А во лбу звезда горит

Олеся Лагашина

ФОТО: Из личного архива

Однажды на очередной корпоратив нас попросили снять редакционное видео, где мы должны были изобразить такую корпоративную ценность, как страсть. К работе, разумеется. Одухотворенные иронией, мы написали дивный сценарий по блоковской поэме «Двенадцать», в котором мы с красными флагами в едином революционном порыве брали штурмом таллиннскую телебашню и завоевывали эфир, и попросили нам ее забронировать для съемок. Но почему-то эстонских коллег эта идея не вдохновила. Наверное, Блок не понравился.

Сцена вторая. Мы идем с эстонскими коллегами по Вильнюсу, они замечают, что с некоего архитектурного сооружения явно убрана советская символика. «Зачем было ее убирать? В Таллинне же на зданиях сохранилась - и ничего», - говорит эстонская коллега. Мы соглашаемся и идем дальше.

Через несколько дней эстонская пресса со смаком полоскала директора эстонской гимназии Хендрика Агура, который посмел организовать концерт советской эстрадной музыки и использовал в рекламе советскую символику. По нему оттоптались все патриоты, которым было не лень.

Теперь же мы – а Postimees - это и мы в том числе - совершенно случайно обозначили звездой с серпом и молотом всех представителей национальных меньшинств. Извинились – хорошо, спасибо, это правильно. И изнутри организации абсолютно понятно, что «никто ничего не имел в виду, просто надо было чем-то проиллюстрировать». Но…

Нет, лично меня это не обижает от слова «совсем». Скорее, вызывает опять-таки иронию. Если бы у меня сохранился пионерский галстук, я бы пришла в нем на сегодняшнюю летучку. И мне приходилось видеть эстонцев, весело резвящихся в таких же красных галстуках спустя двадцать с лишним лет восстановленной независимости: многие ведь склонны к ностальгии по прошлому, даже если завтра будут говорить о недопустимости советской символики.

Примечательно, что красная звезда в инфографике Postimees задела на этот раз многих представителей национальных меньшинств. Наверное, те 94% проживающих в Эстонии граждан России, проголосовавших на днях за Прежнева, тоже были искренне возмущены. Хотя как совмещается в одной голове представление о “крупнейшей геополитической катастрофе ХХ века” с готовностью обидеться на серп и молот  - само по себе вопрос.

Проблема не в этом. Проблема в отношении – которое прорывается наружу в виде каких-то бессознательных поступков, как только утрачивается контроль. Ну да, с точки зрения эстонцев, наверное, мы совки. Даже если при этом мои эстонские коллеги больше склонны ностальгировать по советской армии, чем я по пионеротряду. Даже если у меня во френдленте есть эстонцы, одобрительно замечающие, как славно, что теперь “Артек” приведен в порядок, в то время как у меня это не вызывает подобных эмоций. Даже если некоторые бывшие “красные профессора” из эстонцев теперь вынуждены всячески демонстрировать свою благонадежность (не говоря о тех бывших преподавателях истории КПСС из числа нацменьшинств, которые имеют наглость публично выражать возмущение в связи с тем, что их “заклеймили” серпом и молотом).

Не новость, что почва межнационального конфликта щедро унавожена политиками и журналистами – и нами в том числе. Настолько щедро, что практически любой идеологический конфликт склонен восприниматься именно как межнациональный.

Это потенциально опасно. Хотя я абсолютно убеждена, что мало кто в эстонских редакциях осознает, насколько они сами способствуют разжиганию межнациональной розни. Равно как и те, кто отвечает им взаимностью, выдергивая из различных эстонских текстов цитаты в стиле “и о русских не забывали” (зачастую не имея при этом ни малейшего представления о взглядах людей, которых они цитируют, и создавая превратное впечатление об эстонских авторах у русской аудитории).

Я не вижу принципиальной разницы между рубрикой «Мнение» в какой-нибудь местной газете и политическим ток-шоу Ольги Скабеевой и Евгения Попова, где изо дня в день мусолятся одни и те же политические проблемы, нагнетается враждебность и напрочь отсутствует желание выслушать оппонента, не объявляя его тут же врагом.

Аргументация при этом – ниже плинтуса. И даже с близкого расстояния трудно определить, где здесь просто упертый болван, убежденный, что борется за правое дело, где скудость фантазии и убогий репертуар автора/редактора, который не в состоянии родить иной темы, кроме национальной, где желание понравиться своей аудитории, а где коммерческий интерес, ибо ничто не продается так хорошо, как конфликт. В результате мы имеем два параллельных обиженных друг на друга общества со своими героями и антигероями, со своими фобиями и взаимными претензиями. Самовоспроизводящаяся система.

И продолжаем обсуждать именно это, а не, скажем, интересное и практичное мнение филолога Мартина Эхала о двустороннем языковом погружении и классах с русским языком обучения в эстонских школах как способе преодоления проблемы. Ну да, оно ведь требует некоторого напряжения мысли, а мыслительный процесс – дело энергозатратное: дешевка разлетается быстрее, ее проще пародировать, ее легче использовать в соцсетях. Продать проблему проще, чем ее преодолеть. Но стоит ли потом жаловаться, если вдруг в людях прорастает то, что мы в них посеяли?

Читать также

НАВЕРХ