Внук депортированных добровольно переехал из Эстонии в Сибирь

Артур Рахула в Сибири ездит с эстонскими номерами.

ФОТО: Jaanus Piirsalu

Три года назад 57-летний Артур Рахула сел в своего черного «жука» и уехал в Сибирь. И больше оттуда не вернулся. «Я сказал сыну, что это билет в один конец», - говорит он.

Артур отправился искать свои корни – его тети жили в Красноярске. Он проехал 5517 километров и нашел там шестерых близких родственников, которых никогда не видел в сознательной жизни.

Эстонцев выгнали из теплушек на площадь, а местные председатели колхозов выбирали их, будто рабов.

Участники Дней эстонской культуры, которые пройдут в середине мая в крупнейшем городе Восточной Сибири, Красноярске, очень удивятся, когда увидят в городе Volkswagen с эстонскими номерами. Артур Рахула до сих пор не поменял номера, что как бы намекает, что навсегда оставаться в Сибири он все же не планирует. Он возглавляет фирму Ka-Hem Jet Boats, которая строит в Красноярске маломерные суда и продавала катера даже финским силовым ведомствам.

«Конечно, я стремлюсь обратно в Эстонию, но сейчас здесь интереснее. Работа интереснее, жизнь интереснее», - говорит он.

Путь в Сибирь

Сибирскими родственниками Артур обзавелся из-за депортаций 1949 года. Его дед Оскар был владельцем большого хутора неподалеку от Кяревере. Он прознал, что советская власть собирается объявить его кулаком и, по сути, сбежал на работу в Таллинн на Коплиский судоремонтный завод, работников которого не трогали. Вместо него депортировали его жену и трех несовершеннолетних детей.

Дед выяснил, что семью должны были отправить в Краснотуранск, на юг Красноярского края, и добровольно отправился за ними. Ему удалось добраться примерно туда же, где находились его близкие.

Оскар Рахула отправился в Сибирь следом за близкими.

ФОТО: Erakogu

“У деда были с собой деньги, и он выкупил свою семью, как на невольничьем рынке, - рассказывает Артур слышанное от дедушки. – Эстонцев выгнали из теплушек на площадь, а местные председатели колхозов выбирали их, будто рабов”.

Он не мог увезти семью обратно в Эстонию: они должны были остаться на поселении. А поскольку Оскар Рахула был мастером на все руки и к тому же человеком свободным – насколько это было возможно в те времена – вскоре он стал директором местного кирпичного завода.

Дед рассказывал Артуру, как, прогуливаясь по берегу Енисея в Краснотуранске, он заметил прекрасную красную глину и попробовал сделать из нее кирпич. Получилось. С помощью местных жителей он построил печь для обжига и через несколько месяцев власти приказали ему построить кирпичный завод и назначили Оскара директором. Все здания госучреждений в городе были построены в 1950-е из красных кирпичей, обожженных на заводе деда Артура. Поcле строительства мощной Красноярской гидроэлектростанции старый Краснотуранск был затоплен вместо со всеми зданиями. А построенный Оскаром Рахула кирпичный завод действует в новом Краснотуранске до сих пор: производит сибирский кирпич, но уже на современной базе. Фотография Оскара Рахула как первого в городе предпринимателя украшает городской музей Краснотуранска.

Отец Артура, Майдо Рахула, поступил учиться в бывший тогда самым крупным в Сибири Томский университет, в Томске Артур и родился. Когда ему было три года, вместе с отцом он получил разрешение переехать в Эстонию. Но на этот раз в Сибири остался его дед, которого не отпустили с поста директора завода. “Сказали, что такие кадры нужны здесь, и издали приказ, который запрещал ему уходить с должности”, - рассказывает Артур.

Назад в Эстонию

Лишь спустя шесть лет деда отпустили проведать семью, жившую в Эстонии. В Таллинне он направился в Министерство культуры ЭССР, где его односельчанин занимал высокий пост. Он рассказал ему свою историю, на что знакомый чиновник порвал сибирский приказ и заявил: “Такие кадры нужны и Эстонии!” Так и вернулся дед Оскар в Эстонию 18 с лишним лет спустя.

В жизни Артура Рахула Сибирь сыграла особую роль: в том смысле, что его отец, который стал в Эстонии известным ученым (в 1994 году он получил научную премию от Эстонской Республики), женился на девушке из Томска Ларисе. Это и привело Артура обратно в Сибирь.

Поскольку Артур повидал мир, знал языки и кое-что соображал в бизнесе, кузен предложил ему место директора завода с единственной задачей: за пять лет вывести предприятие на европейский уровень. 

“Я всю жизнь хотел сюда, чтобы разыскать свои корни, - рассказывает Артур, сидя на капоте своего автомобиля. – И приехать сюда не на одну-две недели, а сразу на несколько лет, чтобы узнать Сибирь получше”.

Он знал, что у матери было две сестры: их-то он и отправился искать. В российском архиве какая-то женщина помогла ему найти адрес, и он свалился родственникам, как снег на голову. Прием был чисто русским: со слезами и пиром на весь мир.

«Тетя знала о моем существовании, но мы никак не общались. В последний раз она видела меня, когда мне было три года», - говорит Артур. Его вторая тетя, к сожалению, уже умерла.

Предприятие в Сибири

В Красноярске Артуру понравилось, и он решил там остаться. У одного из новообретенных родственников, его двоюродного брата, была своя фирма – завод по производству маломерных судов с корпусом из алюминия под названием Ka-Hem (на монгольском языке это означает маленькую реку, т.е. малый Енисей). Поскольку Артур повидал мир, знал языки и кое-что соображал в бизнесе, кузен предложил ему место директора завода с единственной задачей: за пять лет вывести предприятие на европейский уровень. Так и стал почти 60-летний Артур директором довольно большого по эстонским меркам завода с 30 работниками. Опыт управления у него был. В Эстонии он работал руководителем смены на заводе по производству электроники Enics, где в его подчинении было более 200 работников.

В Сибири Артур управляет заводом довольно успешно. В конце прошлого года он отправил два катера в Финляндию, один – пограничникам и другой – для полиции Департамента водных дорог. У них есть представительство в американском Портленде, куда они продают 5-6 катеров в год. Средняя цена катера составляет 3,5 млн рублей (46 000 евро). Лучше всего продаются так называемые экспедиционные катера на шестерых человек, предназначенные для среднего класса и развивающие скорость до 120 км/ч.

Артур серьезно подумывает открыть представительство в Таллинне, чтобы продавать свои маломерные суда и в Европе. Сейчас завод ходатайствует о сертификате ISO, чтобы выйти на европейский и скандинавский рынок. «Заказов у нас – на три года вперед, - говорит Артур. – Большой интерес к нашим катерам проявляет норвежское государство. Мы надеемся, что через несколько лет сибирские катера будут курсировать между Эстонией и Филяндией-Швецией».

Такие катера производит фирма Ka-Hem.

ФОТО: Jaanus Piirsalu

На рабочем столе Артура - эстонский флажок. Цвета эстонского флага он включил и в дизайн катеров. Входя в число активных членов местного эстонского общества, он помогает и сохранению эстонской культуры в Красноярске, который стал культурным центром живущих в России эстонцев,

Вся жизнь Артура была пестрой, что несколько объясняет его внезапный рывок в Сибирь. Помимо рождения в Томске, из экзотических фактов его биографии стоит упомянуть пять лет жизни в Алжире в подростковом возрасте (где его отец был профессором математики в университете), окончание средней школы и художественного техникума в Одессе (опять-таки благодаря отцу, который 18 лет проработал завкафедрой Одесского института технологии пищевых продуктов), окончание Ленинградского института сельского хозяйства в 1985 году и работу в конце 1990-х одновременно советником по торговле в киевском посольстве Эстонии и советником в Одесской мэрии. В Одессе, по словам самого Артура, он руководил фактически торговлей всего города, но из-за тогдашнего запрета Украины, не позволявшего иностранцам работать в госучреждениях, официально числился советником.

НАВЕРХ