Путин превзошел Брежнева. Но это не «застой»

Вадим Штепа

ФОТО: Личный архив

Победив на президентских выборах в России, Владимир Путин превысил 18-летний срок пребывания у власти Леонида Брежнева. Некоторые публицисты называют эту ситуацию «новым застоем», в соцсетях мелькают забавные карикатуры состарившегося Путина в маршальском мундире «дорогого Леонида Ильича».

Однако, на мой взгляд, это слишком поверхностная аналогия. Людям свойственно сравнивать близкие эпохи, в которые им довелось жить. Но реальная историческая параллель глубже и гораздо опаснее.

Многие российские оппозиционеры, наблюдая реставрацию в стране советской символики и риторики, продолжают ругать «совок», не замечая, что вся эта реставрация носит сугубо формальный характер, напоминает раскрашенную ширму. Да и было бы нелепо подозревать кремлевских миллиардеров в желании возродить идеалы коммунизма. Контраст между сырьевыми олигархами и нищими бюджетниками в нынешней России – один из самых глубоких в мире. Власти переняли от советской эпохи вовсе не какую-то забытую «социальную справедливость», а только имперские амбиции.   

1 марта, в своем президентском послании Путин без обиняков заявил, что Россией он считает всю территорию бывшего СССР. Это означает абсолютный пересмотр соглашений 1991 года, когда все бывшие союзные республики стали независимыми государствами. А теперь, оказывается, в Кремле их по-прежнему считают частями единой империи, отколовшимися по какому-то недоразумению.

Это радикальный идеологический переворот, который был невозможен даже при Брежневе. Сколько бы анекдотов про него ни рассказывали, он в свое время все-таки не путал Россию с Украиной или Эстонией. А сегодня Путин фактически возрождает великодержавное мировоззрение Российской империи. Причем не как что-то устаревшее, но на основе современных информационно-пропагандистских технологий. И это восторженно встречается публикой. 

Поэтому более точная историческая параллель происходящего – становление Третьего рейха из Веймарской республики. Это вовсе не была ностальгия по кайзеровскому Второму рейху, но совершенно новый режим, гораздо более авторитарный, агрессивный и «пассионарный».

Милитаризация общества при Путине и пропагандистская ненависть к Западу, как ни парадоксально, превосходят даже брежневские времена. Да, тогда пионеров тоже гоняли на «Зарницу», но все же детей массово не наряжали в красноармейскую форму, не было и повсеместных георгиевских ленточек. Телепропаганду насчет «загнивающего Запада» тогда многие не воспринимали всерьез, даже потешались над ней. А сегодня – надо же, ей верят! И вроде бы даже не самые глупые люди...

При Брежневе еще не существовало таких злобных словечек, как «пиндосы» и «гейропа». Мировой войны опасались – но, видимо, широкое распространение компьютерных игр с 1990-х годов «виртуализировало» и смягчило этот страх, заставило не считать его слишком реальным. Невозможно представить, чтобы какой-нибудь советский теледиктор стал бы угрожать Америке превращением в «радиоактивный пепел».

Еще один – забытый, но весьма показательный исторический факт. В 1982 году престарелый Брежнев в обращении к ООН взял на СССР международное обязательство не применять первым ядерное оружие. Но постсоветская Россия от этого обязательства отказалась.

В путинской России возникает странное впечатление – будто бы горбачевская перестройка и ельцинские реформы происходили в какой-то совсем другой стране. Для тех, кто помнит реальные конкурентные выборы, свободу слова и демонстраций, этот контраст особенно разителен. Если бы кто-нибудь в 1991 году, после краха ГКЧП, сказал, что «новая Россия» вскоре будет подавляющим большинством голосовать за несменяемого «национального лидера», гражданские свободы будут свернуты, а с Западом начнется новая холодная война – на такого пророка посмотрели бы весьма странно...

Возможно ли перерастание новой холодной войны в «горячую»? – этот вопрос сегодня всерьез тревожит многих политических аналитиков. В Эстонии часто успокаивают себя членством в НАТО – но после путинской «ракетной» речи такие успокоения действуют все слабее. Нелишне вспомнить, что всего каких-то пять лет назад российско-украинская война также казалась невозможным абсурдом. Однако затем она стала реальностью и продолжается уже четыре года…

НАВЕРХ