Старейшина Кесклинна: закрытие клубов «Sinilind» и «Kelm» - это опасная тенденция

Владимир Свет.

ФОТО: Liis Treimann

Сегодня появилось сообщение о том, что клуб «Sinilind» закрывает двери из-за того, что интересы клуба и арендодателя разошлись. Несколько недель назад свернул свою деятельность клуб «Kelm», находившийся на улице Вене. Если мы не хотим, чтобы Старый город превратился в Диснейленд, то мы не должны упустить из вида опасную тенденцию, стоящую за этими двумя событиями, пишет старейшина района Кесклинн Владимир Свет.   

Причин, по которым «Kelm» и «Sinilind» вынуждены были прекратить свою деятельность может быть несколько. Отношения с арендодателем, высокая стоимость аренды, близость соседей – все это делает жизнь таких заведений в Старом городе очень сложной. При этом очень важно помнить, какую именно публику привлекали «Kelm» и «Sinilind» и какая жизнь там кипела. 

Тот, кто хоть раз бывал в закрывшихся заведениях, знает, что они не были традиционными ночными клубами или нацеленными на финских туристов караоке-барами. В обоих местах можно было встретить множество местных молодых музыкантов, и там проходил целый ряд культурных мероприятий, которые привлекали и эстонскую, и русскую молодежь с различными интересами. В клубе «Kelm» был собственный театр, в интеллектуальных играх в клубе «Sinilind» принимал участие даже бывший президент. 

Понятно, что для владельца недвижимости такие заведения не являются удобными арендаторами. Не самая прибыльная бизнес-модель, ночной шум, алкоголь и большое количество молодежи заставят любого владельца помещений задуматься о том, чтобы зарабатывать деньги на своей недвижимости другим способом. Очевидно, что и некоторые жители Старого города вздохнули с облегчением, узнав о закрытии этих заведений. 

Но давайте не будем заблуждаться. Закрытие клубов «Kelm» и «Sinilind», похоже, является частью тенденции, которая может привести к потере интереса со стороны молодежи к Старому городу. Если тенденция продолжится, у молодежи не будет причин для того, чтобы приходить в Старый Таллинн. Особенно у тех молодых людей, которых не привлекают дешевая выпивка и «романтика» баров Бермудского треугольника. Для молодых людей, у которых есть зависимость не столько от алкоголя, сколько от современной музыки и культуры, в Старом городе остается все меньше возможностей. 

При этом Старый город не существует в вакууме. Неподалеку от него находятся Каламая и Теллискиви, которые с распростертыми объятиями встретят публику, ранее посещавшую закрывшиеся заведения. А места там предостаточно, не говоря уже о лучшем транспортном сообщении. 

Если мы хотим, чтобы у современной молодежи оставался интерес к своему родному городу, чтобы она понимала, насколько ей повезло жить в столице с уникальным Старым городом, то нужно думать и о том, как сделать его более привлекательным для молодых людей и сохранить там правильную жизненную среду. В условиях свободного рынка нужно искать такие решения, которые не превратили бы Старый город в тематический парк для туристов, где простым таллиннцам делать нечего. Так что хотя исчезновение того или иного культурного пространства пока еще  нельзя назвать трагедией, но уже можно считать тревожным звоночком.   

НАВЕРХ