Грязин: государство дерёт с народа деньги! Кальюлайд: нам повезло, что реформисты не успели всё распродать

Менее года до парламентских выборов. Партии, перетасовав колоду руководства, гонятся за рейтингами. Но появятся ли свежие идеи? Или русская карта по-прежнему останется основным политическим козырем?

В студии Postimees встретились в прямом эфире реформисты и центристы: депутат Рийгикогу от Партии реформ Игорь Грязин и старейшина Пыхья-Таллинна, член правления Центристской партии Раймонд Кальюлайд.

В начале беседы Кальюлайд заявил, что реформисты становятся всё больше похожи на EKRE, отдалясь от либеральных ценностей. Завязался горячий спор. 

Раймонд Кальюлайд: – В Партии реформ сторонники либерализма остались в меньшинстве. Уже давно – со времен Андруса Ансипа, т.е. после ухода Сийма Калласа в Еврокомиссию – она не является традиционно либеральной. Реформисты становятся всё ближе к EKRE, опираясь на консервативные ценности и выделяя национальный аспект своей политики. В какой степени реформисты останутся либералами, во многом будет зависеть от Каи Каллас. 

Игорь Грязин: – Раймонд упомянул важный нюанс. Я имею в виду сопоставление разных поколений Калласов (отца Сийма и дочери Кайиприм.ред.).  

Во времена Ансипа произошла странная вещь: классические либералы дали резкий крен влево, причем в сотрудничестве с центристами. На сегодняшний день у нас ведь практически ничего не осталось частного. В Эстонии сейчас всё государственное, как при Горбачёве.

У нас нет частной железной дороги, паромы – государственные, электричество – государственное и т.д. Государство дерет с народа деньги похлеще, чем в свое время драл Брежнев. Иными словами, мы восстановили государственный капитализм.

Раймонд Кальюлайд: – А кто вкладывал деньги в Estonian Air? Причем незаконно, как постановила потом Еврокомиссия – нынешний работодатель Андруса Ансипа.

Никакого государственного капитализма в Эстонии нет! Наоборот, нам ещё очень повезло, что в течение 17 лет правления правых партий наши электростанции, железная дорога и другие госпредприятия не были проданы.

Вертикаль власти, созданная в своё время реформистами, привела к тому, что, например, когда был продан участок земли в Пыхья-Таллинне (на месте «Арсенала»), его собственником стал влиятельный реформист Райн Розиманнус, а главой совета Riigi Kinnisvara в тот момент был реформист Таави Рыйвас.

Игорь Грязин: – В Таллинне коррупционер сидит на коррупционере. Оставим эту тему в стороне!

Если говорить о назревших изменениях, то нужны простые шаги. Надо стабилизировать зарплату, которая стала высокой, но не подпитывается экономикой, и создать новые рабочие места. А они могут появиться только в частном секторе! Необходимо также приватизировать госпредприятия, вернувшись к тому, чтобы было в Эстонии в 2003 году, или к тому, что было в Европе в 70-х годах, когда создавалось богатство: это был частный рынок.

Раймонд Кальюлайд: – Конечно, парикмахерские не нужно переводить в госсектор, но совершенно ошибочно думать, что только частный сектор создает что-нибудь полезное. В развитии экономики важная роль принадлежит именно тем, кто получает зарплату от государства: это школьные учителя, преподаватели вузов, врачи, спасатели, военные  и т.д.

Подробности - в видео!

Игорь Грязин и Раймонд Кальюлайд в студии Postimees: русская карта в рукаве? / Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

ФОТО: Pm

  • Апрельский рейтинг партий показал, что реформисты обошли по популярности центристов и в Таллинне. В чем причина?
  • Почему соцдемы балансируют на краю пропасти, а IRL - уже в ней?
  • Появятся ли в погоне за рейтингами свежие идеи или опять всё сведется к русскому вопросу?
  • Кому выгодно поднимать этот вопрос? И почему русская карта политически столь прибыльна?
  • При каких условиях реформисты и центристы готовы сотрудничать друг с другом, а также с партией EKRE? 

Одежда ведущей: Luisa Spagnoli Estonia

Читать также

НАВЕРХ