Алистер Берт: химическому оружию не место в современном мире

Алистер Берт.

ФОТО: Британское посольство

Ровно год назад ранним утром сирийский самолет сбросил бомбы на город Хан-Шейхун. В результате бомбардировки от зарина погибло около ста человек, в том числе несколько детей. В средствах массовой информации мы видели страдания мужчин, женщин и детей, умирающих в конвульсиях, с пеной у рта, от воздействия отравляющего газа.

Как мы знаем, атака на Хан-Шейхун была не первым случаем применения химического оружия сирийским режимом против собственного народа. В 2013 году, после того как сотни людей погибли от химической атаки с применением зарина в Восточной Гуте, Россия пообещала всему миру, что Сирия уничтожит свои запасы химического оружия. Но это обещание не было выполнено. Основываясь на данных Механизма совместных расследований ООН и ОЗХО, мы можем с уверенностью заявить, что режим применил хлор в Идлибе: в апреле 2014 года - в Тальменесе и в марте 2015 года - в Сармине и Кминасе. А затем, ровно год назад, совершил массовое убийство жителей Хан-Шейхуна.

На протяжении пяти лет после первого случая применения химического оружия в этом регионе Россия постоянно подрывала и все активнее блокировала попытки международного сообщества положить конец этим преступлениям и привлечь виновных к ответственности. Раз за разом она применяла свое право вето, чтобы защитить жестокий режим Асада в Совете Безопасности ООН. В ноябре прошлого года Россия не позволила нам продлить мандат Механизма совместных расследований, учрежденного Советом Безопасности для того, чтобы привлечь к ответственности виновных в применении химического оружия. Из-за подобной реакции России на продолжающиеся нарушения Конвенции о запрещении химического оружия со стороны Сирии, сирийский народ по-прежнему подвергается жестоким атакам.

Все очевиднее становится пренебрежение России к мировому порядку в более широком контексте. Возмутительный случай применения ею химического оружия на британской земле в прошлом месяце стал еще одним примером вопиющего неуважения к основанной на правилах международной системе. Отравление Сергея и Юлии Скрипаль боевым веществом нервно-паралитического действия подвергло опасности всех, кто оказался вблизи места преступления, и более 130 человек были потенциально подвержены действию этого нервно-паралитического вещества, в том числе полицейский, состояние которого было критическим.

Россия не предоставила никаких объяснений того, как могло случиться, что ее отравляющее вещество было применено подобным образом. Вместо этого, так же, как и относительно ситуации в Сирии, мы столкнулись с потоками дезинформации, которая должна была запутать и парализовать международную систему, и не позволить нам привлечь к ответственности преступников, виновных в совершении химических атак.

После Хан-Шейхуна Россия постоянно пытается подорвать работу ОЗХО — организации, учрежденной именно для того, чтобы положить конец варварским нападениям с применением химического оружия. В прошлом году Россия в одностороннем порядке отклонила результаты расследования Механизма совместных расследований ОЗХО и ООН, подтверждавшие применение сирийским режимом зарина в городе Хан-Шейхун. А 22 марта один из высокопоставленных чиновников российского МИДа отверг идею того, что Россия может согласиться с независимыми заключениями ОЗХО по результатам анализа материалов, связанных с инцидентом в Солсбери; Россия примет только результаты ее собственного расследования.

Мы уже давно пришли к консенсусу относительно того, что химическое оружие – это отвратительно и неприемлемо. Лишь четыре государства во всем мире не являются участниками Конвенции о запрещении химического оружия. 192 государства объединились в осуждении его применения; этому оружию не место в современном мире. Мы должны вместе выступить против любых попыток разрушить один из составных элементов нашей системы, основанной на правилах. Подобное деструктивное и опасное поведение является угрозой для всех нас.

События в Хан-Шейхуне и по всей Сирии повергают мир в ужас. Мы призываем все страны недвусмысленно донести до России, что она больше не может безответственно подвергать другие государства опасности, стремясь добиться своих целей. Больше не должно быть жертв химических атак: ни в зоне военных действий в Сирии, ни в тихом английском городке. Основанный на правилах международный порядок и его институты — слишком большая ценность, чтобы подвергать ее подобной опасности: мы должны совместными усилиями защитить ее и обеспечить, чтобы больше никто не погиб такой ужасной и негуманной смертью.

Читать также

НАВЕРХ