О нехватке логопедов глазами самих логопедов

Логопед. Иллюстративный снимок.

ФОТО: Liis Treimann

Пришла весна, и «Учительская газета» снова пестрит объявлениями о поиске спецпедагогов и логопедов. Детсадам требуются именно вторые. Преподаватели логопедии Тартуского университета Мерит Халлап и Марика Падрик ещё в 2013 году писали о том, что детсадам логопедов будет не найти. Сейчас, в 2018-м, они снова пишут в издании для учителей, что за пять лет ситуация не изменилась.

Мама пятилетнего мальчика, имеющего возрастной дефект речи, обратилась за помощью к специалистам из Клиники Тартуского университета, когда её сыну было три года. С тех пор ребёнка периодически обследуют в клинике. Переживающая за ребёнка мать обратилась с той же проблемой в центр опорных услуг для детей с особыми образовательными потребностями, где её до сих пор время от времени консультируют.

Как в клинике, так и в консультационном центре логопеды оценивают развитие мальчика и дают советы его родителям, при необходимости привлекая к работе других специалистов. В детсаду с ребёнком дважды в неделю занимается ещё один логопед, помимо прочего оказывающий на регулярной основе ещё и реабилитационную услугу. При всём при этом сотрудничества между всеми этими специалистами явно недостаточно.

Другими словами, возникает ситуация, при которой с парнишкой в разное время занимается до четырёх логопедов, чьи услуги оплачивает система социальных дел и образования. При анализе сложившейся ситуации возникает логичный вопрос – и это в Эстонии называют нехваткой логопедов?

В эстонской системе образования применяется принцип инклюзивности (вовлечения). В связи с этим из детсадов постепенно исчезают группы для детей со спецпотребностями. Это приводит к увеличению количества проблемных детей в обычных классах. Для детсадовских и школьных учителей, не прошедших специальное обучение, это огромный вызов. Вследствие этого меняется и роль логопеда в учебном учреждении. Он должен консультировать учителей и родителей, однако успевать заниматься ещё и с детьми, поскольку в обычных классах есть ребята, которым не хватает одного-двух занятий в неделю со специалистом.

Помимо всего вышеперечисленного, логопед должен успевать консультировать ещё и администрацию школы по вопросам помощи, необходимой проблемным детям. У такого специалиста, как логопед, должны быть ответственность и свобода для более эффективной организации своего труда, не говоря уже о достойной зарплате, возможности посещать курсы повышения квалификации и т.д.

В Эстонии сложилась ситуация, когда ни на законодательном уровне, ни на уровне договорённостей чётко не расписаны роли специалистов, работающих с особыми детьми в разных учреждениях. Чем занимается детсадовский/школьный логопед? Чего ждать от спецпедагога? Чем мог бы помочь психолог? В каких случаях и к какому специалисту обращаться?

Как же наиболее эффективно использовать имеющиеся ресурсы, т.е. создать систему? Авторы статьи предлагают начать с истоков – с детских садов. В них нужно продумать целесообразность открытия тех или иных групп для детей с особыми образовательными потребностями, а также прописать роли различных специалистов.

Кроме того, следует договориться, в каких учреждениях требуются логопеды. Не очень эффективно и разумно, когда в одном учреждении логопед оценивает, во втором отслеживает, а в третьем работает с ребёнком.

В крошечной Эстонии нужны логопеды, которые могли бы работать одновременно в сфере образования и медицины, поскольку дети с одними и теми же проблемами постоянно перемещаются между системами. Рабочие места меняют и сами логопеды, поэтому между двумя системами должен быть налажен информационный обмен.

Логопедическая услуга нуждается в координации со стороны. По мнению Мерит Халлап и Марики Падрик, заниматься этим должны не чиновники, ничего не соображающие в логопедии, а люди, понимающие суть оказываемой услуги.

НАВЕРХ