Политика или допинг? Почему этап Кубка мира в России вызвал такие жарке споры?

Один из отказавшихся ехать в Тюмень - словенец Клемен Бауер

ФОТО: LaPresse/Fabio Ferrari/LaPresse

Биатлонные команды бойкотируют финальный этап Кубка мира в Тюмени. Среди отказников – сборные США, Канады, Чехии и Украины целиком, плюс швед Себастьян Самуэльссон и словенец Клемен Бауэр. В причинах, почему такова реакция мирового биатлона на соревнования, провoдящиеся в России, разбирался блог "Под прицелом".

Это самый массовый протест против этапа Кубка мира в современной истории. Изредка сборные позволяют себе пропуск отдельного старта (или даже нескольких), но по спортивным причинам: ради подготовки к более важным соревнованиям – и это точно не зовется бойкотом.

Почему сборные некоторых стран не приедут?

Главная проблема – допинговая аура России.

Три российских биатлониста – Юрьева, Старых и Логинов – сдали положительные пробы в сезоне-2013/14. Зайцева, Романова и Вилухина по итогам той же зимы попали в доклад Макларена – дело по ним не прекращено, два серебра Сочи-2014 остаются под вопросом. С февраля-2017 отстранена от соревнований Глазырина, о ней давно ничего не слышно.

Возможно, инициаторы бойкота приняли бы все это спокойнее, но существует и другая причина: РУСАДА не восстановлено в правах, и спортсмены переживают за сохранность своих проб. Дальше следует цепная реакция: болельщики пишут отказникам в соцсетях – и те задумываются о собственной безопасности в России.

Отличилась разве что Украина – ее бойкот обставлен максимально глупо: в прошлые выходные команда выступила в Увате на Кубке IBU (второй по статусу турнир), но пропустит этап Кубка IBU в Ханты-Мансийске (14-17 марта) и тот самый этап Кубка мира в Тюмени.

Босс украинской федерации Владимир Брынзак всегда выступал за спорт вне политики и за дружбу с Россией – решение, которое касается не только биатлонистов, продавил министр спорта Игорь Жданов:

«Государство не имеет права вмешиваться в деятельность спортивных федераций. Но все правила имеют исключения. Россия – государство-агрессор, которое оккупировало часть нашей территории. Россия – государство, где употребление допинга стало одним из элементов политики».

Не приедут в Тюмень Клемен Бауер, Сэюзан Данкли, Одржей Моравец, Лоуэлл Бэйли...

Чехия и Украина – условный второй эшелон, к которому можно отнести и Россию. В этих сборных хватает призеров ЧМ и Олимпийских игр в личных гонках: Виткова, Шлезингр, Моравец, Соукуп, Крчмарж, Пидгрушная, сестры Семеренко, Семенов.

Канада и США скромнее по статусу, но Бэйли – действующий чемпион мира, Данкли и Берк – медалисты. Канадец Смит выиграл за олимпийский цикл личное серебро ЧМ – столько же, сколько Шипулин, и больше, чем любой другой русский биатлонист.

Бауэр – уважаемый ветеран с медалью ЧМ. Самуэльссон привез из Пхенчхана эстафетное золото и личное серебро, у 20-летнего шведа вообще большой авторитет – он претендует на попадание в комиссию спортсменов IBU. Даже Вольфганг Пихлер не убедил Самуэльссона ехать в Россию.

Остальные топ-команды сомневаются, но пока готовятся к перелету в Тюмень.

"Норвежцы, которых Бэйли призывал к бойкоту, тоже побегут в Сибири – хотя и без одобрения со стороны руководства: «Насколько мне известно, никто не хочет оставаться дома. Мы ясно дали понять IBU, что не хотим гонок в России, но кроме этого мало что можем сделать", – сообщил глава Союза Эрленд Шкловик.

Однако не все рассматривают Россию, как потенциальный источник опасности, как в спортивном, так и политическом плане: «Я спортсмен на сто процентов и использую все силы, чтобы показать свой потенциал в оставшихся гонках. Возможно, сейчас это важнее, чем когда-либо, потому что я так близок к победе в Кубке мира. Если бы я был на 50 процентов политиком и на 50 – спортсменом, то наверняка могло бы получиться так, что я был бы далеко внизу в итоговых протоколах, а Кубок мира в России проводился бы всё равно. Я недостаточно хорошо вник в суть дела, мне не хватает информации. Это наверняка звучит глупо, потому это важный вопрос для нашего спорта. Есть кто-то, кто больше заинтересован в том, чтобы тратить на это силы и время, но ко мне в данный момент это не относится. Всё потому, что у меня есть желание хорошо бежать на лыжах, но я очень рад за тех, кто подаёт голос и берёт на себя ответственность. Нам нужны такие громкие голоса, все не могут прятаться, как это делаю я. Решать, ехать ли в Россию, совершенно не моя тема, хотя у спортсменов и есть право голоса. Так что я считаю, что федерации должны обсудить и решить, хотят ли они предпринять какие-то совместные действия. А пока я думаю о себе и моих делах в ожидании того, что произойдёт», — приводит слова Бё Dagbladet.

 Уле-Эйнар Бьорндален считает, что надо вести диалог, причем как на тему отмены этапа в Тюмени, так и о его проведении:

«Мы обсуждали это в течение нескольких месяцев, отсылали письма, сидели на встречах в IBU и пытались рассмотреть вопрос со всевозможных сторон. Мы, биатлонисты, были достаточно понятны в своей точке зрения. Пять-шесть стран были настроены против, много нейтральных и несколько стран, желающих там выступить.

Для меня бойкот – последнее средство, по мне лучше вести диалог. Если что-то возможно изменить без использования бойкота, это лучшее решение, я так считаю. В России должна измениться культура в отношении допинга, и мне трудно себе  представить, что это можно изменить бойкотом. У русских по-прежнему нет одобренной антидопинговой программы. В этом вся загвоздка, и я считаю, что это ужасно, что они никак не могут наладить процесс. Мы оказываем так много давления, как только можем, чтобы всё заработало.

Что касается проб, то всё заберёт IBU и протестирует в Европе, так что я не беспокоюсь, что с ними может что-то произойти. Насчёт этого я абсолютно уверен», — цитирует Бьорндалена Dagbladet.

Лукас Хофер (Италия): «Я приеду в Тюмень и буду соревноваться против чистых спортсменов, чтобы доказать, что Россия – важная честь современного биатлона»

Российские спортивные чиновники никак ситуацию не комментируют, зато по всем каналам выступает главный оратор российского биатлона, Дмитрий Губерниев, призывающих отправиься в места, где солнце не светит, всех не желающих ехать в Россию биатлонистов. Это - эффектно, но неконструктивно: вместо того, чтобы попытаться наладить диалог, убедить, Россия утешается тем, что потери не самые критичные.

Но это неправильно. Биатлон – слишком маленький мирок, чтобы не обращать внимание на демарш сразу четырех (!) команд. И пускай Украина настроилась на свою политическую волну, остальные предъявляют вполне конкретную претензию.

Зарубежные биатлонисты и тренеры устали от бесконечных залетов российской команды. От ЭПО, отсутствия расследований и внятных объяснений. Недоверие копилось годами, а последние события вокруг Игр в Сочи и НЕприглашения в Корею почти всей команды только усугубили положение.

Конечно, в сборной России хватает чистых биатлонистов, которые далеки от допинга. Но гарантий, кроме слов, мы пока предъявить не можем. Как и не можем признать доклад Макларена и восстановить статус РУСАДА.

Должны пройти годы, чтобы к биатлонной России вернулось доверие. А покa – лучше не посылать никого в ж***; и главное – не колоть в свои ж*** ничего запрещенного, завершает свой материал блог "Под прицелом" сайта sports.ru

Читать также

НАВЕРХ