Одноклассники встретились во второй раз… с присущим им сочным юмором
«У нас праздник!» Стриптиз в доме покойника!

«У нас праздник!» Стриптиз в доме покойника

ФОТО: Кадр из фильма

Весьма специфическая комедия «Встреча одноклассников 2: свадьба и похороны» за первые десять дней проката набрала более 85 000 зрителей и триумфально вошла в «клуб полумиллионеров» - фильмов, собравших в эстонских кинотеатрах полмиллиона евро и более.

Отчего же картина, снятая режиссером Рейном Вильбре на студии «Таска фильм», заткнула за пояс и изысканный артхаусный хоррор «Ноябрь», и пронзительно горький «Конец цепи», и трагифарс «Зеленые коты» с великолепными Тыну Карком и Сергеем Маковецким, мгновенно став самым успешным эстонским фильмом последнего времени?

Причем обе «Встречи одноклассников» можно назвать эстонскими фильмами с большими оговорками. Они – всего-навсего копии комедий датского режиссера Миккеля Серупа «Встреча выпускников» и «Встреча выпускников 2», слегка приспособленные к эстонским реалиям драматургом Мартином Алгусом, который, как сказано в аннотации, «с присущим ему сочным юмором поместил историю в местный контекст». Честно говоря, юмор мог быть и не таким сочным!

Нет пределов совершенству

Как и в первой «встрече», буря кризиса среднего возраста (это опять же из аннотации) продолжает носить по житейскому морю трех героев: Марта (Майт Мальмстен), Андреса (Аго Андерсон) и Тоомаса (его играет известный рэпер «Генка») – в результате тряски они теряют последние остатки рассудка и ведут себя так, что должны представлять интерес не столько с кинематографической, сколько с психопатологической точки зрения.

В финале первой картины все три героя обнажали задницы перед потрясенными обитателями пансионата для престарелых. Казалось бы, умри, «Таска фильм», лучше (пошлее) ничего не снимешь! Но пределов совершенству нет. И вторая «встреча» уверенно следует в фарватере, проложенном земляками принца Гамлета.

На этот раз речь идет не о встрече одноклассников, а о другом торжестве: Тоомас наконец-то собирается жениться. Его избранница молода, удивительно красива,  однако в последнюю предбрачную ночь даже красота ее не может пробудить чувство (или что иное?) в великовозрастном женихе. Как раз накануне он выпустил свой новый диск, который зловредные критики оценили всего двумя звездами из пяти возможных, и пребывает в упадке душевных и физических сил. А тут еще, прогуливаясь с друзьями по аллее, Томас видит плакат своего нового диска, который чья-то шкодливая рука осквернила крупным и очень выразительным изображением пениса. И напрасно друзья утешают его: мол, пенис - это символ любви. (Прошу прощения у читателей, но если убрать все скабрезности, то и писать будет не о чем!)

С Мартом мы встречаемся в тот момент, когда он, опоясав чресла полотенцем, выходит в гостиную – знакомиться с девушкой, которую привел познакомить с родителями его сын. Само собой, полотенце тут же падает, и смущенный Март прикрывает срам первым, что подвернулось под руку. А подвернулся шарф девушки.

Андрес уже долго – с прошлой картины – лишен женской ласки. На вечере «для тех, кому за 40» ни одна перезрелая красавица не уделила ему внимания, и он, закатив скандал, был изгнан. Однако он возит в бардачке своей машины три упаковки «виагры» - чтобы, если предоставится случай, быть во всеоружии.

Безвременная кончина неутомимого ходока

Это – как бы пролог. Сама история начинается с того, что друзья решают устроить Тоомасу мальчишник. В организаторы приглашают ушлого парня по прозвищу «Тыннь-ездюк» (артист Индрек Ояри). По крайней мере, так его кличка переведена в русских субтитрах. Вообще-то в таком обороте есть нечто неуместно уничижительное (вспомним, какое общеупотребительное, хотя и ненормативное, русское слово заканчивается на «-дюк»). Свое прозвище Тыннь получил за многочисленные сексуальные подвиги. Так что вполне достаточно было бы ограничиться словом «ездок». По аналогии с «ходок». Если ходоком мы называем успешного соблазнителя, то ездок должен превосходить его по всем статьям: на велосипеде мы за то же время преодолеем куда большее расстояние, чем пешком.

Вообще русские субтитры выполнены как всегда косноязычно и неряшливо. Иной раз их безымянный создатель просто опускает какую-то реплику, не умея перевести. Впрочем, к низкому качеству русских субтитров в эстонских фильмах мы уже притерпелись.

Тыннь оправдывает свое прозвище в частности тем, что когда-то для ровного счета соблазнил и жену Марта (Маарья Якобсон). Приятели пробалтываются об этом как раз во время мальчишника. После чего следует эпизод, свидетельствующий, что удачную находку прошлой картины датчане, а затем и следующие по их следам эстонские кинематографисты, не считают зазорным повторить. Но если в первой картине  Андрес только загонял в кабинку туалета юнца, уведшего его жену, то теперь Март ломится в дверь, за которой справляет неотложные надобности гигант большого секса Тыннь, с такой яростью, что выламывает дверь… и обнаруживает, что осквернитель его супружеского ложа и многих других супружеских лож отдал концы.

Инфаркт! Вот к чему приводит мужчину за сорок неутомимость в постельных подвигах! И Март, Тоомас и Андрес вынуждены как раз накануне свадьбы Тоомаса ехать на его родину, Сааремаа, чтобы проводить любвеобильного приятеля в последний путь. Одним словом, как пелось в песне, мне известна давно бескорыстная дружба мужская.

Праздник в доме покойника

Герои, как известно, не умирают. Герой соблазнов и соитий, как и многие иные исторические личности, продолжает вечно жить в сердцах и прочих органах чувств нашей троицы. Марта до глубины души беспокоит: чем же покойник превосходил его? Уж не размерами ли своего рабочего органа. В результате трое друзей проникают в морг, вскрывают гроб и… Сами понимаете.

По ряду обстоятельств похороны приходится отложить на сутки. Так что Тоомас в жутком цейтноте. Что не мешает ему положить глаз на одну из посетительниц прощальной церемонии, вульгарную и малость косоглазую Гитту, которая, оказывается, крутая блогерша, пишущая о рок-музыке, и ее мнение весомее мнения профессиональных критиков. А еще она нимфоманка, так что найти к ней подход можно только известным способом. (Любители попсы опознают в исполнительнице роли Гитты Таню Михайлову-Саар. Это ее дебют в кино. Стоит ли продолжать – вопрос спорный).

Каждая публика достойна своего кино

Похабщины в картине еще немало. Собственно говоря, картина состоит из нее примерно на 90%. Причем все это не придумано самостоятельно, а почерпнуто из датского источника. Вскрытие гроба, нимфоманка-критикесса, стриптизерки, которых от большого ума пригласил в дом покойного Андрес – чтобы продолжить неудавшийся мальчишник – всё это есть в импортном оригинале. Свой нюанс: стриптизерки – к возмущению одних и тайной радости других – исполняют под  звуки “Meil on pidu, meil on pidu!” (У нас праздник!). Как говорится, таскать вам – не перетаскать! Даже явление Тоомаса, оставшегося в результате свидания с Гиттой совершенно голым и наряженного в оранжевую шкуру неизвестного животного, заимствовано у датчан. Только там шкура была медвежья.

Конечно, тут можно вспомнить работы выдающегося филолога и философа Михаила Бахтина, упомянуть о традициях средневековой смеховой (карнавальной) культуры, в которой верх и низ меняются местами и все, что ниже пояса, получает право на жизнь и отражение в искусстве. Только я сомневаюсь, что авторы – что датские, что наши – заморачивались такими учеными проблемами. Просто они слишком хорошо знают свою публику, которая за последние 10-15 лет деградировала до того, что именно такое кино ей больше всего по душе. (В России эту нишу заполняют бесконечные творения Андреасяна и Галустяна, а также «Яйца судьбы» и им подобные «шедевры»). Публике нравится смотреть на клинических идиотов и гордо думать: «А все-таки мы далеко ушли от них». Придется вас разочаровать, не так уж и далеко.

Так что же картина совсем безнадежна? Нет! На оставшиеся 10 процентов приходятся прекрасные пейзажи Сааремаа, очень красиво снятая ночная сцена на кладбище и два трогательных эпизода. Первый – когда Тоомас отдает дань памяти покойному песней, от которой слезы на глаза наворачиваются сначала у присутствующих в церкви, а затем и у публики (ну хоть у ее части!). И финальный. Паром ушел, друзья безнадежно опоздали, свадьба Тоомаса под угрозой, но тут находится фанат его песен, который на вертолете доставляет всю троицу прямо на торжество, и по лицам их видно, что они вовсе не безнадежны, что им свойственны и печаль, и радость, и любовь. Все это не очень вытекает из логики сюжета и характеров, но зато очень человечно.

НАВЕРХ