Хейки Раудла: если учитель счастлив, то и ученики в раю

Смех. Иллюстративное фото.

ФОТО: SCANPIX

Немало тех педагогов, которые умеют ценить хорошую шутку или найти в ней точку опоры. Иные дерзят настолько, что обретают славу балагура. В хорошем смысле этого слова, конечно, пишет главный редактор «Учительской газеты» Хейки Раудла.

Не секрет, что как для учеников, так и для преподавателей школа является тем местом, в котором бывает напряжённая атмосфера и много стресса. Удивительно, что именно по этой причине над школой как таковой всегда много шутили.

Учитель: «Те, кто будут учиться на четвёрки и пятёрки, попадут в рай, а кто на двойки и тройки – в ад». Голос с задней парты: «А школу вообще можно закончить живым?»

Эта шутка позаимствована из изданного в нынешнем году сборника баек «Радостный человек», одна из глав которого посвящена школе и называется «Школа может быть крутой». Составителем сборника является Хейки Раудла – тёзка автора этой статьи, опытный учитель, литератор и разносторонне талантливый человек, уверенный в том, что многому из того, чему в школе учат сквозь слёзы, можно научиться смеясь.

«Учитель может преподавать, когда его слушают, - поясняет он. - С помощью шуток педагоги могут заставить учеников прислушиваться к себе, разруливать конфликты, а также воспитывать своих подопечных».

Все невесты вышли замуж

Раудла вспоминает, как чувство юмора помогло ему выйти из сложной ситуации. Однажды одна статная девушка, получившая тройку за контрольную по физике, подошла к его столу, упёрла руки в боки и спросила: «Вы что, за красивые глазки оценки ставите?». Взглянув на её стройные ноги, он ответил: «Обычно да, но ради вас я сделал исключение». Больше вопросов не было.

Раудла признаётся, что и сам не раз становился объектом для шуток. О них речь заходит, как правило, во время встреч выпускников школы. Однажды на последнем звонке гимназистов он якобы заявил, что у него отменный вкус, поскольку все его бывшие «невесты» вышли замуж. На это одна из его «бывших» сказала: «Да-да, очевидно у них тоже был… отменный вкус!».

Афоризмы, забавные истории и карикатуры Хейки Раудла стал собирать ещё со времён учёбы в средней школе. Он признаётся, что с лёту запоминает анекдоты.

«На классном часе учитель долго распинался о смысле жизни и предназначении человека, а потом спросил: «Скажите, что бы вы хотели услышать от людей на собственных похоронах?». Хельмут ответил: «Что я был отличным врачом, спасшим много жизней». Учитель: «Молодец, Хельмут! А ты, Малле?». Малле: «Я бы хотела услышать, что была великолепной женой, мамой и бабушкой, которую любили все». Учитель: «Молодец, Малле! А ты, Яак?». Яак: «Надеюсь, что кто-то скажет: «Смотрите, он шевелится!»».

Не мужик, а оркестр

Похоже, что Яак такой же озорник, как и Юку (рус. Вовочка), о котором слагают байки и анекдоты. Одним из авторов шуток про эстонского аналога русского Вовочки является знакомый всем читателям «Учительской газеты» педагог, психолог и публицист Тойво Нийберг. Его недавняя статья на тему особых потребностей стала одной из самых читаемых в интернете, получив много отзывов, преимущественно признательных.

Нийберг не скрывает, что Юку тоже ученик с особыми образовательными потребностями. «Он совершенно определённо является талантливым, но слегка безбашенным школьником, каким когда-то был и Тоотс (озорной врун и пройдоха Йоозеп Тоотс, один из главных персонажей знаменитой повести Оскара Лутса «Весна» – Ред.)», - считает Нийберг.

Недавно Тойво Нийберг и Иво Ивари выпустили на двоих сборник афоризмов и изречений, в котором помимо прочего написано, что школа – это парадный вход в жизнь, пройдя через который, получаешь ключи от всех других дверей.

Иво Ивари – это литературное альтер эго Тойво Нийберга, родившийся в 1975 году после вступления будущего педагога и психолога в ряды поэтического кружка „Radajad“ («Путеводники»), действовавшего при клубе Эстонской сельскохозяйственной академии. В 1982 году он стал лауреатом республиканского конкурса поэтов „Luulekevad“ («Поэзия весны»), а в 1987-м – лауреатом конкурса тоже республиканского масштаба под названием „Kuldne kaseleht“ («Золотой лист берёзы»). Из-под его пера вышло уже несколько сборников стихов.

«Юку в ботаническом саду» (рассказ)

Юку уже не раз бывал в зоопарке, но ни разу в ботаническом саду – чего за свои деньги пялиться на какую-то зелень?! Вокруг дома Юку одни только деревья да кустарники, а лебеды и крапивы столько, что хоть вешайся… Можно было бы и самому показывать это за деньги.

У биологички Пилле идефикс – по весне сходить вместе с классом в ботанический сад. И никаких но! К компашке непременно должна примкнуть классная руководительница, барышня Варес. Юку утешает лишь то, что после урока растениеведения было обещано забраться на телебашню.

По приезде в Таллинн экскурсанты попадают под проливной дождь и поэтому ограничиваются прочёсыванием оранжерей ботанического сада. Юку с первого взгляда привлекают высокие и шикарные пальмы. Вот он и устраивается прямо под ними. «Теперь будет о чём рассказать другим, как отдыхал летом под пальмами», - мечтательно произносит пацан, закрывая глаза. Всю идиллию обламывает гарканье классухи: «Юку, это экспонат, а не плюшевый мишка!». Юку охватывает ощущение, будто он свалился с пальмы: «Не знаю, есть ли в Африке ворóны?».

Ну и кактусы же бывают! Одни как большие ежи, другие словно воткнутые в землю колючие дубины, а третьи выглядят как нанизанные друг на друга зелёные блины. Проход в кактусовую оранжерею узкий. Продвигаться вглубь неё надо осторожно, дабы не уколоться, но случается именно это. Барышня Варес роняет в проходе свой футляр для очков, а подлиза Юхан шустро торопится его поднять. Всё, что происходит после этого, достойно снятия на видео, но трясущийся от смеха Юку не может совладать с собой и с трудом удерживает в руке телефон.

Юхан шлёпается задницей прямо на «блинный» кактус, который гид называл опунцией. Потом он от боли и испуга кидается головой вперёд в объятия мадемуазель Варес. Та машет своими крылышками, пытаясь найти точку опоры там, где её нет, и таки падает прямо на огромный кактус, напоминающий ёжика. Ущерб для кактусовой оранжереи ограничивается убийством трёх экспонатов. Охрана выводит обоих дебоширов, а мамзель Варес надолго берёт синий лист. Юхан же предпочитает во время уроков не сидеть, а стоять. Так сбывается давнее и тайное желание Юку: «Чтоб ему кактус в ..!».

Очередь доходит и до стыдливой мимозы. «Подумать только – у растений тоже есть чувства и душа, хотя у некоторых людей нет ни того, ни другого, - размышлял Юку. - Этот цветок можно было бы показать всем вегетарианцам, которым не осталось бы ничего другого, кроме как грызть камни да глотать песок. Жаль только, что по воле рока поклонник вегетарианских блюд Юхан не разделит этот момент истины». Юку с благодарностью думал как о хрюшке, так и о капусте, которые ради него должны отдать Богу свою душу и плоть.

Под куполом оранжереи висят какие-то странные серые мочалки, напоминающие потрёпанные губки для мытья посуды. Ни горшков, ни земли, ни воды. Якобы это растения, питающиеся пылью и впитывающие из воздуха необходимую им влажность. «К чему выращивать в Эстонии помидоры, огурцы и петрушку? – подумал Юку, и ему в голову мгновенно залетела шальная мысль. - Надо начать в массовом порядке выращивать такие вот пылепожиратели!». Он отщипнул себе небольшой отросток и нежно положил его в карман, словно это страховка на будущее, этакая четвёртая ступень беззаботной жизни на пенсии.

В конечном счёте Юку остаётся очень даже доволен посещением ботанического сада, потому как даже в зоопарке за один раз не сбывается так много мечтаний.

НАВЕРХ