Кая Каллас: обещать пенсионерам по 60 евро во внеочередном порядке не кажется правильным

В субботу никто не смог составить Кае Каллас конкуренции на выборах нового лидера Партии реформ. О ее победе было известно заранее, поэтому ей оставалось только принимать поздравления, букеты и пожелания успеха.

ФОТО: Sander Ilvest

По словам избранной в прошлую субботу новым руководителем Партии реформ Каи Каллас (40), избиратели должны спросить у политиков, обещавших повысить пенсии во внеочередном порядке на 60 евро, какова реальная цена такого шага, пишет Postimees.

«Это может быть популярно, но намного сложнее честно ответить на вопросы. Мы знаем, что наше население стареет, и мы знаем, что сокращается население работоспособного возраста, то есть, те, кто платит налоги, из которых финансируются пенсии. На эту правду нужно смотреть прямо», - сказала она в откровенном интервью.

- Вы стали председателем Партии реформ. Думаете ли вы о себе как о следующем премьер-министре Эстонии?

- Нет. Честолюбие – это смерть для любой идеи. Сейчас нам нужно проделать большую работу, прежде чем мы заслужим эту должность.

- Но эта должность когда-то была вашей мечтой?

(Качает головой – Й.В.)

- Никогда?

Я такой человек, что я никогда не ставила перед собой цели занять какую-то должность. Когда я стала адвокатом, брат спросил меня: и кем ты хочешь стать, патрнером в фирме? Не было у меня таких планов. Но яначала работать и в итоге делала свою работу настолько хорошо, что стала партнером. Если сделать целью должность, то какие-то поступки ты будешь совершать, исходя исключительно из того, насколько это полезно для карьеры.

- Говорят, что власть не дают, власть берут. Власть в Партии реформ вам дали или вы взяли сами?

- Для некоторых членов партии и фракции я еще не являюсь лидером. В любом случае я должна работать, чтобы что-то доказать. Сейчас есть цель заработать победный результат на выборах в Рийгикогу, и ради этого люди согласны постараться. То, почему все так получилось, можно будет проанализировать когда-нибудь в будущем.

- Насколько вас удивитело, когда в какой-то момент вы обнаружили, что все хотят, чтобы вы стали председателем партии, хотя такой надобности вроде бы не было: во времена прежнего председателя партия показала хороший результат на выборах, а рейтинг поддержки был очень высоким?

- Со мной члены партии начали говорить об этом уже давно, и я всегда отвечала, что у нас есть председатель партии и я не стану плести интриг. Но поскольку Ханно Певкур сам бросил этот мяч, мне, конечно, пришлось выставить свою кандидатуру.

- В последний месяц перед выборами дела в партии шли безобразно. Почему?

- Это была жесткая предвыборная борьба. Если 27 человек претендовали на 13 мест, значит, все отнеслись к выборам очень серьезно. В действительности, складывалась ситуация, которая никому не пошла на пользу. Надеюсь, теперь все позади.

- До сих пор в Партии реформ было правило, что если меняется председатель, ему находят достойную должность. В этот раз вы внесли свой вклад в то, чтобы Ханно Певкур остался без места вице-спикера парламента. Почему вы почувствовали необходимость написать это письмо, ведь было известно, какую реакцию оно вызовет?

- Опыт – лучший учитель, но он берет слишком высокую плату. Нужно посмотреть, какие шаги предпринимались прежде, но я больше не концентрируюсь на этом. Мы все совершили ошибку в этом процессе и важно то, как мы будем двигаться дальше.

- Насколько уверенно вы чувствуете себя сейчас, в первый день в роли руководителя партии? Генеральный секретарь тоже первый день в своей должности. А до выборов в Рийгикогу осталось меньше 11 месяцев.

- Это не работа одного человека. Победу на выборах принесет сотрудничество фракции, правления, регионов и генерального секретаря. Важно, чтобы этот так называемый ансамбль начал нормально работать. Там есть как новые игроки, так и старые игроки. Нужно использовать сильные стороны каждого.

- В последние десятилетия Партия реформ всегда использовала в своей избирательной кампании разжигание межнациональной розни. После прошлых выборов Певкур сказал, что это могло бы остаться в прошлом. Что по этому поводу думает Кая Каллас?

- Во-первых, я не согласна, что мы разжигали межнациональный конфликт. Я этого никогда не делала, и не собираюсь делать в дальнейшем. Принцип, что мы не хотим идти на поводу у пропаганды правительства соседнего государства, – это то, чего мы собираемся придерживаться и в дальнейшем.

Все равно, какая национальность у живущих в Эстонии людей, которые считают Эстонию своей родиной, нет интересов, имеющих фундаментальные различия. И они хотят, чтобы тут было безопасно жить, иметь хороший доход и чтобы их дети получали хорошее образование.

- В то же время Партия реформ делала предвыборную рекламу, в которой конкретно говорилось: русские голосуют так, а эстонцы так.

- Эта реклама была правдой для местных выборов, но ее не считали правильной даже члены нашей партии. Нет никакого разжигания межнациональной вражды, если есть ссылки на исследования.

- Вы сказали, что не хотите идти на поводу у пропаганды соседней страны. Вам кажется, что сейчас политики Эстонии пошли у нее на поводу?

- Только недавно в США вышла книга историка Тимоти Снайдера – «The Road to Unfreedom: Russia, Europe, America». Вся книга показывает, что (цитируетЙ.В.): «как Россия не станет Западом, так и Запад не станет Россией». Это их политика. Если читать эту книгу и следить за фоном, я вижу какое-то развитие.

Я не говорю, что это делается каким-то политиком Эстонии умышленно, все может быть от незнания, что они используют те же методы. То, что правительство Владимира Путина сделало для ослабления Европейского союза, используется и в Эстонии. И это пугает.

- Не хотите конкретизировать?

- Например, правительство Путина пытается показать западные страны морально разлагающимися. В качестве примера приводится то, что якобы здесь идет упорная гомопропаганда. Если посмотреть на высказывания и тенденции, которые некоторые громогласные люди используют, это более-менее тот же образ мысли.

- Кто эти некоторые?

- Например, EKRE очень четко использует ту же риторику. Как бы нелогично это ни казалось, но так и есть.

- Их избирателям это подходит.

- Подходит. Но они представляют этих избирателей, однако, если посмотреть на особенности их поведения, то видно, что они опасны.

- Россия может хотеть делать все, что угодно, и почва для этого есть - жителей Эстонии эти слова волнуют. Если вы говорите, что такой образ мысли – это проблема, то проблема в этих жителях Эстонии.

- В действительности проблема в том, что житель Эстонии очень доверяет социальным сетям. Только что вышло исследование Евробарометра о том, насколько жители стран-членов Евросоюза подвержены фейковым новостям и видят ли они эти особенности поведения.

Вызывает обеспокоенность, что житель Эстонии не очень критичен по отношению к источникам. Это означает, что он слепо верит тому, что читает в социальных сетях. С этим взаимодействует и то, что житель Эстонии пользуется социальными сетями в среднем больше, чем остальные жители Европы.

В-третьих, жители Эстонии не в состоянии определять фейковые новости как, например, голландцы. Это зависит от того, доверяют ли они только тому, что представляют национальное телерадиовещание и Postimees, или безоговорочно доверяют тому, что выскакивает в социальных сетях.

Таким человеком очень легко манипулировать. Если человек не относится к этому критически, то это причина для беспокойства. Причиной для беспокойства является и то, что с использованием технологий мы все больше снижаем свою способность к критическому мышлению. Мы даже не обращаем внимания на то, какую интернет-зависимость это вызывает.

Постоянное вмешательство умных приборов приводит к возникновению сложности там, где нужно сосредоточиться. Если такие сложности возникли, то не возникает долгосрочной памяти. Если ее не возникает, мы не можем связать факты друг с другом, поскольку не помним, что и где прочитали. Это причина для огорчения.

- Как исправить эту ситуацию?

- Я считаю, что нужно говорить о том, какие угрозы существуют. Нужно также больше подчеркивать, из каких источников мы получаем информацию. Если человек верит, то он верит, и ничего не поделаешь.

Если президенту США Дональду Трампу говорят в интервью, что все не так, как он говорит, он отвечает: «У президента есть основания полагать, что все именно так». Это происходит даже на таком высоком уровне.

Это очень страшно, что можно даже, например, Джорджа Буша заставить говорить на видео все равно что. Если человеку, который абсолютно верит тому, что он видит и слышит, показать картинку с моим лицом и моим голосом, то позже он не поверит, если я скажу, что такого не говорила.

Если это средство окажется в плохих руках, то представьте себе, к чему это может привести. Это страшно.

- Это страшно, но вызывает ли это у вас ощущение, что что-то нужно запретить?

- Как либерал я не поддерживаю запреты. Людей нужно научить видеть угрозы. Особенно родителей. Если посмотреть на использование умных приборов молодыми людьми Эстонии, то это слишком распространено. В Азии с такими проблемами борются, и нам нужно у них учиться.

Приведу пример из Южной Кореи. Там есть правило, что несовершеннолетним перекрывают доступ к связи с полуночи и до семи утра, поскольку если дети в Интернете, то они не спят и не могут сосредоточиться.

Другой пример. У президента Франции Эммануэля Макрона в программе было обещание запретить в школах телефоны. Поскольку они все время мешают, дети не общаются друг с другом, у них не возникает элементарных навыков общения. В то же время на будущих рабочих местах потребуется, чтобы мы умели общаться друг с другом, понимать эмоции и так далее, чего роботы еще не умеют.

Третий пример. В 2015 году на Тайване решили, что родителей можно наказать штрафом, если они позволяют детям неразумно много пользоваться технологиями, чтобы они поняли, что интернет-зависимость хуже героиновой зависимости. Точно та кже, как они не дали бы своим детям героин, они не должны позволять им  неограниченно пользоваться и умными приборами.

- Все три примера можно внести в категорию – государство, заботящееся о детях.

- Я просто привела их в качестве примера того, что сделали страны, которые борются с этими проблемами. Насколько известно, в Китае уже есть большие лагеря, в которых пытаются освободить детей от виртуальной зависимости. С другой стороны, некоторые футурологи говорят, что каждое поколение готовит себя к тому, что будет. Я не знаю, что это точно, но может быть все это нужно для чего-то нового.

Я хочу, чтобы человек мог свободно принимать решения и видел эти риски. Родители несут ответственность, и они должны знать о рисках нового мира и уметь защитить от них своих детей.

- Что, по вашей оценке, является самыми серьезными социальными проблемами эстонского общества?

- Самые большие социальные проблемы связаны с тем, что люди не справляются. Конечно, очень большой проблемой является злоупотребление алкоголем. Также душевное здоровье: у нас слишком много депрессии. Вопрос в том, что возникает раньше: алкоголь предшествует депрессии, или депрессия возникает в результате его употребления. Есть большой вопрос - почему мы не счастливы, хотя по большому счету у нас все в порядке.

Конечно, есть потребность в увеличении доходов. Расходы велики, а доходы не такие большие. Мы не сделали шаг, который должны были сделать для развития экономики.

Мы были страной субподряда, в чем нет ничего плохого, но для экономики маленькой страны единственно верный путь – это экономика, основанная на знаниях. Это не возникает за сутки. Для этого мы должны посмотреть, каково финансирование научной и развивающей деятельности, а также, почему в глобальном инновационном индексе мы находимся на очень низком месте.

- Как вам кажется, увеличение пенсий во внеочередном порядке на 60 евро улучшит доходы пенсионеров?

- В этом случае нужно сравнивать и с другой стороной. Если пенсионерам пообещали по 60 евро, где взять эти деньги? Будут ли в результате этого отменены транспортные дотации или поднимут какой-то налог? Приведу пример Швейцарии, где провели референдум на тему, хотят ли люди зарплату гражданина в размере 1000 франков.

Представьте, что этот вопрос задали в каком-то зале: кто хочет просто так каждый месяц получать по 1000 франков? Все подняли бы руку. Но вопрос был поставлен иначе: хотели бы вы получать 1000 франков, что означало бы введение более высоких налогов? 73 процента людей ответили «нет».

Мне кажется, что обещать внеочередные 60 евро - цинично. Это не решение реальных проблем, это взгляд на пенсионеров как на массу: пообещаем им что-то хорошее.

Допустим. Пожилые люди – очень активные избиратели. Это кажется циничным, и не кажется мне правильным. Это может быть популярно, но намного сложнее честно ответить на вопросы. Мы знаем, что наше население стареет, и знаем, что сокращается население работоспособного возраста, то есть те, кто платит налоги, из которых финансируются пенсии. На эту правду нужно смотреть прямо.

Одно исследование показало, что 25 процентов людей верят, что в будущем государство не обеспечит им пенсию, на которую можно будет жить так, как они привыкли. Все остальные надеются на государство. В то время как 82 процента людей верят, что они будут работать, находясь в пенсионном возрасте, но реально это делают лишь 32 процента.

Политика нынешнего правительства делает все для того, чтобы люди пенсионного возраста не работали. Это неразумно.

- Какова самая большая заслуга нынешнего правительства?

(Думает полминутыЙ.В.) То, что они показывают, что может принести с собой левое правительство. Все партии получили мандат от избирателей, а для здоровья демократии хорошо, когда люди, стоящие у государственного руля, иногда меняются.

Уход Партии реформ из правительства создал в нашей политике более напряженную конкуренцию на свободном рынке, поскольку Центристская партия вышла из изоляции, и это было полезно.

Я согласна с тем, что для демократии это очень нужно. Правители должны меняться. Если Центристскую партию поддерживают 27 процентов избирателей, и они не могут осуществлять свою политику,  это создает фрустрацию для их сторонников.

- Ваши предшественники говорили, что Центристская партия не годится для управления. Как считаете вы?

- Я исключаю любое исключение. В противном случае можно обнаружить себя в углу играющими сами с собой.

- Пара контрольных вопросов. Должны ли появиться Rail Baltica и целлюлозный завод?

- Rail Baltica, конечно, нужна, и от нее нельзя отказываться. Очень просто быть против чего-то, но намного сложнее быть за что-то и развивать какие-то идеи.

- А целлюлозный завод?

- Мы должны аргументировано дебатировать, определять факты и говорить, какими будут последствия при одном или другом вариантах. Меня больше всего беспокоит то, когда еще до начала обсуждения все кричат друг на друга. Как тут можно что-то развивать? Тут ничего не сделать, и получится так, что мы отстанем от других стран.

В случае целлюлозного завода для принятия решения было слишком мало данных. В этом деле есть две стороны. Одна сторона касается леса, а другая - деревообрабатывающего завода.

В плане леса не договорились даже по фактам. В плане прироста и объемов вырубки одни говорят одно, а другие – другое. Если бы договорились по фактам, то могли бы начать решать проблемы.

Что касается завода, то можно было провести исследования. В экономике, основанной на знаниях, можно собирать знания. Это также вопрос о яйце и курице: когда говорится, что у нас нет ученых, которые занимаются древесной химией, но если у нас нет предпринимателей, которые этим занимаются, то не появятся и ученые. Я не знаю, что должно появиться раньше.

Конечно, это неразумно, что треть дерева уходит из Эстонии в необработанном виде, то есть мы на этом не зарабатываем.

Нельзя отмахиваться и от местных жителей. Их мнение нужно выслушать, но их позиции должны базироваться на аргументах и фактах.

- Если Партия реформ и Социал-демократическая партия на следующих выборах получат в Рийгикогу более 50 мест, будут ли приняты прикладные акты к Закону о совместном проживании?

- Если этот закон принят, то непринятие прикладных актов – это ложь. Закон принят, он так и так работает, а прикладные акты нужны для тех, кто должен закон применять.

- Миграционная квота в Эстонии составляет 1300 человек. Этот предел разумен?

- В случае миграции нужно смотреть, какие рабочие места заполняются. Миграционная политика обязательно должна благоприятствовать созданию рабочих мест с высокой дополнительной ценностью.

Каллас обошла всех однопартийцев

На общем собрании Кая Каллас была избрана председателем партии 1067 голосами «за».

«Я благодарю однопартийцев за это доверие, но не устаю подчеркивать важность вклада всей команды перед выборами. Руководитель крепок настолько, насколько крепка его команда», - сказала новый руководитель партии.

В электронных выборах председателя Партии реформ приняли участие 908 членов, а бумажными бюллетенями воспользовался 291 член партии – всего 1199 членов партии. В урнах для голосований было 1157 бюллетеней, испорченными признаны 28, сообщил ERR.

В правление Партии реформ, в которое кроме председателя входят еще 16 членов, были выбраны Юрген Лиги (945  голосов), Ханно Певкур (869) Урмас Паэт (854), Айвар Сыэрд (733), Анне Суллинг (691), Таави Рыйвас (685), Урве Тийдус (635), Урмас Клаас (609), Кристен Михал (599), Арто Аас (588), Ээрик-Нийлес Кросс (547) и Урмас Круузе (503).

В качестве представителей регионов в правление попали Лайне Рандъярв (Пыхья), Андрес Сеэме (Лыуна) и Яанус Ратас (Ляэне).

Из правления выпали, например, Йоко Алендер, Кейт Пентус-Розиманнус и Калле Паллинг.

Заместителями председателя партии стали Юрген Лиги, Урмас Паэт и Урмас Клаас. Также генеральным секретарем партии правление партии утвердило Керта Валдару.

PM/BNS

Новый руководитель партии: основой экономики является предпринимательство

В предвыборной речи Кая Каллас сказала собравшимся на общем собрании Партии реформ, что основной целью партии должно стать построение умной и обслуживающей себя самостоятельно Эстонии.

«Перед нами стоит строгий выбор: вернуться в прошлое или попытаться двигаться в сторону обеспечивающего себя будущего. Для меня тут нет вопроса: мы должны продолжать строить сильную и умную самостоятельную Эстонию», - сказала она.

Каллас подчеркнула, что основой экономики самостоятельного государства является частное предпринимательство, и у Эстонии есть все для того, чтобы создать для предпринимателей лучшую из возможных среду: «Мы должны создать условия, при которых частная инициатива уважалась бы больше, что означает пересмотр тормозящих предпринимательство правил, а также создание возможностей, направленных на будущее».

Каллас добавила, что государство не должно заниматься предпринимательством там, где это могут делать предприниматели, а также, что выплата налогов должна быть простой и логичной.

PM

Певкур: наше дело остаться во всех смыслах достойными

Покинувший должность председателя Партии реформ Ханно Певкур произнес речь, в которой сказал, что Эстония ждет нового прихода Партии реформ к власти, а также того, чтобы закончились неясности и нерешительность в управлении Эстонией.

По словам Певкура, ожидается, чтобы Партия реформ была единой и сильной и предложила Эстонии решения на будущее: «Эстония ждет нового прихода Партии реформ. Наше дело остаться достойным как для людей, так и в качестве партии. То, какими являются наша внутренняя демократия и процесс принятия решений, может быть лакмусовой бумажкой и при управлении Эстонии».

Певкур выразил убежденность в том, что глядя на работу нынешнего правительства, от Партии реформ все больше ждут и возвращения к своим корням: «Простая и понятная налоговая система, помощь - прежде всего, тем, кто в ней нуждается, и крепкая оборона страны – это те ценности, которые мы должны защищать». Он добавил, что именно экономическая среда, налоги и образование – это темы, которые могли бы стать основными на предстоящих парламентских выборах.

PM

Читать также

НАВЕРХ