Каарел Таранд: Страстная неделя в Рийгикогу

Каарел Таранд

ФОТО: Erakogu

В течение уже нескольких лет государственные мужи ведут непримиримую борьбу с пороком, преследующим эстонцев веками – с пьянством. Сфокусированность на борьбе с алкоголизмом – это, конечно, правильно, считает публицист Каарел Таранд. Тем не менее, пишет он в «Учительской газете», наряду с этим не стоит забывать и о менее заметном, но столь же разрушительном для общества специфическом спутнике нетрезвости – о "недотёпстве".

Согласно словарю, недотёпа – это пренебрежительное слово, противоположное понятию «настоящий мужик». Настоящий мужик – он человек действий, который выполняет обещанное. Недотёпа же увиливает от обязанностей и ответственности, а также не принимает решений, когда это так необходимо для продвижения вперёд. «Настоящий мужик не даст другому пользоваться своим ножом, лошадью или женой», - говорит пословица. На этикетке производимого на острове Муху пива можно прочитать: «Настоящий мужик – это не какой-то слепленный говна кусок. Настоящий мужик справляется со всем, что ему преподносит жизнь. Он словно терпкое можжевеловое светлое пиво, сильно отдающее хмелем».

Среднестатистический выпивоха может быть настоящим мужиком, потому как даже в состоянии подшофе приводит свои дела в порядок, врубаясь в их смысл. Стопроцентный же трезвенник может оказаться полным недотёпой, не способным что-либо предпринять даже на ясную голову.

Убогая результативность

Другими словами, недотёпы могут существенно снижать темп развития общества. Возьмём, к примеру, Рийгикогу. Согласно Конституции, сутью работы парламентариев является принятие ими решений.

Решения принимаются путём голосования, и потому первичной обязанностью членов Рийгикогу является принятие участия по возможности во всех голосованиях - что в комиссиях, что на пленарных заседаниях в большом зале. Им также необходимо занимать позицию по каждому вопросу – быть за или против. К сожалению, мягковатые правила внутреннего распорядка в Рийгикогу позволяют депутатам воздерживаться от голосования или, что ещё хуже, вообще не принимать в нём участия. Это наложило неизгладимый отпечаток на культуру поведения парламентариев, способствуя росту числа недотёп среди них.

На сайте Рийгикогу каждому смертному доступна информация о том, как народные избранники ведут себя во время различных голосований. Последующие примеры – это произвольная выборка, состоящая из представителей всех парламентских партий. По этой причине поведение одного из партийцев не отражает какого-то усреднённого подхода к голосованиям всей партии или всего состава парламента. Факт остаётся фактом – в Рийгикогу можно безнаказанно быть гедонистом и сибаритствовать даже при посещении пленарных заседаний через раз, а то и реже.

С начала января по 20 марта «процент попадания» произвольной выборки парламентариев – оно же соотношение плюсов и минусов – было следующим: Яанус Карилайд (ЦП) 38/32, Майре Аунасте (IRL) 54/7, Лийна Керсна (Партия реформ) 37/37, Яак Мадисон (EKRE) 40/30, Танель Талве (СДПЭ) 57/13 и Кюллики Кюбарсепп (Свободная партия) 40/28. Под плюсами имеется в виду суммарное количество голосований за или против, под минусами же – общее количество неявок на заседания и случаев воздержания или отказа от голосования.

Как видно, в Рийгикогу можно преспокойно работать вполсилы. Результативность убогая, поскольку - если продолжить проводить параллель с баскетболом - броски ведь свободные. Никто не может воспрепятствовать участию в голосовании народного избранника со свободным мандатом, но очевидно в Рийгикогу принятие решений не считают служебной обязанностью.

Уникальная сфера деятельности

То, что дело вообще доходит до голосования и принятия решений, - это подвиг. По каким-то мутным причинам часть инициатив и законопроектов ставится в Рийгикогу на паузу, а потом и вовсе сметается с рабочих столов в мусорную корзину «в связи с прекращением полномочий предыдущего состава парламента».

«Вымирающие» законопроекты очень разноликие. Часть из них могли быть шоу на злобу дня, эдаким хайпом для конкретного депутата или партии с полным осознанием заведомой бессодержательности инициативы. Другая часть мертворожденных законопроектов была инициирована силами оппозиции, однако просто продинамлена большинством, но по какой-то причине всё же не снята с производства.

Так почему же? XI состав Рийгикогу (2007-2011) за четыре года работы рассмотрел в общей сложности 948 законопроектов, застопорив производство 73 из них (7,7% от общего количества законопроектов). Следующий состав прервал чтение 71 законопроекта из принятых 842 (8,4%). Продолжая подобный курс, нынешний состав парламента рассмотрит к окончанию срока своих полномочий 730-750 законопроектов, причем можно будет предсказать как рост через год количества отклонённых инициатив до 10%, так и чёткое продолжение тенденции увеличения их количества в будущем.

Тяжелее всего парламенту даётся решение проблем, связанных с выстраиванием архитектуры демократичного правления. Совершенно недопустимо было ставить на паузу принятие поправок к Закону о выборах в Рийгикогу и Европарламент, а также президента нашей страны, не говоря уже о Законе о партиях или Законе о внутреннем распорядке и порядке работы в Рийгикогу. Эти поправки хоть и инициируются, но никогда не принимаются.

Недавно председатель конституционной комиссии Марко Померанц оправдал бездействие своей комиссии тем, что бессилие парламента будет продолжаться до тех пор, пока лидеры коалиционных партий не договорятся между собой. Подобное заявление свидетельствует о тотальном непонимании конституционной системы государственного управления.

Ещё пара примеров. Осенью 2015 года по инициативе большинства членов Рийгикогу было решено сформировать две проблемные комиссии. Одна должна была заняться исследованием и решением проблем, связанных с наркополитикой и профилактикой ВИЧ, другая же – темой гендерного равноправия. Пока не было создано ни одной из двух комиссий. Следовательно, проблемы этих двух областей потеряли свою актуальность, решились сами по себе и перестали нуждаться во внимании со стороны народных избранников.

Я не знаю ни одной другой такой сферы деятельности в Эстонии, в которой можно было бы увиливать от ответственности и принятия решений столь же просто, как это делается в Рийгикогу. Принцип должен быть таков: не хочешь принимать решения – не лезь вообще на Тоомпеа. Однако всё почти наоборот. Хорошей новостью это является лишь для недотёп, спрос на «продукцию» которых на холме власти пока только растёт.

Читать также

НАВЕРХ