Эдвард Лукас: Кремль близок к победе в новой холодной войне еще до того, как она успела по-настоящему начаться

BNS
Эдвард Лукас: Кремль близок к победе в новой холодной войне еще до того, как она успела по-настоящему начаться
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Владимир Путин.
Владимир Путин. Фото: Alexei Druzhinin/AP

Владимир Путин трезвенник, но у него был повод в воскресенье откупорить бутылку шампанского еще до переизбрания (или, точнее, повторного назначения). Еще никогда раньше власть на родине не принадлежала ему столь надежно, а положение его противников не было столь шатким.

Химическая атака на Великобританию оказалась успешной во всех смыслах — она выявила разногласия и слабости на Западе и внесла в последние дни вялой предвыборной кампании желанную искру международной интриги. Она заслоняет все тревоги из-за экономико-политического вакуума, эндемичной коррупции и отсутствия хотя бы одного серьезного конкурента в предвыборных бюллетенях.

Вместо этого последний акт предвыборной кампании охарактеризовался бодрящей пропагандой: иностранцы вновь несправедливо обращаются с Россией, на основании недостаточных доказательств и с морально слабой позиции предъявляя обвинения и вводя санкции. Как можно рассматривать западные службы разведки, которые ошибочно утверждали, что у Саддама Хусейна было оружие массового поражения, в качестве надежного источника по инциденту в Солсбери? Где доказательства?

Эта информационная операция выглядит для наблюдателя впечатляюще. Высокопоставленные чиновники с ухмылкой отрицают любые связи России с покушением на убийство в Великобритании точно так же, как они отрицают связь Кремля с любыми другими случаями вмешательства или злоупотребления. Вместо этого в прямом эфире российских телеканалов мутят воду, рассыпая безумные и противоречивые теории заговора, а государственные СМИ злорадно рассказывают о жуткой и таинственной участи, ожидающей предателей родины.

Бывший офицер КГБ Путин наслаждается ощущением таинственности, которое у россиян вызывает все связанное с разведкой, и страхом, который оно вызывает за границей. Инфраструктура, демографические перспективы и общественные институты могут быть в жалком положении, но что с того: российское государство обращается с предателями безжалостно и умело.

Кремль демонстрирует кажущуюся беззаботность, громко осуждая реакцию Великобритании как недопустимую. Российский режим правильно рассчитал, что правительство Терезы Мэй из-за Брекзита и в связи с растущими, вдохновленными Трампом, разногласиями в трансатлантических отношениях находится в международной изоляции. Союзники в НАТО и ЕС предлагают риторическую поддержку, но даже наши самые близкие союзники не последовали нашему примеру и не стали высылать шпионов.

Страны вроде Франции и Германии в еще меньшей мере согласны на риски и боль, сопутствующие другим антикремлевским мерам. Бессильная и переживающая финансовые трудности Великобритания и сама не в том положении, чтобы вводить реальные санкции. Российские и прочие плутократы найдут лондонский Сити открытым для бизнеса; непроницаемые сети их анонимных офшорных фирм останутся нетронутыми. Ни одному из приятелей Путина не придется беспокоиться за будущее своих пентхаусов в Найтсбридже или суррейских усадеб. Извлеченный из убийства Александра Литвиненко в 2006 году урок по-прежнему актуален — Британия в случае нападения достает свой трезубец, но не пользуется им.

Кремль не ограничивается торжеством по поводу бед Запада, но также пользуется ими и усугубляет их. Бойня в Сирии позволила России отнять у Запада руководящую дипломатическую роль в регионе. Спровоцировав гражданскую войну поддержкой безжалостных репрессий режима Асада против бывших поначалу мирными акций протеста, Россия находится в центре конфликта, где она разрушает альянс Турции с Западом, подрывает уверенность Израиля в надежности США и заслоняя то, что могло бы быть впечатляющим успехом коалиции по борьбе с ИГИЛ под руководством США.

В других регионах волна российских денег, пропаганды, запугиваний и прочих ядовитых приемов свергает государства, партии и институты подобно костяшкам домино. Путин был настоящим победителем выборов в Италии, где обе успешные коалиции не скрывают своего прокремлевского настроя. Пророссийский кандидат Милош Земан недавно выиграл выборы президента в Чехии. Венгрия уже у России в кармане, а Австрия под руководством дружащего с Кремлем крайне правового правительства движется в том же направлении. Российская разведка даже использовала насчитывающие десятилетия разногласия по поводу истории между Польшей и Украиной, чтобы нарушить бывшие некогда близкими и стратегически крайне важными связи между двумя крупнейшими прозападными странами.

Это наступление особенно заметно на Западных Балканах, где Россия поддерживает сербских националистов в Боснии и вливает средства в политику и СМИ Сербии. В абсурдном споре между Грецией и Македонией о названии бывшей югославской республики Россия поддерживает самые радикальные и неуступчивые силы с обеих сторон. В результате приостановилось расширение НАТО и ЕС - лучший путь к стабильности в бывшей Югославии.

Путин может планировать свои следующие шаги, зная, что доверие к Западу рушится. Не только Великобритания, но и вся международная система не сумела ответить на наглый и убийственный вызов. Результаты будут особенно мрачными для небольших государств на границах России, которые сильнее всего полагаются на коллективную безопасность. Что произойдет, если Кремль после Солсбери решит повторить свою выходку в Балтийских странах? При нынешнем положении дел ответ Запада ограничился бы тем, что он в очередной раз взмахнул бы рукой и попытался прищемить России пальцы.

Внешнеполитические приключения не решают реальных проблем России: плохо действующая публичная администрация, снижение стандартов образования, экономический застой, технологическое отставание, сокращение и старение населения. В то же время они служат двум важным целям. Они отвлекают внимание дома и снижают способность зарубежного мира сдерживать кремлевских клептократов. Путин может игнорировать международные стандарты прав человека в России так же, как он может нарушать международное право за границей.

Цель никогда не заключалась в уничтожении Запада, но в его ослаблении до той точки, где он более не угрожал бы режиму в России. Отступила перспектива пользующегося иностранной поддержкой демократического восстания против авторитарности и некомпетентности, которого так боялись. Западные страны едва способны защитить себя от российской подрывной деятельности, не говоря о том, чтобы бросать Кремлю вызов на его собственном поле. Путин пользуется все большей свободой и в том, что касается применения политической, экономической и военной силы по соседству с Россией и вдали от нее. Кремль близок к победе в новой холодной войне еще до того, как она успела по-настоящему начаться.

* * *

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

Колонка Лукаса публикуется в BNS еженедельно, медиа-клиенты имеют такое же право на ее публикацию, как и на публикацию новостей. Представленные в колонке мнения, оценки и взгляды не отражают взглядов BNS.

Ключевые слова
Наверх