Директор Кадриоргского музея о выставке Айвазовского: "Везувий" помог организовать такое масштабное событие

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

В субботу, 10 марта, в Кадриоргском художественном музее открылась выставка «Айвазовский. В поисках идеала», центральным экспонатом которой является обнаруженная в Эстонии картина «Вид на Везувий за день до извержения вулкана». Rus.Postimees удалось пообщаться с директором Кадриоргского художественного музея Александрой Мурре и разузнать, при каких обстоятельствах была обнаружена картина Айвазовского и работы каких еще художников находятся в хранилище музея. 

- Основным партнером выставки является Государственный Русский музей Санкт-Петербурга, но картины и рисунки Айвазовского были также доставлены из Нарвского музея, Тартуского художественного музея, частных коллекций и даже Латвийского Национального художественного музея. Трудно ли было организовывать такую масштабную экспозицию работ художника?

- Уточню, все рисунки из Русского музея Санкт-Петербурга. Из частных собраний, Латвии и Эстонии только живописные полотна. Вообще, рисунков Айвазовского намного меньше, чем его живописных работ.

Конечно, с одной стороны организовать такую масштабную экспозицию было сложно. Но с другой стороны, эстонские государственные музеи сотрудничают друг с другом и никогда не отказывают в помощи. С латвийским музеем у нас тоже долгие и тесные контакты, и мы постоянно участвуем в выставках друг друга. Если произведение находится в отличном состоянии и его можно быстро доставить, то мы друг другу не отказываем.

Что же касается Государственного Русского музея Санкт-Петербурга, то здесь немаловажен один факт. В прошлом году наш музей предоставил две работы художника Георга Христофа Гроотена для выставки в Петербурге. Они же решили сделать ответный шаг и предоставили нам работы Айвазовского. Важно отметить, что работы Айвазовского в Санкт-Петербурге были отреставрированы, приведены в порядок и подготовлены для транспорта в рамках больших юбилейных выставок, что конечно сэкономило нам и время, и расходы. Немаловажную роль сыграло и ныне выявленное полотно «Вид на Везувий за день до извержения вулкана». Выставка, в которой представлено это произведение, вызвала большой интерес у музеев.

Директор Кадриоргского художественного музея Александра Мурре.

ФОТО: Евгения Кулик

- Сколько времени у вас ушло на подготовку выставки?

- Примерно полтора года. Необходимо было связаться с музеями и уточнить все детали. Ведь, как правило, какие-то картины обещаны другим музеям, тогда приходится делать замену. Но всегда помогают каталоги собрания, в которых можно посмотреть наличие работ, которые подошли бы на выставку по тематическим и художественным параметрам. В нашем случае важен был и размер картины. Произведения Айвазовского слишком тесно развешивать нельзя, они требуют духовного пространства, но в то же время замок Кадриорг в пространстве ограничен. Учитывая все эти нюансы, мы составили подборку, охватив разные темы и периоды творчества Айвазовского, и отправили запросы музеям.

- Каким образом работы Айвазовского были доставлены в Кадриоргский художественный музей? Есть ли определенные правила при перевозке картин?

- Да, конечно. Есть специальные фирмы, которые занимаются арт-транспортом. В нашем случае, мы воспользовались услугами фирмы Hasenkamp. Это немецкая компания, дочернее предприятие которой находится в Петербурге. Государственный Русский музей Санкт-Петербурга сотрудничает с этой фирмой. Картины упаковываются в специальные ящики и перевозятся в машине с определенными климатическими условиями. Постоянно поддерживается температурный режим.

Стоит заметить, что работы Айвазовского доставили не через эстонскую границу, а через финскую. Таможня на нарвской границе не привыкла сталкиваться с таким ценным грузом, ведь произведения искусства через эстонскую границу перевозят крайне редко. По этой причине, чтобы перестраховаться, таможня на нарвской границе, как правило, для выяснения обстоятельств звонит в министерство.

По словам фирмы Hasenkamp, был случай, когда из-за задержки на таможне пришлось на неделю отложить выставку. Поскольку с Финляндией обмен произведением искусств проходит более интенсивно, на границе проблем не возникает. С картинами также едет сотрудник музея.

- Центральным экспонатом выставки стало произведение Айвазовского «Вид на Везувий за день до извержения вулкана». Расскажите об истории этой картины. Как и когда она попала в Эстонию?

- Это сложная история и не все детали нам известны. В восьмидесятые годы прошлого века существовала группа людей, члены которой покупали старинные картины прикладного искусства и драгоценные металлы, а после нелегально вывозили и продавали их в Западной Европе. Они обменивали картины Айвазовского и яйца Фаберже на цепочки и электронные часы. Вот такой у них был бизнес. Но вскоре их разоблачили, и в числе конфискованного имущества оказалась и эта картина.

В Эстонском художественном музее работа Айвазовского появилась в 1988 году. Очевидно, картина хранилась ненадлежащим образом в одном из частных домов. Когда ее привезли в музей, вся краска осыпалась. Поэтому ее пришлось заклеить папиросной бумагой. Так как у музея отсутствовала возможность отреставрировать картину сразу, вскоре о ней забыли. Но когда мы ее вновь обнаружили, то отнеслись к картине скептически и были убеждены, что это подделка. Нам казалось, будь это действительно Айвазовский, то его отреставрировали бы сразу.

- Картина была передана в Эстонский художественный музей в 1988 году, но на реставрационный стол попала лишь в 2015-м. Почему пришлось ждать так долго?

- До строительства KUMU у нас не было такой мастерской, на столе которой могла бы поместиться такая большая картина. Когда KUMU построили, все время появлялись срочные дела: мы то готовили экспозицию, то занимались ее обновлением. Было понятно, что эта работа с большим повреждением и требует немало времени и сил. К счастью наш реставратор Алар Нурксе решил пойти на этот смелый шаг и отреставрировать картину. Последний год он занимался только ей.

- Картина была восстановлена в мастерской KUMU. Не могли бы Вы рассказать о процессе реставрации?

Сначала холст выравнивали, потом распрямляли, потому что он был очень хрупок и мог сломаться. Нужно было достичь эластичности холста, а это очень долгий процесс. Картина прошла консервацию, была очищена и в конечном итоге отреставрирована.

- Эта работа Айвазовского несколько лет находилась в хранилище. Какими еще запасами располагает Эстонский художественный музей?

- В начале 2000-х годов произошел еще один курьезный случай, когда мы буквально случайно обнаружили Дюрера. Как оказалось, он был также доставлен к нам после попытки контрабандного вывоза, но о нем благополучно забыли. После реставрации дворца мы внимательно перебирали вещи и обнаружили сверток, на котором была бирка с надписью Bremen Kunsthalle. Выяснилось, что левая створка «Алтаря Паумгартнеров» Дюрера числилась в списке пропавших со времен Второй Мировой Войны.

Мы сообщили о находке Художественному Музею Бремена и Эстонское государство отправило это произведение обратно в Германию. В знак благодарности к нам приехала большая выставка Дюрера из Бремена. Тогда были такие же очереди, как и сегодня.

Каждая находка обеспечивает нам популярные выставки. Что мы еще найдем, даже не знаю. Не исключено, что в скором времени выявится произведение Брюллова, которое у нас значится под именем другого художника. Вскоре начнутся исследовательские работы, в ходе которых станут известны детали.

- Сегодня на выставку пришло очень много людей. Как вы считаете, за что зрители так любят Айвазовского? В чем особенность его картин?

- Я думаю, что его искусство прекрасное и возвышенное. Немаловажно и то, что море кажется конкретной темой, но в то же время является очень абстрактной. У каждого человека возникает своя собственная ассоциация с этой стихией. Море будит разные эмоциональные состояния в людях. Не стоит забывать, что основной секрет такого успеха работ Айвазовского состоит в том, что он писал с душой. Он всегда говорил, что нужно писать не зрением, а сердцем. Айвазовский отдавал себя всего своим работам, своему искусству. Люди чувствуют эту искренность. Несмотря на то, что он написал несколько тысяч картин, когда его спрашивали, какая его самая любимая работа, он отвечал: та, которую я пишу сейчас. Каждая картина была для него особенной и неповторимой.

НАВЕРХ