Там, где присутствие человека не подразумевается Смотрите тизер!

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Ирина Журавлева

ФОТО: Николай Хрусталев

На  недавнем  фестивале документального кино DokPoint, который проходил одновременно в Хельсинки и Таллинне, прошла мировая премьера фильма  российских кинематографистов «Медведи Камчатки. Начало жизни», который вызвал в эстонской столице столь большой интерес, что организаторы решили не ограничиваться одним показом, назначив дополнительный сеанс. Специально на таллиннскую премьеру из Хельсинки  буквально на несколько часов приехала часть съемочной группы фильма, чтобы встретиться со зрителями и ответить на их вопросы. А на вопросы Rus.Postimees ответила режиссер и продюсер картины Ирина Журавлева.

- Ирина, как определить жанр кино, которое вы нам показали, кроме того, что оно документальное?

- Кроме того, что оно документальное, оно еще и лирическое. Получается, документальное лирическое кино.

- А почему медведи?

- Начинать надо издалека. Есть такой замечательный человек Игорь Шпиленок, фотограф, который уже много лет снимает дикую природу и получил массу международных наград. Именно ему принадлежит идея фильма о том, как в природных условиях проходит первый год жизни камчатских бурых медведей. Он пригласил меня в проект в качестве продюсера и одного из режиссеров, а главным оператором стал его младший брат Дмитрий, который тоже давно и серьезно снимает дикую природу.

- Как искали косолапых «героев»?

- Южно-Камчатский заказник - это, на самом деле, медвежий рай. Отыскать там семью с сеголетками, т.е. медвежатами этого года рождения, оказалось совсем несложно. В герои к нам попали сразу две медвежьи семьи: медведица с двумя медвежатами и медведица с четырьмя детенышами. Между прочим, найти многодетную медведицу чрезвычайно сложно, огромное везение. Многодетным мамам-медведицам значительно сложнее выживать, особенно вне заповедника. Мы собирались снять первый год жизни медвежат с момента их выхода с мамой из берлоги весной до поздней осени, когда наступает время туда вернуться. Другими словами, отрезок года с апреля до конца ноября.

Конец апреля - поздняя весна, но на юге Камчатки это выглядит не особенно по-весеннему: было очень ветрено, к тому же к сроку не успевало прибыть все необходимое оборудование - это еще одна отдельная история. И как раз в этих обстоятельствах и обнаружилась только что вышедшая из берлоги медвежья семья.

- А как ее искали?

- Надо иметь в виду, что Дмитрий - не просто натуралист от бога, он из тех, кто не только знает, но понимает природу, мне он сам кажется ее частью. Про медведей, их жизнь, Шпиленок знает, кажется, все. На этот раз на Камчатку он приехал заранее, знал конкретные места, в одиночку ходил, наблюдал, искал, как - тут больше вопрос к нему самому: как ходил, искал.… Потом приехала группа. В это время года сюда практически не летают даже вертолеты, и съемочная группа сумела добраться до места только при содействии одного из наших партнеров – федерального «Кроноцкого государственного заповедника».

К сожалению, мы не сумели зафиксировать выхода медведей из берлоги, на этот раз они покинули ее раньше, чем обычно. Мы опоздали совсем не на много, но, может, оно и к лучшему, потому что и выход из берлоги, и особенно возвращение в нее на зиму - момент в жизни медведей самый, пожалуй, деликатный, медведь не хочет, чтобы кто-либо знал, где он залегает на зиму, в это время он уязвим. Так что получилось так, как и должно было получиться.

- Как в процессе съемок складывались отношения между медведями и съемочной группой?

- Сразу скажу, что мы снимали в пространстве, где присутствие человека вообще не подразумевается, потому мы ни в коей мере не то, что не могли вмешиваться в их жизнь, были просто обязаны не мешать им. Так что отношения между медведями и нашей командой были, надеюсь, сугубо нейтральными.

- Но к вашему присутствию они привыкли?

- Не думаю. Им этого было не надо. Случаются исключения, что медведи доверяют инспекторам заповедника, но тоже только в определенных рамках и только определенным людям, которые долго и изо дня в день находятся в их поле зрения. Но и тут отношения у медведей с людьми на уровне узнавания. Конечно, мы не старались подходить к медведям особенно близко, но иногда они делали это сами, тоже ведь любопытные. Сама была в ситуации, когда медведица была буквально в шагах четырех от нас, и она была огромная, и это всё, что я в тот момент запомнила…

Снимали мы на Курильском озере, крупнейшем в Азии нерестилище нерки. Снимали всего с одной камеры. Обычно в фильмах о природе, произведенных Би-би-си или Discovery, съемка одновременно ведется несколькими камерами, чтобы позже иметь возможность нормального монтажа, но у нас была только одна камера, зато режиссером монтажа был Владислав Гришин, и, мне кажется, он сотворил что-то невероятное. Как и наш звукооператор природы Владимир Архипов, по жизни биолог, орнитолог и наш научный консультант. Как и наш звукорежиссер Юлия Глухова, просто не перечислить, сколько хороших людей и настоящих профессионалов вложили себя в нашу картину... И конечно же, не могу сейчас не сказать, что свою картину мы посвятили памяти Тихона Игоревича Шпиленка, ушедшего из жизни год назад директора Кроноцкого заповедника

- Был ли у картины сценарный план, предполагавший какие-то истории или события, которые должны были бы еще больше привлечь внимание зрителей, сделать картину более занимательной?

- Конечно же, каждый фильм стремится удерживать зрительское внимание, потому и нам требовались ключевые моменты, реперные точки, как их еще называют, такие событийные или эмоциональные пики. Но мы все же решили не идти стандартным, классическим путем и отказались от озвучания в привычной режиссерской или фестивальной версии, отказались от закадрового текста, объясняющего, что происходит на экране. Для нас единственным средством удерживать внимание зрителей, был, собственно, только монтаж, мы не придумывали специально отдельных сюжетов, наш фильм состоит из нескольких новелл, которыми отмечаются новый месяц жизни медвежонка, и только зрителю решать, смотрит ли он придуманную или реальную историю.

- Предполагается ли продолжение картины?

- Нам бы этого хотелось, но надеемся, что на этот раз главными персонажами будут не камчатские, а гималайские бурые медведи.

Ирина Журавлева – руководитель арт-проекта «Лес», студии документального кино LESFILM, куратор выставочных проектов «Заповедная Россия», медиа-проекта «Лесные истории», в течение нескольких лет занимается культурными инициативами, связанными с отношением к окружающей среде.

НАВЕРХ