История Алёны Суржиковой «Ожидание чуда» в документальном фильме «Корни»

Алена Суржикова

ФОТО: сергей трофимов, тимо тоотс

4 мая в рамках кинопрограммы ЭР100 в кинотеатрах начнется показ документального фильма «Корни», авторами которого являются шесть эстонских женщин-режиссеров. «Корни» - это шесть глубоко личных историй: первая любовь, потеря ребенка, старение, неверность, хрупкие отношения с близкими. Шесть разных взглядов на то, что осталось в нас и что останется после нас.

«Моя история, наверное, самая суровая, – признает режиссер Алёна Суржикова, чей фильм о новорожденном ребенке одной супружеской пары в палате интенсивной терапии. – Я думала, что это будет последним фильмом, который я вообще сниму, поскольку невозможно, показать жизнь еще больше. У каждого человека есть собственный образ, согласно которому вы всегда сильны, всегда красивы, счастливы, успешны... но сама жизнь ведь не такая! Этот фильм является воспоминанием о ребенке, который побыл у меня на руках всего лишь семь часов. Это записано в память о нем».

История Алёны в документальном фильме «Корни» показывает рождение и смерть (а это значит – жизнь) ее четвертого ребенка. Этот материал она снимала в 2016 году только для себя, тогда даже не возникло мысли показать его кому-то еще. Таких честных фильмов, по ее собственным словам, она не снимала. Обычно во время съемок присутствует идея о том, как построить какой-либо план, какие кадры вставить между планами. В «Ожидание чуда» режиссура отсутствует – жизнь в чистом виде, как она есть. Да и снять такой фильм, по словам Алёны, возможно только о себе.

Камера, большую часть времени стоящая в одном в углу, свидетельствует об исключительно трудном времени в жизни семьи Алёны. Влияет ли как-то знание о записывающей камере на человека в такой момент? Для Алёны, привыкшей к съемкам, камера была самым несущественным моментом во всей этой ситуации. Она добавляет, что периодически ей приходилось выключать камеру, потому что медицинская работница, приходившая ей помогать, начала рассказывать про свою жизнь. «В конце концов, она расплакалась у меня на плече. Тогда я подумала, что у меня же есть трое детей, и, на самом деле, я все-таки счастлива», - говорит Алена.

Фильм о том, как прекрасна жизнь

До того, как материал оформился в виде фильма, Алёна сталкивалась с серьезными этическими дилеммами – действительно ли нужен такой фильм, надо ли вообще его показывать кому-либо, поскольку эта тема в обществе так табуирована. Решение воплотить свою идею помог принять ее старший сын, указав на то, что если его мать этого не сделает, то и никто другой не сможет сделать. «10-летний мальчик сказал мне, что если он думал, что у него проблемы, когда я забираю у него телефон, или когда он ссорится с другом, и то, увидев этот фильм, он понимает, что у него вообще нет никаких проблем. Эта мысль стала меня преследовать: люди часто так думают, что у них что-то плохо, не зная, насколько они в действительности счастливы».

Хотя историю Алёны в «Корнях» легко было бы назвать фильмом о смерти ребенка, режиссер неоднократно подчеркивает, что, на самом деле, это фильм о жизни. Она рассказывает, как в ожидании рождения своего четвертого ребенка она разработала фильм о войне в Сирии. С сирийской подругой, проживающей в Германии в качестве беженки, они очень много говорили о смерти – о том, что происходило в Сирии, как на руинах домов валялись мертвые люди, вниз головой, а то и вовсе без головы. Во время учебы в университете один преподаватель сказал Алёне, что если снять фильм о смерти, то смерть как раз и вернется к жизни. Теперь, при создании фильма, мне было ясно, что он должен рассказать о том, как, на самом деле, прекрасна жизнь, и что, несмотря на всю боль или на самую ужасную ситуацию, нужно найти самое лучшее из того, что у вас есть – будь то дети, родители, работа, красивый сад или милый кот. О том, как много людей нуждаются в любви, и как многое можно улучшить».

Уроки в палате интенсивной терапии

Проведя в послеродовом отделении больницы три недели, Алёна испытывает огромное сочувствие как к людям с похожим опытом, так и к медицинским работникам, и, в то же время, она несколько раз подчеркивает непредсказуемость жизни: «Потом не бывает». Люди, работающие в палате интенсивной терапии, которые привыкли к тому, что к ним каждый день, каждый миг приносят умирающих детей. В то же время, часто происходят и чудеса – например, одновременно с Алёной в больнице находился трехлетний мальчик, упавший с восьмого этажа, тоже в коме, как и ее ребенок, но он очнулся, и всё закончилось хорошо. И с другой стороны – случай Алёны: «Рожаешь с врачами, всё хорошо, здоровье в полном порядке, идеальная беременность – а ребенок просто умирает. Жизнь – это чудо, и нельзя ничего ждать», – утверждает Алёна, и в свете ее опыта это, несомненно, не пустые слова.

Рядом с ней в палате была 40-летняя женщина, уже несколько раз лежавшая там с недоношенным ребенком, которая никогда не знала, будет ли всё еще жив ее ребенок на следующий день или нет, и что вообще будет – родит ли она, в конце концов, ребенка, который выживет. Это заставило Алёну всерьез задуматься о смысле жизни – когда уже слишком поздно для чего-либо, сколько сил тратить на карьеру, и что от нас останется в конечном счете? Она отмечает, что поняла, как важно в действительности ждать ребенка девять месяцев вместо того, чтобы работать, путешествовать и действовать. Женщине, в частности, дарована и сакральная роль, которую нельзя забывать, увлекшись очень быстрым жизненным темпом.

К перспективе подать в суд на врачей, участвовавших в родах, Алёна относится резко отрицательно. «Скорее, мы должны помочь им», – говорит она просто. Конечно, врачи ошибаются, но ситуация станет хуже, если врачи уедут на работу в Финляндию, или у Больничной кассы не будет денег. По мнению Алёны, в обществе нужно больше говорить о том, сколько на самом деле работают врачи, поскольку двенадцатичасовые смены, во время которых врач бегает из палаты в палату, не нормальны. На общество ложится ответственность следить за условиями труда врачей и коллективно думать, как их улучшить. «Это ведь ужасная работа: они помогают, как могут, творят чудеса каждый день, но если что-то идет не так, то все на них набрасываются, и везде о них пишут гадости. Так нельзя! Нужно больше думать о человеке», – считает Алёна и надеется, что, медицинская система Эстонии со временем улучшится.

Документальный фильм как симбиоз жизни и искусства

На вопрос, почему Алёна снимает именно документальные фильмы, она отвечает: «Документальный фильм – как сама жизнь, это искусство, наиболее близкое к жизни». В Таллиннском университете на специальности «телережиссер» Алёна, по ее словам, изучала, главным образом, технические вещи, а вот осмысления не хватало; позже, во время учебы в магистратуре Санкт-Петербургского государственного университета кино и телевидения, техническая сторона почти не затрагивалась, а содержательной стороной там занимались больше. Преподаватель киноанализа все время рассказывал, что, если сценарий художественного фильма пишут режиссер и сценарист, то сценарий документального фильма пишет сама жизнь, и хороший документалист – это тот, кто бежит туда, откуда все уходят. Как Вернер Херцог в своем первом фильме о вулкане «La Soufrière» (1977).

Один из российских режиссеров сказал, что автор документального фильма не может быть хорошим человеком. Алёна с этим не согласна, но признает, что, такое понимание может исходить из того, что режиссер не хочет вмешиваться в кинематографический обычай и не хочет повлиять на процесс. Так или иначе, жизнь невозможно показать такой, какая она есть в действительности: уже камера, углы и монтаж превращают это в режиссерское видение.

Сейчас Алёна работает над полнометражным документальным фильмом «Анкета», которая рассказывает о ее ласнамяэских однокашниках. Как и у всей тогдашней молодежи 25 лет назад, в ее классе также был обычай заполнять анкеты и обмениваться ими, при этом в них рассматривались такие вещи как «Кто твой любимый человек?», «Что такое любовь?», «Сможешь ли ты простить предательство?» и т. д. Теперь Алёна решила отыскать давнишних респондентов, оставивших ответы в ее книжечке, и увидеть, что с ними стало. Бывшие однокашники разбросаны по всему миру – один живет в Камбодже, другой – в Москве, третий – в Австралии.

Когда человек строит планы, Бог смеется

В августе прошлого года, всего через пару месяцев после того, как завершился долгосрочный проект в виде реновируемого своего дома в Рапламаа, в Кяру, и Алёнина семья в него заселилась, ее супруг Сергей Трофимов получил предложение трудоустройства из Праги, и семья переехала за границу. Для начала на год. Ранее они также пожили в Испании, Таиланде и России. Во время премьеры «Корней» Алёна будет не в Эстонии, поскольку сложная тема ее части фильма и возможный приём ее публикой страшили: «Хотя всё это уже позади, все-таки еще немного трудно, ведь мы мечтали о четырех детях, о доме и о том, как всё могло бы быть».

Во время произошедшей трагедии Алёна была настолько в стрессе и трауре, что едва была способна видеть что-то вокруг себя, но теперь считает так: «Когда вы переживаете такую боль, потом становится проще. И также вы наверняка становитесь лучше как человек». Быстрые и непредсказуемые изменения в жизни веры укрепили в Алёне веру в то, что ничего нельзя отложить на будущее, и она надеется, что проект «Корни» дает людям надежду на то, что если вы хотите чего-либо, это следует сделать сразу же. Если вы хотите ребенка, то заведите ребенка сейчас. То, что в данный момент кажется необходимым, то является правильным.

Независимо от того, где Алёна находится, она все время снимает кино, а монтировать можно как в Праге или Кяру, так и в Таллинне. Фрилансерская жизнь научила Алёну не ждать предложений, а всё делать самой. «Мы с Сергеем всегда выдумываем, что делать, мы ищем, ищем, откуда получить деньги: мы спрашиваем то тут, то там, а также пишем проекты. И если наш дом уже совсем готов, то вообще не нужно беспокоиться: «может быть, не нужно осуществлять так много работ», «может быть, и хорошо будет некоторое время просто наслаждаться жизнью».

Так или иначе, они с семьей когда-нибудь вернутся в Эстонию, поскольку их база находится в Кяру, и свой дом важнее удобств и хорошо оплачиваемой работы. По мнению Алёны, Эстония вообще является наилучшим местом для трудовой деятельности. В Испании, где семья жила на ее родительскую зарплату, было очень трудно выполнять работу – просто потому, что там было настолько приятно. «Для меня важно, чтобы есть сроки, на которые нужно просить денег, подавать отчеты и показывать фильм, потому что иначе создавать фильм можно действительно бесконечно». Помимо всего прочего – включая проект «Музей Ласнамяэ» – Алёна сейчас также пишет и сценарий художественного фильма. «Всё-таки это настолько отличающийся жанр, во всём нужно быть уверенной, и ничего не произойдет просто так. Но я создаю фильмы потому, что хочу создавать фильмы – я и не могу жить иначе: это у меня в крови».

НАВЕРХ