которая потребовала бы еще по 17 миллионов в год, но это можно сделать в будущем.

Во-вторых, председательствующая сейчас в ЕС Болгария занимается предложением, на основе которого будет введен общий стандарт для безопасности восточной границы. Если эта инициатива пройдет и уже разработанные в Эстонии требования будут приняты к использованию в ЕС, то у Эстонии есть надежда получить дотацию на строительство границы из бюджета Евросоюза.

Руководитель отдела политики охраны границы Министерства внутренних дел Янек Мяги сказал, что государство не торопится из экономии снижать требования к качеству границы: «Я не могу сейчас сказать, что лозунг о современно границе Европы ушел из повестки дня, скорее хотелось бы сохранить этот принцип».

Цель – охраняемая техникой граница, где устанавливаются все нарушения, на них реагируют, а нарушителей ловят: «Оплачивать работу пеших патрулей и работу с нарушителями дороже, чем послать отчетливый сигнал, что нарушить границу невозможно».

НАВЕРХ