Таави Минник: за нападением в Солсбери может стоять только Кремль

Таави Минник.

ФОТО: Erik Prozes

Когда премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выступила перед парламентом по поводу отравления офицера ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери 4 марта в Солсбери, она предложила два объяснения.  Либо это прямое нападение России на Великобританию, либо российские власти потеряли контроль над арсеналом, и катастрофически сильный нервно-паралитический яд попал в чужие руки.

Второе объяснение Мэй – что Россия потеряла контроль над оружием, которым можно отравить миллионы – звучит пугающе и как попытка оправдать. И в то же время странно.

Недавно руководители спецслужб торжественно отрапортовали Владимиру Путину перед телекамерами в Кремле, что в течение 2017 года в России было задержано 397 иностранных агентов. Это феноменальные цифры. Задумайтесь на минуту. На пике холодной войны в 1970-1980 годах КГБ докладывал Политбюро, что за год в Советском Союзе обнаружены пара-тройка иностранных агентов. 1977 год был рекордным – тогда КГБ обнаружил четырех иностранных агентов. А теперь такая потрясающая эффективность – за год  путинские  чекисты ловят в сто раз больше иностранных шпионов, чем КГБ во время холодной войны. Но при этом сейчас у них прямо перед носом, из страны стащили супероружие. Это действительно заставило бы обеспокоиться.

В то же время Мэй могла бы отбросить второе объяснение, немного надуманное и неуклюжее. Как показывает история, все российские правители параноидально боялись за свою жизнь и безопасность. Посмотрите хотя бы, сколько вокруг Путина ходит широкоплечих и коротко стриженых мужчин, которые настороженно следят за тем, что происходит вокруг, когда он появляется где-то в общественных местах перед камерами. 

Такие яды, как «Новичок», из-за этого панического страха находятся в надежном месте и под строгим контролем. К тому же, любой человек, имеющий опыт в иностранной разведке, скажет, что такие рискованные операции - а отравление кого-то с помощью оружия массового уничтожения на территории другого государства несомненно таковой является - предполагают санкционированное действие со стороны верховного руководства.  

То есть нет оснований сомневаться, что Путин об этом знал.  Отдельный вопрос - почему подобная авантюра была предпринята через столько лет после обмена Скрипаля. Здесь можно предположить, что дело может быть в финансовых махинациях, так как современные российские спецслужбы представляют собой мафиозную структуру. Доказательством может служить хотя бы случай, когда они попались, пытаясь вывезти через Аргентину колумбийский кокаин. Другое объяснение заключается в том, что Путин, ведя себя как слон в посудной лавке, пытается сесть за стол переговоров с Западом как равный среди равных. Но это ему не удастся. С ним можно вести лишь тактические переговоры, как с преступником, который держит заложников. Как себя, так и свою страну он окончательно приговорил к международной изоляции.

Читать также

НАВЕРХ