Из-за кого дети не любят читать?

Книги Виктора Пелевина.

ФОТО: Novoderezhkin Anton/ITAR-TASS

Бывшая учительница младших классов и нынешний член правления Союза родителей Эстонии Кристийне Вахтрамяэ пишет на страницах «Учительской газеты» о том, как подчас до неё доносятся жалобы родителей и даже учителей на появившееся у детей отвращение к чтению. В самом авторе статьи подобные разговоры всегда вызывают недоумение, поскольку в книжных магазинах и библиотеках она частенько видит малышей, увлечённо разглядывающих книжки.

В тех домах, куда вхожа я, полки, как правило, заставлены книгами, среди которых очень много детских. Для кого же они тогда, если дети якобы испытывают отвращение к чтению?

Детей от книг отваживаем именно мы, взрослые, и происходит это… в школе. Как мы это делаем? А вот как!

В общеобразовательных учреждениях уже годами не составляют списка обязательной литературы. Вместо этого ученикам предлагают перечень рекомендуемых к прочтению книг. К сожалению, я снова и снова вижу, как меняются названия, но не смысл. Родителям дают списки вместе со сроком прочтения той или иной книги, и ретивые мамы-папы заставляют своих чад всех их прочитать. Отбор книг осуществляется не исходя из предпочтений самих детей, а по принципу «что скажем, то и прочитаете».

Ежегодно – обычно зимой или ранней весной – в Союз родителей Эстонии обращается обеспокоенная(-ый) мама или папа, которая(-ый) жалуется на то, что их ребёнка стало воротить от чтения. Обычно отвращение возникает уже во втором классе. Если же углубиться в причинные его возникновения, то на свет божий всплывает неприглядная правда – отторжение у детей вызывает данное учителем распоряжение читать. Не сама книга, не чтение как одна из форм досуга, а именно наставления о том, как нужно читать.

Во втором классе дети ещё не теряют ни навыка чтения, ни интереса к книгам, да и не хотят они его терять. Однако благодаря указаниям со стороны взрослых, не позднее чем к седьмому классу желание читать пропадает напрочь. До седьмого класса ребёнок ещё надеется на то, что хоть кому-то будет интересно его мнение о прочитанном, или что хоть с кем-нибудь можно будет обсудить понравившуюся книгу и поделиться мыслями. Тем не менее, школа – это не то место, где это позволяют делать слишком уж часто.

Так что же происходит? Учитель называет конкретную книгу, которая должна быть прочитана к конкретной дате. В Эстонии мальчишки и девчонки, а также их родители, весьма усердны. Вот дети и читают, испытывая гордость за выполненное задание. В заранее обговоренное число происходит проверка прочитанного. Ребёнок по-прежнему воодушевлён, поскольку уверен, что хорошо справится с задачей – он ведь прочитал книгу, плюс она пришлась ему по душе.

А потом начинается… «А у пёсика ушки были на макушке или отвислые?», «А какого цвета были носочки на детишечках?». Ба! По какой-то необъяснимой причине ребёнок совершенно случайно не может этого вспомнить! Учительница же делает вывод, что ребёнок книжку не прочитал или прочитал невнимательно. Тут-то у школьника и начинает возникать рвотный рефлекс – если за чтение хорошей отметки всё равно не получить, то зачем тогда вообще читать? Чтобы выкрутиться, всегда проще соврать, что да, прочитал, мол, всё от корки до корки, и попытаться при этом ответить на вопросы учительницы наугад.

Ребёнку-то хочется поговорить о том, счастлив пёсик или смурной, или даже о том, чем один ребёнок отличался от другого и что из этого получилось. Но нет, это неважно, потому что учительнице надо гнать по программе.

Проверку чтения делают для того, чтобы выяснить, прочитали дети книжку или нет. В ходе проверки педагог сознательно концентрируется на подлавливании детей, предполагая, что они её не прочитали и хотят теперь убедить учительницу в обратном. Недавно одна моя коллега с гордостью заявила, что её задача как раз в том и состоит, чтобы поймать учеников на лжи. По этой причине её тесты и полны каверзных вопросов, на основании которых она сразу понимает, прочитана ли книга или ученик ограничился одним лишь просмотром фильмов и ознакомлением с кратким содержанием произведения в интернете.

Если дети не хотят читать, то учителям стоило бы спросить у себя, ради чего они преподают и какова конечная цель? Для меня самой главной целью всегда было то, что чтение призвано радовать детей, развивать их фантазию и эмпатию. Я разработала для младших классов программу по чтению, которая базируется именно на этих принципах, и эта программа работает.

Другими словами, испытывать отвращение к чтению дети начинают благодаря нам, взрослым. К возникновению у них зависимости от смарт-устройств подталкиваем их мы же, совершеннолетние дяди и тёти.

Читать также

НАВЕРХ