Янки с французом – братья навек!

Эммануэль Макрон и Дональд Трамп

ФОТО: Blondet Eliot-POOL/SIPA / Blondet Eliot-POOL/SIPA

Фотографии, иллюстрирующие встречу Дональда Трампа и Эммануэля Макрона, несколько дней во время и после визита французского лидера к заокеанскому коллеге вытесняли с первых полос мировых СМИ все остальные «картинки».

Особенной популярностью пользовалась та, на которой президент Франции нежно обнимает Трампа за монументальную талию, а тот с брутальной величавостью благосклонно позволяет столь фамильярное обращение со своей особой. По степени символичности это фото напоминает знаменитый двойной портрет, на котором дорогой товарищ Леонид Ильич Брежнев взасос целует главу ГДР Эриха Хонеккера. К тому же, по выражению западных массмедиа, во время пребывания Макрона в Вашингтоне оба президента «делали всё, что могли, чтобы показать, что между ними есть “химия“…».

Постоянство партнёров и интересов

Президент США все эти дни всячески подчёркивает, что отныне (и навеки?) Америка предпочитает вести на европейском направлении переговоры и поддерживать контакты исключительно напрямую с Парижем, минуя по возможности Брюссель. То есть теперь для Белого дома Европейский Союз – сам по себе, а Франция – сама, причём Парижу в Старом Свете отводится доминирующая роль.

Тем самым Трамп опять демонстрирует свою склонность эпатировать почтенную публику эксцентричными поступками, отодвинув в сторону традиционно главного партнёра США в этом регионе – Великобританию. Судя по всему, для Лондона этот кульбит стал неприятной - если не сказать оскорбительной - неожиданностью. Похоже, что на Потомаке решили: раз Туманный Альбион отчаливает от основного континента, то и нечего с ним больше церемониться: брекзит есть брекзит! Как говорится, умерла, так умерла… А поскольку никто не отменял провозглашённый легендарным британским премьером принцип «у Англии нет постоянных партнёров, у Англии есть постоянные интересы», то пусть-ка теперь Уайтхолл испытает его на себе.

На этом фоне «химические» объятия с французским президентом выглядят как нарочитая демонстрация справедливости поговорки, которая гласит, что свято место пусто не бывает. По этому поводу британская The Daily Telegraph пишет, что установление стабильно хороших отношений с Парижем может быть решением давно стоящего перед Вашингтоном вопроса, который сформулировал ещё Генри Киссинджер: к кому в Европе должны обращаться США в момент кризиса? До брекзита такой страной постоянно была Англия, но раз её представители отстраняются от процесса принятия решений на уровне ЕС, Вашингтону могут понадобиться (читай: уже понадобились) новые друзья.

Пропасть или взлёт?

Ещё одним из проявлений такого, достаточно неожиданного, всплеска взаимной приязни стало активное участие Франции в ракетном акте возмездия Сирии, случившееся буквально за несколько дней до визита Макрона в США. Этот резкий зигзаг в отношениях отмечают многие аналитики, сравнивая нынешнюю ситуацию с той, которая сложилась, к примеру, в 2003 году, когда Франция едва не нарушила планы администрации Джорджа Буша-младшего по свержению режима Саддама Хусейна, в последний момент отозвав свою военную поддержку.

В том же ряду упоминаются конфликты в Ливии, Боснии и Афганистане, где французы, как выразился один из ведущих британских экспертов по международному терроризму и Ближнему Востоку Кон Кофлин, «раз за разом вызывали всеобщее отчаяние, демонстрируя свой собственный к ним (конфликтамВ.И.) подход и зарабатывая репутацию ненадёжных союзников».

Вообще-то эту тему можно рассматривать и в более глубокой ретроспективе, вспомнив героя французского Сопротивления, знаменитого генерала де Голля. В 1965 году, будучи избранным на второй президентский срок, он сначала объявил об отказе использовать доллар при международных расчётах и о переходе на единый золотой стандарт, а затем и вовсе сообщил, что Франция не считает себя связанной обязательствами перед Североатлантическим Альянсом.

Уже в феврале 1966 года Пятая Республика вышла из военной организации НАТО, а штаб-квартира организации была срочно переведена из Парижа в Брюссель. С этого момента официальная позиция Франции в международной политике становится резко антиамериканской.

Правда, с течением времени эта резкость заметно сгладилась, однако «линия де Голля», хоть и в скорректированном варианте, сохранялась вплоть до начала третьего тысячелетия. И вот – новый поворот, и мотор ревёт; что он нам несёт – пропасть или взлёт?..

Против кого дружим?

С точки зрения обычной прагматики в действиях Трампа и Макрона всё вполне логично. На наших глазах реализуется формула sina mulle, mina sulle. Франция поддерживает Америку в боевых действиях против Башара Асада, а Америка отказывается от повышения пошлин на импорт алюминия и стали из Европы. По мнению экспертов, эта тактика вполне удалась. Канал RTVi в среду сообщил, что перед поездкой в США Макрон встречался и консультировался по этой проблеме с Ангелой Меркель, поскольку новые штрафные санкции Вашингтона бьют в первую очередь по металлургии именно Франции и ФРГ. И, по сообщению этого источника, Трамп объявил о приостановке действия введённых ранее антиевропейских санкций (или о готовности приостановить их, в сообщении это прозвучало как-то невнятно).

Но, на мой взгляд, не следует особо обольщаться достигнутым в этой области успехом. При всех «побочных эффектах» в действиях американского президента явно прослеживается стремление вбить клин в пока ещё сохраняющееся (хотя и уместно употребить термин «остаточное») европейское единство. Принцип старый, как мир: divide et impera.

Удручает одно. Когда этот принцип применяется ведущей мировой державой, причём по отношению к ближайшим партнёрам, звучат в худшем случае мягкие упрёки. Но стоит тем же согрешить, скажем, российским лидерам, как против них ополчаются все.

Впрочем, здесь не всё так мрачно, как может показаться на первый взгляд. Примерно за месяц до встречи Трапа и Макрона в Вашингтоне мировые СМИ опубликовали сообщение о том, что «…Председатель КНР Си Цзиньпин направил президенту России Владимиру Путину поздравление в связи с победой на президентских выборах в воскресенье (18 мартаВ.И.).

В телеграмме отмечается: „В настоящее время китайско-российские отношения всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства достигли беспрецедентно высокого уровня“. Китайский лидер отметил, что эти отношения стали „примером отношений нового типа“, а также подчеркнул успехи российского народа в области „возрождения мощной державы“. Он подтвердил стремление китайской стороны развивать двусторонние связи, содействовать поддержанию обстановки мира и развития в глобальном масштабе. Ранее в воскресенье Путин выразил надежду, что российско-китайское взаимодействие будет наращиваться после переизбрания Си Цзиньпина на посту председателя КНР».

…Люди постарше наверняка помнят песню, которая начиналась словами «Русский с китайцем – братья навек!». Ну, как-то примерно так…

НАВЕРХ