Маленькое нацменшинство в водовороте большой политики

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Виктор Орбан.

ФОТО: Xinhua/Xinhua/Sipa USA

На недавних парламентских выборах в Венгрии партия премьер-министра Виктора Орбана «Фидес» вновь одержала крупную победу, что обеспечивает ей в парламенте большинство в две трети голосов и позволяет более уверенно вести свою политику. Однако политика Орбана привела к резкому противостоянию не только с западными партнерами, но и с соседней Украиной.

Отношения Будапешта с Киевом обострились прошлой осенью, когда на Украине вступил в силу закон, ограничивающий использование в школе венгерского языка и языков других национальных меньшинств. Чтобы заставить Киев отменить или смягчить закон, Будапешт заблокировал в ответ на это вступление Украины в Евросоюз и НАТО. По мнению украинских политиков и многих западных аналитиков, глубинной причиной венгерской политики обструкции является не беспокойство за права венгров, а желание заработать «плюсик» в глазах Москвы. Отношения Орбана с путинской Россией долгие годы были значительно лучше, чем у большинства европейских стран. Орбан также противился введению жестких санкций в отношении России, будь то в связи с аннексией Крыма или другими вопросами.

Накануне выборов и в Брюсселе, и в Киеве надеялись, что позиции Орбана ослабеют. Но вышло наоборот. Опираясь на полученный от народа мандат, он, очевидно, будет проводить свою политику еще более энергично. В том числе и в отношении Украины.

Корни языковой проблемы

Венгерское меньшинство в Закарпатье действительно проживало около тысячи лет, т.е. речь идет о малочисленном, но коренном народе. В то же время славяне в этом регионе жили еще дольше. Территория веками принадлежала Венгерскому королевству и Австро-Венгрии Габсбургов. Между двумя мировыми войнами она принадлежала Чехословакии, но после ее ликвидации в результате Мюнхенского сговора (1938) была на какое-то время присоединена к Венгрии. А затем к Советскому Союзу, точнее, к Украинской ССР. Т.е. речь идет об этнически пестрой территории, которая исторически переходила из рук в руки. Местные народности при этом относительно неплохо ладили друг с другом, политические игры их как будто не затрагивали.

С другой стороны, для венгров это больная тема. Дело в том, что после Первой мировой войны по Трианонскому мирному договору между Антантой и Венгрией (1920) последняя утратила две трети своей территории, причем большая их часть, по сути, была и остается заселена в основном венграми. В результате о Венгрии можно сказать, что это государство, граничащее с самим собой, т.е. она практически окружена территориями, которые раньше ей принадлежали.

Естественно, венгры очень чувствительно относятся к этому вопросу – в том числе те, кого трудно обвинить в махровом национализме. Будапешт непрерывно ссорился с соседними странами из-за прав венгерского меньшинства. В основном с Румынией и Словакией. С Украиной же до недавнего времени он более-менее безболезненно ладил. У Будапешта особенно не было причин жаловаться на нарушение прав соотечественников в Закарпатье, а для Киева тема была относительно неважна.

Ситуация изменилась прошлой осенью. Закон, вступивший в силу 28 сентября, обязывает все действующие на Украине средние школы перейти на украинский язык к 2023 году. С точки зрения Киева, цель этого состоит в том, чтобы сохранить языковую идентичность украинцев и ограничить роль русского языка. Венгры видят дело иначе. По мнению Будапешта, закон ограничивает права венгров. Поэтому правительство Орбана принялось защищать языковые права примерно 150 000 закарпатских венгров, заблокировав переговоры Украины по присоединению к запданым институтам. Против языковой политии Киева протестовали также Россия, Румыния и другие страны, представители национальностей которых проживают на Украине, однако Будапешт высказывался наиболее громко.

По мнению Украины и многих критиков Орбана, Будапешт явно действует по указке Москвы. Иными словами, дело не в закарпатских венграх, а в отношениях России и Запада. Количество венгров в регионе сравнительно невелико, и у них остаются основные школы на родном языке. А киевская политика в отношении языка и школ нацменьшинств мягче, чем, например, латвийская, и сравнима с соответствующим законодательством в Эстонии. Обе отвечают «евронормам».

Двух зайцев одним ударом

Причиной победы Орбана на выборах стало обещание стоять за интересы Венгрии и венгров. В первую очередь его риторика была направлена против мусульманских иммигрантов, прибывающих в Европу из-за ее пределов. Само по себе отстаивание интересов своей страны и народа приличествует любому главе государства. Было бы крайне странным и даже предательским, если бы какой-то глава государства вместо того, чтобы стоять за интересы своей страны и народа, отстаивал чужие. Но это не означает, что при этом надо переезжать остальных катком (кем бы они ни были). Политика – это искусство компромиссов. Но Орбан – националист и не скрывает этого. И время от времени занимает упрямую позицию. Или же…

Орбан и не скрывал, что хочет сохранить хорошие, выгодные для обеих сторон отношения с Россией. Т.е. критика в адрес Украины для него – все равно что убить двух зайцев. С одной стороны, он заигрывает тем самым с венгерским меньшинством, с другой – с Москвой. В глазах западного мейнстрима оба мотива греховны. Любой национализм в Европе считается вне игры, а Москва – Мордором.

Еще до выборов Орбан пообещал блокировать запланированный на этот месяц саммит Украина – Евросоюз и запланированный на лето саммит Украина – НАТО. После победы на выборах он, очевидно, продолжит гнуть свою линию еще сильнее. Причем он далеко не единственный политик в Европе, который хочет улучшить, а не обострять отношения с Россией. Посмотрим, как разыграет свою программу венгерский политик. Главное, чтобы от этого не пострадали закарпатские венгры, украинцы и все остальные.

НАВЕРХ