Сосет и сосет! По путям движется нечто необычное

Снегоуборочного поезда здесь не видали давно: не было снега.

ФОТО: Kristjan Teedema

Снежный покров на КПП Койдула на юго-восточной границе Эстонии как раз по щиколотку. Рельсы еще видны. Но желтый снегоуборочный локомотив и его маленький детеныш с более быстрым ходом – шурующий по железной дороге снегоуборщик с щеткой, по размерам сопоставимый со средним экскаватором, усердно трудятся, чтобы очистить от снега железную дорогу и ее откосы.

Около КПП Койдула автомобильное радио автоматически ловит российскую радиостанцию. Началась церемония открытия Олимпиады. Россияне горько шутят, что, хотя российский флаг на церемонии не развевается, он все-таки там есть – делегация Сербии несет почти такой же.

Десять пар рельсов на станции Койдула, ведущие в Россию, стоят себе спокойно - страсти по флагу и Олимпиада не вызывают здесь ни малейшего сотрясения воздуха.

Утром из Валга вышел единственный в Эстонии снегоуборочный поезд, который должен расчистить все десять железнодорожных путей на станции, а к вечеру взять курс на Тарту.

Этот поезд больше всего похож на картофельный комбайн. С небольшими отличиями – картофельный комбайн тут же превратился бы в развалину, если попытаться ездить на нем по рельсам. Иное дело – снегоуборочный поезд, на нем картошку не пособираешь, ведь едва ли кому-то хватило бы предусмотрительности проложить рельсы по своему картофельному полю. Хотя в вагоны снегоуборочного поезда могло бы поместиться много картошки.

Щетки чистят рельсы.

ФОТО: Kristajan Teedema

По заказу Eesti Raudtee этой зимой рельсы и стрелки на крупнейших железнодорожных узлах Эстонии чистит фирма Leonhard Weiss RTE AS, имеющая немецкое происхождение.

Виктор Сергеев на железной дороге с 1992 года. Он учился в Краснодарском крае и вернулся с дипломом машиниста снегоуборочного поезда. Он регулирует то, как метут щетки, расчищающие рельсы. Следит, чтобы конвейеры вагонов, в которые собирается снег, были в порядке.

Такого поезда в Эстонии не видели уже три зимы: просто не было снега. Его и теперь недостаточно, но работа заказана и поезд вышел на службу.

“Летом я на железнодорожном ремонте. Этот снегоуборочный поезд иногда используют и летом, когда на пути попадает, например, уголь, который надо собрать и увезти оттуда», - говорит Сергеев.

Если снега выпадает так много, что рельсов больше не видно, ситуация становится опасной. Железную дорогу необходимо чистить. Если за ночь вьюга наметает двадцать сантиметров снега, из Таллинна в Тарту и Пярну выезжает снегоуборочная машина, которая движется со скоростью 70-80 километров в час и расчищает рельсы прежде, чем утренние поезда пускаются в путь.

А настоящий снегоуборочный поезд делает свою работу на станциях, где много путей и стрелок. Последние расчищают вручную лопатами. Если стрелка забилась снегом и не работает, поезд может сойти с рельсов. А этого нельзя допустить.

Стрелки чистят с помощью специальных инструментов и обычных лопат.

ФОТО: Kristajan Teedema

Сергеев живет в Тарту, утром в восемь часов он начал работу в Койдула, а в восемь вечера отправится обратно домой. “Там у меня трое детей, бабушка – больная. Мы живем в четырех комнатах”.

Eesti Raudtee каждую пятницу во второй половине дня получает новый заказ, откуда и когда надо убрать снег. Если снега не прибавилось, снегоуборочный поезд отправляют в Таллинн. Фирма также осуществляет ремонт железной дороги в Латвии, Литве и даже Норвегии.

По словам Сергеева, самые сложные в Эстонии в плане уборки снега железнодорожные станции – Тапа и Юлемисте: составов там много, путей еще больше, все это занимает очень много времени.

Снегоуборочный поезд движется со скоростью хромого пешехода – 3-5 километра в час. Снег, скапливающийся в вагонах-сборниках, сваливают за пределами станции Койдула к откосам железной дороги, там он никому не будет мешать.

В Эстонии тех, кто умеет регулировать щетки снегоуборочного поезда, найдется, может, человек тридцать. Это непростая работа.

Поезд тем временем делает паузу. Сергеев слезает. Рядом стоит путевой мастер Калью Аганитс (52 года на железной дороге). Он недоволен: снегоуборочный поезд разбрасывает между шпалами крупные камни, а потом их придется вручную складывать обратно. «Не могли бы щетки мести как-то по-другому?» - спрашивает Аганитс.

Он вообще сомневается, что все это надо делать, когда снега не так много. Но добавляет: “Если годами этого не делать, мужики заржавеют, никто больше не сумеет это сделать. Пусть лучше тренируются».

Во втором конце поезда – машинист Александр Питьев. “Я из Тапа, эстонской военной столицы”, - представляется он.

Хоть он и машинист, здесь он должен подчиняться приказам работающего в другом конце поезда Сергеева. При необходимости сбрасывать скорость или прибавлять ее.

Путевой мастер Койдула Аганитс носком сапога толкает камешки обратно к рельсам. На одной ветке стоит поезд, груженный запчастями для автомобилей Nissan, которые направляются на российский завод. На втором пути к локомотиву цепляют состав, который тоже покатится в сторону России.

Через Койдула за день проходит два пассажирских поезда, бывает и один-два товарных, говорит Аганитс.

Ночью снегоуборочный поезд уже должен прибыть в Тарту.

НАВЕРХ