Тийна Кауквере: звездный урок

Тийна Кауквере.

ФОТО: Helen Marts

Открыв в понедельник газету, я испытала шок: звезда, серп и молот в графике, иллюстрирующем мою статью, символизировали инородцев. Все было плохо именно настолько, насколько плохо это выглядит. Я могла бы промолчать: оно и безопаснее, и быстрее забылось бы... Но для того, чтобы что-то изменить в нашей жизни, нужно разговаривать: молчанием перемен не добиться, пишет Postimees.

С одной стороны, мы привыкли, что в единой Эстонии представлены два разных мира, а между ними - разрыв. Есть эстонцы, и есть русские. Каждый из этих миров живет в своем пространстве, в своем пузыре - со своим языком и своими убеждениями. И хотя для всех было бы полезно, чтобы эти пузыри лопнули, этого до сих пор не произошло. Жизнь в пузыре кажется безопаснее, а страх из прошлого - по поводу потери собственной идентичности - и вовсе заставляет сосредоточиться на мыслях о том, как любой ценой сохранить этот пузырь .

Тот же страх является причиной того, что мы - с другой стороны - не хотим признавать существование этих двух миров, не акцептуем «других». Мы просто жили в ожидании, что "другие" адаптируют свою жизнью под нас и смирятся с существования нашего пузыря. Мы и остались в состоянии ожидания, однако оно не оправдалось.

Но время от времени происходит что-то, напоминающее о возникшем разрыве. Например, один человек в редакции крупнейшей в Эстонии газеты отпускает безответственную «шутку», забывая удалить ее со страницы газеты. Другой этого не замечает, и серп с молотом попадают в печать – враждебный символ иллюстрирует другую общину.

Всем неудобно и тяжело. Приходится просить прощения и говорить, что мы ошиблись, что иногда мы допускаем очень глупые ошибки.

И тогда у каждого из нас возникает право на обиду. Я как журналист, занимающийся тематикой меньшинств, могла бы обидеться на своих коллег. Живущие в Эстонии народы могли бы обидеться на газету. Есть люди, которые в действительности такие враждебные символы приветствуют, а есть те, кто на это обижается.

Но я не обиделась. Такая ошибка вызывает во мне лишь сожаление. Меня не могут обидеть даже те, кто на самом деле боготворит враждебные символы, поскольку как можно обижаться на тех, кто испытывает страх? Как обижаться на страх? Испытываешь только желание понять этот страх и как-то попытаться его смягчить.

У нас у всех всегда есть выбор, как реагировать. Никто не может нас обидеть, если мы сами не примем решение обидеться. Обида есть и будет решением и правом каждого человека. Иногда ощущение себя жертвой даже приносит удовлетворение.

Но вместо обиды могло бы возникнуть любопытство, которое способно подтолкнуть нас к желанию понять страхи других людей. Я уверена, что такое отношение помогло бы разрушить мифы.

Я понимаю и политиков от Центристской партии, которые обиделись громче всех. Business as usual – если ошибается твой самый серьезный оппонент, как упустить возможность предать это самой широкой огласке? Как не сообщить, что представители 191 живущего в Эстонии народа почувствовали себя заклейменными?

В одном из прежних своих мнений я отмечала, что политические силы, которые могли бы видеть более масштабную картину, сами не заинтересованы в исчезновении разрыва между двумя общинами, поскольку это стало частью идентичности партий. Если проблемы не будет, не будет и избирателей. Пожалуйста, докажите мне уже наконец, что я ошибаюсь.

Читать также

НАВЕРХ