Эдвард Лукас: cанкции могли бы быть гораздо жестче

Эдвард Лукас.

ФОТО: Albert Truuv??rt /Scanpix//

Цельтесь в активы российской элиты за границей. Это усилит давление на Владимира Путина, который после этого прекратит угрожать соседям России и нарушать права человека своих подданных, пишет колумнист BNS Эдвард Лукас.

Цельтесь в активы российской элиты за границей. Это усилит давление на Владимира Путина, который после этого прекратит угрожать соседям России и нарушать права человека своих подданных.

Такова теория, стоящая за политикой Запада в отношении Кремля, и я поддерживаю ее, но не стоит выдавать желаемое за действительное.

Во-первых, санкции были до сих пор всего лишь иголочными уколами. Они направлены против горстки высокопоставленных лиц вроде людей, связанных с мошенничеством, разоблаченным убитым российским информатором Сергеем Магнитским. Многие из них не обладают имуществом на Западе. Кому-то из них — в том числе нескольким миллионам чиновников — в любом случае не разрешают выезжать за границу.

Во-вторых, может быть сложно установить местонахождение денег. Россияне и другие могут использовать цепочки теневых фирм для создания непрозрачных структур в ряде юрисдикций, где непонятно, кто является бенефициарным владельцем. Расшифровывание этих цепей требует много времени и сил, что оставляет реальным владельцам достаточно времени на то, чтобы перевести активы в другое место.

В-третьих, даже если санкции будут ощутимыми, они могут сопровождаться непредвиденными побочными эффектами. Например, если они заставят богатых россиян перевести деньги на родину, это увеличит резервы и укрепит рубль, а это станет хорошей новостью для путинского режима. Инвестиции в Россию могут показаться привлекательными по сравнению с затратами и неопределенностью в правовой среде враждебного иностранного государства.

Те, кого коснулись санкции, не обязательно выступят против Путина. Легко быть независимым, когда большая часть ваших денег находится вне досягаемости режима. Если ваше имущество расположено преимущественно в России, вы можете оказаться в большей зависимости от Кремля. При этом режим сможет предложить подвергшимся санкциям политически влиятельным людям определенную компенсацию: доступ к государственным ресурсам, выгодные строительные договоры или часть имущества какого-нибудь находящегося на худшем счету олигарха.

В-пятых, санкции прекрасно вписываются в стратегию публичных связей режима, которая изображает внешний мир мстительным и не заслуживающим доверия. Россия — осажденная крепость, которую может защитить только мудрая и сильная власть президента и его союзников. Чем сильнее иностранцы будут закручивать гайки, тем сильнее россияне будут сплачиваться за своим вождем.

Ни один из этих встречных аргументов не имеет убийственной силы. Санкции действительно могли бы быть гораздо жестче. Отличной идеей было бы взять в тиски котирующиеся на западных биржах крупные компании. С учетом их сомнительного происхождения и еще более туманного руководства им вообще не следовало давать разрешение вывести туда свои акции.

Реформа законов, касающихся собственности фирм (не только в офшорных юрисдикциях, но и в Великобритании и США), основательно запаздывает. Она болезненно ударит по банкирам, юристам и аудиторам, извлекавшим выгоду из коррумпированности нашей финансовой системы, но долгосрочная польза от очищения системы перевешивает кратковременные затраты.

Важнее всего было бы все же добиться, чтобы санкции расценивались как обращенные против режима, а не России. Мы должны поощрять торговлю с законопослушными российскими фирмами и их инвестиции, как и визиты со стороны россиян. На самом деле нам следует сделать гораздо больше для поощрения контактов между Востоком и Западом. Например, мы могли бы сделать обучение в европейских и североамериканских университетах более простым и дешевым для российских студентов. Это сократило бы влияние силовых мер Кремля в культурной сфере (и закрытия Британского совета).

Нам нужно особенно поощрять создание для русскоязычных людей интеллектуальной и культурной жизни, которая играла бы замещающую роль. Нужно поддерживать учебные и научные программы в странах, в которые легко попасть из России, особенно в Балтии и на Украине. Нужно рекламировать западной публике российские театр, кино и другие преследуемые режимом отрасли. Это подорвало бы кремлевскую пропаганду. Мы в ссоре не с россиянами, но с их правителями, которые грабят их и скрывают это за ксенофобией и милитаризмом.

* * *

Эдвард Лукас — автор снискавших международный успех книг «Новая холодная война» и «Обман», журналист и вице-президент действующего в Вашингтоне и Варшаве аналитического центра Center for European Policy Analysis (CEPA).

НАВЕРХ