Вице-премьер Украины для Postimees: мы реалистично относимся к нашему вступлению в ЕС (1)

Copy
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.
Иванна Климпуш-Цинцадзе побывала на прошлой неделе в Таллинне.
Иванна Климпуш-Цинцадзе побывала на прошлой неделе в Таллинне. Фото: Hanna-Hulda Reinkort

Выступившая на прошлой неделе в Таллинне на конференции по Восточному партнерству вице-премьер Украины Иванна Климпуш-Цинцадзе сказала в интервью Postimees, что Восточное партнерство для украинцев – не провальное предприятие, а единственный путь, по которому можно идти дальше.

В то же время Климпуш-Цинцадзе, в сферу ответственности которой входит Европа и евроатлантическая интеграция, подчеркнула, что для Украины крайне важно, чтобы и ЕС не лишил ее перспективы членства.

- По сравнению с 2009 годом, когда было положено начало Восточному партнерству, ситуация была другой, но теперь ясно, что интерес Украины, Грузии и Молдавии к сотрудничеству с ЕС совсем иного уровня, нежели у Армении, Азербайджана и Белоруссии. Избранный формат начинает отставать от времени?

- Амбиции и цели стран Восточного партнерства очень различны, то есть, да, видеть различия крайне важно, но это должно происходить в рамках того же сотрудничества. Хорошо, что в конце концов и ЕС это понял, в связи с чем в рамках последнего саммита по Восточному партнерству в Брюсселе (в конце ноября – прим. ред.) было достигнуто соглашение о формате Восточное партнерство Плюс, в который входят только Украина, Грузия и Молдавия.

- То есть вы сейчас довольны вкладом ЕС?

- Наверное, сказать так было бы преувеличением: я думаю, что мы можем продолжить сотрудничество в избранном формате. Наша задача теперь – сосредоточиться на взятом на брюссельском саммите обязательстве достичь к 2020 году 20 целей. По сути, речь идет о практических шагах, цель которых – углубить интеграцию в ЕС. В то же время важно, что мы продолжим с ЕС и двусторонние переговоры. Например, чтобы присоединить Украину к энергорынку ЕС или Шенгенской зоне.

- А после 2020 года?

- В плане будущего Украине по-прежнему важно видеть, что однажды откроется дверь и к членству в ЕС. Но это, конечно, будет зависеть прежде всего от того, что будет происходить с самим ЕС и удастся ли ему выйти более сильным из внутренних неурядиц. И во-вторых, будем самокритичны – мы понимаем, что Украине предстоит проделать еще много работы.

Если же думать глобально, естественно, мы хотим двигаться и в сторону членства в ЕС, поскольку именно этот мандат украинский народ выдал нам после Евромайдана, т.е. Революции достоинства в 2014 году – для Украины это единственный путь вперед.

- В то же время некоторые страны ЕС, в первую очередь Нидерланды и Франция, не слишком положительно относятся к желанию Украины вступить в ЕС…

- Думаю, что сейчас преобладающая точка зрения в ЕС – что круг членов не должен расширяться. Мы же пытаемся понять ситуацию и внутренние раздоры в ЕС. Понятно, что прежде всего, дела, так сказать, в доме должны быть в порядке. В этом смысле мы реалисты и понимаем, что и второй стороне трудно.

То есть, по-моему, вопрос заключается не в том, что Украину не хотят, а в том, что общий настрой в отношении расширения Евросоюза пессимистичен. Новая страна-член означала бы дополнительные усилия, каждое расширение требовало дополнительных усилий и внутри союза.

В то же время мы весьма ценим поддержку и тех стран ЕС – и Эстонии в том числе, которые громко и уверенно нас поддерживали в очень сложный для Украины переходный период.

- Раскол между сторонниками и противниками проходит по границе Западной и Восточной Европы?

- Это явное упрощение. Я бы сказала, что в действительности ситуация намного сложнее.

- Президент Эстонии Керсти Кальюлайд неоднократно говорила в контексте Восточного партнерства об использовании так называемого окна возможностей. Что говорит ваш внутренний голос, сейчас это окно безнадежно захлопнулось?

- Я точно не могу сказать, что оно открыто, поэтому мы сейчас сосредоточились на наших внутренних процессах. Но это не означает, что при возможности мы не постучимся в дверь.

В последний раз это было в мае прошлого года в Риме, когда ЕС снова заявил, что, если какое-то государство, которое отвечает копенгагенским критериям и требованиям демократии, правового государства и рыночной экономики, будет ходатайствовать о членстве, дверь союза остается для него открытой. То есть мы надеемся, что, если мы сами будем к этому готовы, окно возможностей откроется и со стороны ЕС, и мы сможем начать переговоры о присоединении.

- Среди стран Восточного партнерства верховодит Украина или Грузия?

- Основным лидером все-таки была Украина, за исключением, естественно, тех лет отката назад, когда у власти был президент Виктор Янукович (на саммите в Вильнюсе в 2013 году тогдашний президент Украины Янукович после шести лет напряженной работы брюссельских и киевских дипломатов решил не подписывать договор об ассоциации с ЕС – прим. ред.)

По сравнению с Украиной прогресс Грузии был значительно более плавным. Они сумели продвинуться вперед, в то время как мы были вынуждены наверстывать упущенное.

Кроме того, нам пришлось пройти крайне сложный процесс рератификации договора об ассоциации, поскольку, как мы помним, Голландия решила в первый раз его отклонить (6 апреля 2016 года голландцы проголосовали на референдуме против договора об ассоциации и свободной торговле с Украиной – прим. ред.), поэтому он вступил в силу лишь 1 сентября 2017 года.

Мы также являемся единственным государством, которое из-за этого договора об ассоциации потеряло в войне человеческие жизни.

- Говоря об Украине, нельзя обойти коррупцию. Последний обзор индекса коррупции от Transparency International помещает Украину на 130-е место из 180 стран. То есть у скептиков есть основания для критики.

- Во-первых, я хотела бы подчеркнуть, что Украина за последние два года показала сумасшедшее развитие – в таком объеме реформ за последние 20 с лишним лет независимости она не видела.

Если в 2014 году украинская экономика была в очень плохом состоянии, то в прошлом году рост экономики составил 2,1%, а прогноз на этот год предусматривает рост на 3,2%, то есть мы становимся более сильным государством и в экономическом смысле. И вопрос о коррупции находится в поле зрения наряду с сотней других сфер, которые необходимо менять – общественный сектор, реформа пенсий и здравоохранения и т.д.

Конечно, у нас до сих пор много трудностей, поскольку одновременно с реформированием государства нам приходится вести войну.

Что касается коррупции, то да, мы совершенно честно признаем, что у Украины было много проблем с ее судебной системой. По этой причине мы начали реформу этой сферы. По очень жесткому конкурсу мы недавно выбрали новых судей в Верховный суд, который был создан лишь в декабре прошлого года. Теперь проходят конкурсы на должности в региональных судах. Все это занимает время.

Борьба с коррупцией представляет собой не только отправку мошенников за решетку или расследование экономических преступлений. Например, лишь недавно мы отменили 420 правовых актов, которые были приняты еще во времена Советского Союза и которые в свою очередь создавали благоприятную почву для работы по-черному.

Теперь мы одна из немногих стран в мире, где государственные базы данных, касающиеся, например, недвижимости, транспортных средств, предприятий, публично доступны.

- Как часто вам кажется, что Европа недостаточно ценит ваши усилия?

- На самом деле, мы сами хотели бы быстрее увидеть результат этой работы, но ни одно государство невозможно заново построить за одну ночь вместе со всеми его сферами. Мы достаточно самокритичны, чтобы понимать, что мы еще не там, особенно учитывая размеры Украины и количество ее проблем, которое мы, так сказать, унаследовали. Но ЕС точно не должен как-то по-особому с нами из-за этого обращаться. Больше всего нам нужна объективная оценка развития Украины и видение общей картины.

     Восточное партнерство

  • Восточное партнерство – часть соседской политики ЕС, которая была начата в 2009 год во время председательства Чехии.
  • К нему присоединились шесть стран: Армения, Азербайджан, Грузия, Молдова, Украина и Белоруссия.
  • На данный момент к договору об ассоциации, свободной торговле и безвизовом режиме с ЕС из шести стран Восточного партнерства пришли три: помимо Украины, это также Грузия и Молдавия. Из оставшихся трех две присоединились к Евразийскому союзу, в котором лидерствует Россия.
  • В рамках Восточного партнерства состоялось пять саммитов, последний – во время председательства Эстонии в ЕС, в ноябре прошлого года в Брюсселе.
Наверх