Кармо Тюйр: три варианта развития российско-эстонских отношений

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Кармо Тюйр.

ФОТО: Sander Ilvest

В последние годы Россия разработала мощные инструменты для влияния на наш разум, начиная с фабрики троллей и заканчивая местными сетями агентов влияния, пишет колумнист Кармо Тюйр.

Основой последующих рассуждений являются три предпосылки. Во-первых: это именно российско-эстонские отношения, а не наоборот. Власть над этими отношениями в руках России, и если Москве по какой-то причине важно, чтобы они были «хорошими» (что бы это ни означало), они будут таковыми. Мы можем хоть на ушах стоять, но это никак не повлияет на игру. Положение дел определяется долгосрочными интересами России.

Во-вторых: Россия почти никогда не делает ничего только из-за Эстонии. Кремль видит Эстонию частью большой игры, мы просто одна из пешек на доске, которой при необходимости пожертвуют. В настоящий момент игра называется «Отношения с Западом», и правила этой игры переосмысливаются.

В-третьих: в обозримом будущем поведение России, мягко говоря, останется реваншистским, если не сказать агрессивным. Россия настаивает на своей законной (как ей кажется) позиции, пространстве влияния и месте во время принятия всех важных решений.

А теперь перейдем к классическому тройному делению. Ситуация может улучшиться, ухудшиться или почти не измениться. Поскольку мы начали с того, что это русская игра, то «хорошее» и «плохое» здесь означают московскую перспективу. То, что отправные точки России и Эстонии диаметрально противоположны, значения не имеет. А то, что Тартуский мирный договор заключен «добровольно и на вечные времена» в этом контексте - не что иное, как эпизод, о котором можно в любой момент забыть. 

Позитивный сценарий. Что это может означать на основании вышеописанных условий? С позиции восстанавливающей «историческую справедливость» России это значило бы возвращение Эстонии под московский контроль. С полной потерей государственного суверенитета или нет, значения не имеет. В кремлевской геополитической игре провинциальный город, именуемый Таллинном, либо за Россию, либо против нее: третьего не дано.

Какие инструменты может использовать Россия, чтобы добиться положительного для себя сценария? На уровне информационных операций можно, в первую очередь, убедить эстонцев в том, что существовавшая до сих пор ориентация на Запад плохая, а Россия может предложить лучшие альтернативы. Заставить нас презирать «Гейропу» и бояться беженцев, ругать диктат Брюсселя и попрекать НАТО. И одновременно вбить в голову всей остальной Европе и всему Западу, что Эстония – обременительное ксенофобское нацистское государство, отказ от которого пойдет всем только на пользу. 

Негативный сценарий. С московской колокольни это означает убедительную интеграцию жителей этой земли с Европой, более плотное сотрудничество с западными клубами и единодушие, выражающееся в санкциях или, например, в единой энергетической политике, которая препятствует продвижению российских интересов.  

Что должна была бы сделать Россия, чтобы приостановить это негативное развитие? Примерно то же самое, что описано в первом случае. Залезть в наши умы и сердца через свои каналы. Продолжать озвучивать кремлевское видение того, как «пришло время прекратить обвинения в адрес России и начать икать добрососедские отношения». Разумеется, для всеобщего блага и в интересах населения, не так ли?!

Нейтральный сценарий. То есть в целом отношения останутся такими же, какие они есть сейчас. Если смотреть на крупный план, то в настоящий момент все не так уж и плохо. Проигрыш Эстонии или победа над ней – так или иначе не более чем тактическая ценность для Москвы. В этой серьезной игре Эстония является весьма раздражающей картой, дающей возможность говорить о преследовании русского меньшинства и о попустительстве неофашистским настроениям, о переписывании истории и обо многом другом, о чем рассказывал Кремль в последние два десятилетия. 

Чтобы удержать эту ситуацию, Москве не надо делать больше, чем уже было сделано. При этом оставив нас и других жителей Запада в недоумении относительно того, будет ли Нарва следующей. Спровоцировать сору и недоверие, используя агентов влияния и заманивая длинным  рублем.

Подводя итог, следует повторить главный принцип потребительской психологии: все наши решения – это результат манипуляции. И не важно, говорим ли мы о выборе стирального порошка, избирательных предпочтениях, решении вступить в какой-нибудь клуб или готовности защищать свою страну: все эти решения рождаются в нашей голове.

В последние годы Россия разработала мощные инструменты для влияния на наш разум, начиная с фабрики троллей и заканчивая местными сетями агентов влияния. Кстати, среди последних лучшие те, которые не отдают себе отчета, обрывки чьих фраз они повторяют и чьи интересы защищают. Таким образом, вмешательство как в Эстонию, так и шире – в западные внутренние процессы – продолжается, а соответствующие офисы Москвы учатся на ошибках.

Ничего личного, Россия не делает это персонально из-за меня/тебя или из-за Эстонии в целом. Она защищает свои интересы и занимается своими делами. Мы должны просто узнать, что это за интересы, и попробовать защищаться от действий этого влияния так долго, как сможем. 

НАВЕРХ