Чесотка, синяки и отравление психотропными веществами: увиденное в таллиннском доме престарелых привело к серьезным обвинениям

Елена ужаснулась, когда обнаружила свою мать в ссадинах и синяках.

ФОТО: Архив читательницы.

Достойного ухода и комфортных условий для своей матери ожидала Елена, когда поместила ее в один из таллиннских домов престарелых. Однако, по ее словам, пребывание там обернулось для пожилой женщины неоднократными вызовами скорой, ушибами, синяками, чесоткой и отравлением психотропными веществами. Сейчас в доме по уходу проводится внутреннее расследование. Претензии Елены к персоналу руководство считает безосновательными.

80-летняя Мария поступила в дом престарелых на улице Энергия, 13а, год назад. Претензий к работникам этого дома у Елены поначалу не было - до тех пор, пока однажды она не обнаружила свою мать в ссадинах и синяках. «Все началось три или четыре месяца назад. Маме несколько раз вызывали скорую, говорили, что она все время падает, но никто не мог объяснить, когда она упала, как упала. Это был какой-то кошмар!» - вспоминает дочь.

Первый раз скорая увезла Марию в Северо-эстонскую региональную больницу 31 января. «Поверхностная травма головы, ушибы, гематомы на носу и вокруг левого глаза», - значится в заключении врачей, которое оказалось в распоряжении Rus.Postimees. В качестве причины травмы указано: упала при неустановленных обстоятельствах. Мария страдает деменцией и из-за своей болезни толком не могла объяснить произошедшее, при этом утверждая, что упала сама.

Не прошло и двух недель – новый вызов. 10 февраля медики вновь диагностировали у Марии поверхностную травму головы. Примечательны приведенные в медицинском заключении слова сотрудников дома по уходу, из которых следует, что Мария упала утром с кровати и пролежала в таком состоянии около часа (!). Судя по заключению, она находилась без сознания десять минут.

«Получается, она час лежала и никто не реагировал!» - едва сдерживая слезы говорит Елена. Но главное потрясение ждало ее впереди: «13 марта меня вызвали в дом престарелых с работы. У мамы резко ухудшилось самочувствие. Она была практически в коматозном состоянии. Она отекла, она вся никакая была! Я испугалась, что не могу привести ее в чувство, и вызвала скорую».

Как выяснилось в больнице, у Марии было отравление неустановленным психотропным препаратом, предположительно, галоперидолом. Кроме того, ей диагностировали чесотку.

Фрагмент медицинского заключения.

ФОТО: Архив читательницы.

«Я хочу выяснить, как это произошло, почему произошло. Отравление психотропными лекарствами – это вообще подсудное дело. Она же не сама их берет, ей их дают», - рассуждает Елена.

Ее подозрения пали на новых сотрудников дома по уходу, которые появились несколько месяцев назад. «Она год там находится, а последние три-четыре месяца, как пришли новые работники, вообще что-то непонятное творится. Постоянно на ней узкая чужая одежда. Может, от этого чесотка и завелась - и от плохого ухода. Они там постоянно голодные», - перечисляет Елена. Именно в последние месяцы она заметила, что за матерью плохо ухаживают, появился неприятный запах. Кроме того, она заметила, что мать боится этих новых людей.

«Я не знаю, может, они ей больно делали, может, они ее пинали, - делится Елена худшими опасениями. - Когда ей делали компьютерную томографию, у нее обнаружили какие-то старые переломы. Я вообще впервые в жизни о них слышу!»

В заключении действительно упоминаются переломы ребер с обеих сторон с образованием костной мозоли.

"Это просто убийственно: отравление медикаментами в стенах дома по уходу и чесотка!" - негодует Елена.

ФОТО: Архив читательницы.

«Согласно законам Эстонской Республики, питание клиентов в доме по уходу (меню, количество порций, калорийность, витамины, разнообразие, овощи, фрукты, мясо, курица, молочные продукты, сыры, колбасы, ветчина и так далее) строго регулируется на государственном уровне специально для учреждений такого типа. Меню и количество пищи находятся под строгим контролем Ветеринарно-пищевого департамента и Департамента здоровья. Проводятся ежегодные плановые и внеплановые проверки», - возражают на обвинения Елены в доме по уходу.

По словам Елены, она пыталась выяснить, что происходит, у сотрудников, дело дошло до конфликта, но объяснений она так и не получила. 

«Я их каждый раз спрашивала, почему такие проблемы, почему нет ухода, объясните, а они мне: мы не собираемся постоянно торчать возле вашей мамы, вы изначально ее нам такую привезли. Говорят, что я все придумала и придираюсь. Я не придираюсь, я хочу, чтобы был нормальный уход. Чтобы не было запаха. Чтобы кожа была чистая, нормальная. Чтобы она не падала, чтобы следили за ней как следует. Почему мне никто не может объяснить, когда она упала, почему она ударилась, почему у нее синяки, шишки?!» - возмущается она.

Добавим, что ежемесячно Елена платит за нахождение матери в этом доме 775 евро. И если учесть, что на 20 жильцов дома приходится шесть работников по уходу - вполне приемлемое количество, то произошедшее оставляет особенно тяжелый осадок.

Сейчас Елена занимается поиском нового дома по уходу. «Оставлять маму мы там не будем, потому что ее там просто угробят! - уверена она. - Но все-таки хочется выяснить, почему, если эти работники такие хорошие, после их смен такое случается».

Не видят оснований для увольнения

«Информация, предоставленная Еленой, односторонняя», - заявил директор дома по уходу Калев-Мартин Мяги, который подробно описал, как происходит поступление и раздача лекарств в их учреждении.

В самом доме престарелых нет врачей – за здоровьем постояльцев наблюдают семейные врачи и врачи-специалисты, которые при необходимости выписывают рецепты на соответствующие лекарства и корректируют схему лечения. В соответствии с договором, представители клиента или уполномоченные им лица покупают рецептурные лекарства и приносят их в дом по уходу. Представителем Марии является ее дочь Елена, именно она покупала и приносила ей лекарства.

Кроме того, раз в неделю в дом по уходу приходит медсестра, которая помещает недельную дозу лекарств в дозаторы, в соответствии с индивидуальными схемами лечения каждого из жильцов. Она же отвечает за оборот лекарств. Из дозатора медикаменты берет и передает постояльцу работник дома по уходу - в соответствии с назначенным днем и временем. Сестра постоянно контролирует, как используются дозаторы.

Но, несмотря на отлаженную систему контроля, пациентка попала в больницу с серьезным отравлением медикаментами. Как это произошло? Мяги объясняет это тем, что недавно лечащий врач скорректировал лечение другого заболевания Марии и изменил дозу галоперидола - того самого препарата, с отравлением которым, как предполагается, Мария и попала в больницу.

«Дом по уходу за пожилыми не травил клиентку психотропными лекарствами, а следовал лечебной схеме, составленной семейным врачом», - подчеркивает Мяги.

Более того, по его словам, когда Марию госпитализировали, ей продолжили давать галоперидол в больнице, несмотря на то, что именно этот препарат, согласно предположениям врачей, вызвал отравление. После того, как Марию осмотрел психиатр, галоперидол ей давать перестали. Семейный врач Марии лишь 27 марта отменила злополучный препарат.

Что касается синяков и чесотки, то руководитель дома по уходу объясняет их возникновение следующим образом: «Пожилые пациенты иногда могут падать, и это не зависит от сотрудников. Это пожилая клиентка с деменцией. Время от времени у пожилых возникают различные проблемы с кожей, в том числе чесотка (поскольку их иммунная система ослаблена и более восприимчива к инфекциям). Кроме того, эта клиентка ежедневно использует памперсы, которые могут вызвать опрелости и аллергию, несмотря на то, что их часто меняют. Насколько нам известно, у нее бывали проблемы с кожей и ранее».

Мяги добавил, что постояльцев моют по необходимости, не реже, чем раз в семь дней. Не реже раза в неделю меняются постельное белье и одежда - в соответствии с Законом о социальной опеке. Претензии Елены к сотрудникам дома престарелых руководство считает беспочвенными.

«С этой клиенткой работали все шесть наших сотрудников, квалификацию которых в феврале 2018 года проверил Департамент социальной защиты и остался удовлетворен результатами. Все наши сотрудники прошли соответствующее обучение, все они прошли проверку здоровья и имеют соответствующие дипломы. Все наши работники выполняют одну и ту же работу. Мы ежемесячно организуем собрания, на которых обсуждаем проблемы в уходе за каждым клиентом. Постоянно проводится как индивидуальное, так и коллективное дополнительное обучение. Если возникают проблемы, их всегда обсуждают, в том числе с двумя новыми сотрудниками, о которых упоминает Елена», - заверил Мяги.

«Мы поговорили с работниками и попытались выяснить у Елены, что они сделали неверно, но ни мы, ни наши работники не услышали от нее конкретного объяснения, поэтому у нас нет оснований кого-либо увольнять, - заключает он. - У Елены возникла личная и необоснованная неприязнь в отношении двух новых сотрудников, и она предложила их уволить и переложить тройную нагрузку на другую сотрудницу, несмотря на то, что одному человеку такая нагрузка не под силу. Ни Елена, ни другие клиенты никогда не предъявляли ни одной письменной претензии в отношении этих двух новых сотрудников или других наших работников. В связи с этим случаем мы проведем внутреннее расследование».

Мяги добавил, что обоснованность нахождения Марии в их учреждении будет пересмотрена, и сообщил, что предложил Елене отправить родственницу в больницу по уходу.

Минсоцдел: разрешение на деятельность не требуется

Произошедшее с Марией заставляет задуматься о том, каким образом выдаются разрешения на деятельность частных домов призрения, как их контролируют и куда обращаться людям, если их родственники попадут в подобную ситуацию?

Как сообщила старший специалист отдела попечительства Министерства социальных дел Кетри Куппер, пока что для оказания услуги общего ухода не нужно ходатайствовать о разрешении на деятельность, это требование начнет действовать лишь с 1 января 2020 года. Соответствующие разрешения будет выдавать Департамент социального обеспечения. 

Согласно действующему законодательству, оказывающее услугу учреждение должно соответствовать правилам противопожарной безопасности, выполнять требования по защите здоровья, требования к питанию и обороту лекарственных препаратов. Также организация, предоставляющая услугу, должна исходить из минимальных требований, приведенных в Законе о социальном обеспечении.

Надзор за домами призрения и другими подобными учреждениями осуществляет Департамент социального обеспечения, за оборотом лекарств – Департамент лекарственных препаратов, за выполнением требований по охране здоровья – Департамент здоровья и за выполнением требований по противопожарной безопасности – Спасательный департамент.

Куппер порекомендовала обратиться в департаменты, осуществляющие надзор. В случае подозрения в преступлении (например, в применении насилия или незаконных методов сдерживания) она посоветовала обратиться в правоохранительные органы.

«Если у родственников женщины есть подозрения, что она была оставлена без помощи, им следует обратиться с заявлением в Пыхьяскую префектуру», - говорит пресс-секретарь полиции Виктория Корпан. Это можно сделать и по электронной почте, написав заявление в свободной форме и отправив его на адрес pohja@politsei.ee. Следует указать свои контактные данные, имя, подробно описать ситуацию, прикрепить фотографии. Также можно прийти в рабочий день в Ляэне-Харьюское отделение полиции (Рахумяэ теэ, 6).

Проверка проводилась месяц назад

Как сообщили в Департаменте социальной защиты, проверка в доме призрения на улице Энергия проводилась совместно со специалистами Департамента лекарственных средств и Департамента здоровья 27 февраля, на данный момент производство о надзоре пока не окончено.

Советник отдела качества Керсти Каск добавила, что данный случай входит в компетенцию Департамента лекарственных средств и Департамента здоровья.

По данным Департамента здоровья, в ходе последней проверки в доме по уходу на улице Энергия среди прочего было установлено, что схемы лечения некоторых пациентов необходимо скорректировать, а кроме того, в лечебных схемах некоторых пациентов и дозировке препаратов имелись расхождения.

Департамент лекарственных средств при проверке хранения и учета медикаментов серьезных нарушений в доме по уходу не обнаружил. Были выявлены мелкие несоответствия, большая часть из которых на сегодняшний день устранены.

«Описанный случай - отравление психотропными веществами - находится за пределами сферы, контролируемой Департаментом лекарственных средств, однако в том, что касается хранения и учета лекарств, мы продолжим следить за развитием ситуации в этом учреждении", - заверила исполняющая обязанности инспекционного отдела департамента Катрин Коллист, добавив, что произошедшее - серьезная проблема, которой должны заниматься как сам дом по уходу, так и осуществляющие надзор учреждения.

Менее двух лет назад советники канцлера юстиции Юлле Мадизе провели большую проверку домов призрения в Эстонии. В ходе рейдов были выявлены упущения и недостатки - в частности, сообщалось о случаях, когда стариков держали связанными, под замком и пичкали успокоительными. И хотя в доме по уходу на улице Энергия проверка тогда не проводилась, выявленные в других подобных домах нарушения были настолько массовыми и масштабными, что осенью 2016 года канцлер юстиции обратилась в министерства и местные самоуправления с просьбой учесть ситуацию в домах общей опеки и усовершенствовать систему ухода за людьми, страдающими деменцией. Позже Министерство социальных дел подтвердило, что уход за пожилыми людьми с тяжелой стадией деменции нуждается в большем внимании, чем прежде. Приведет ли этот вывод к улучшениям в учреждениях социальной опеки, пока неизвестно. Очевидно лишь, что ситуация в домах по уходу по-прежнему остается крайне тяжелой.

НАВЕРХ
Back