"Радар": фирма по вывозу мусора Ragn-Sells неоднократно нарушала закон
Существенно дополнено!

Расследование причин пожара в фирме Ragn-Sells, произошедшего полторы недели назад, показало, что фирма по вывозу мусора неоднократно нарушала закон: во время возгорания произошли взрывы, и произошедшая катастрофа не была случайностью, передает Postimees со ссылкой на последний выпуск передачи "Радар".

Полторы недели назад, извергая клубы дыма, открытым пламенем горел находящийся в черте Таллинна завод по производству топлива из мусора. Несчастный случай имел счастливый финал, и в нем никто не пострадал, однако, начав расследовать деятельность фирмы по обработке мусора задним числом, журналисты обнаружили нарушения требований безопасности, которые совершались на заводе в течение долгого времени, пишет Postimees.

Удивительно, как мало общественность говорит об этом пожаре. В день возгорания основной новостью телепередач стало вступление Янека Мягги в должность министра. Сильнейшего пожара коснулись походя, как рядового возгорания на свалке.

В действительности, пожар произошел на заводе по переработке мусора в топливо фирмы Ragn Sells, который в полную мощность был запущен в 2012 году и способен за год переработать более 150 000 тонн мусора. Это половина всего мусора, производимого Эстонией.

Но сегодня основным сырьем там являются строительный мусор, который при производстве топлива смешивают и с опасными отходами, например, со старым маслом.

Долгое время на требования по безопасности смотрели сквозь пальцы

Опасными отходами там занимаются широко – с другой стороны того же здания находится хранилище опасных отходов мусорной фирмы, хотя всякие бочки и емкости, внутри которых находятся остатки нефтепродуктов, краски и силикона, можно найти на всей территории фирмы. Это картина, вызывающая страх. «Эти бочки стоят на расстоянии каких-нибудь пяти-шести метров от очагов огня, я так думаю», - показал руководитель фирмы AR Agentuuri AS, держащей центр логистики на соседнем с Ragn-Sells участке Маргус Искюль, когда журналист поднялся вместе с ним на крышу центра логистики, чтобы обзорно посмотреть на следы недавнего пожара.

Но вернемся к этим опасным бочкам чуть позже, а для начала поговорим о временах, предшествовавших пожару. По той простой причине, что задним числом выяснилось, что имеющая большую историю и годовой оборот более 26 миллионов евро Ragn-Sells уже долгое время смотрела сквозь пальцы на выданное ей разрешение от охраны окружающей среды и требования по безопасности.

В то же время, руководитель логистической фирмы Искюль уже несколько лет пытается обратить на это внимание инспекторов по охране окружающей среды. Прежде всего его потревожил тот факт, что работа мусорной фирмы оказывает влияние на его недвижимость.

Запах и пыль

«С одной стороны идет облако запаха, а с другой стороны – облако пыли», - объясняет Искюль, в чем именно заключается это влияние. Он припомнил, что когда завод в свое время начали строить, у них, как у соседей, спрашивали согласия.

«Тогда нарисовали такую красивую картину, мол, воздух будет свежим, как Лахемааском национальном парке, а внутри завода - пониженное давление, двери закрыты и никакого запаха не будет», - рассказал он.

Реальность же оказалась несколько иной: «В последние годы двери постоянно открыты – оттуда и выходит этот запах».

Но кроме запаха еще больше соседей начал тревожить другой фактор: массивная древесная пыль, которая попадает как на их территорию, крыши домов, так и через окна и вентиляционные системы прямо на конторский стол. А именно, в одном углу своего участка Ragn Sells крошит древесные отходы, прежде всего, сломанные поддоны для товаров. «Если взять, например, письменные столы или подоконники, то там можно рисовать пальцами, это как-то… Я не знаю, какие есть требования, но мышление хуторянина подсказывает, что это не может соответствовать никаким требованиям, если у нас 70 человек вынуждены этим дышать», - говорит Искюль.

Годами говорили об этом чиновникам по охране окружающей среды

Со своими проблемами Искюль уже много лет обращается к чиновникам по охране окружающей среды, инспекторы приходили и на место: «Они приходят, но измерить запах, естественно, сложно. В плане запаха я так и не получил никакого ответа. Что касается крошения дерева – поскольку в комплексном разрешении от охраны окружающей среды написано, что в использовании должна быть оросительная система, то инспектор приходит на место, смотрит, есть ли такая система у дробилки, все ли соответствует требованиям, и уходит».

Руководитель Харьюмааского бюро Инспекции по охране окружающей среды Неэме Кассь говорит, что они в курсе проблемы, но пока никаких нарушений в плане запаха и пыли установлено не было, но свои предложения инспекция Ragn Sells сделала. «Мы все же пришли к выводу, что им нужно принять дополнительные меры – это было результатом нашей предыдущей проверки», - сказал он о пыли.

Однако в плане запаха – если двери открыты, то пониженного давления же возникнуть не может. Журналисты показали Кассю фотографию, на которой видно открытую дверь завода. «Пониженного давления я, конечно, тут не вижу», - отметил и он.

Руководитель Ragn-Sells: сосед придирается

В разрешении охраны окружающей среды четко написано, что система пониженного давления должна быть в использовании постоянно, что должно препятствовать распространению плохого запаха отходов. А руководитель Ragn-Sells Райн Вяэна спорит с журналистами и говорит, что это требование для них сейчас не действует. По его словам, система пониженного давления установлена для производства топлива из бытовых и биоотходов. Но сейчас они производят топливо из строительных отходов, и там нет такого запаха, который нужно было бы подавлять и отлавливать фильтрами. «Если мы снова начнем в больших объемах обрабатывать бытовые и биологические отходы, то, конечно, двери должны быть закрыты, тогда возникнет пониженное давление и тот биофильтр, который у нас там установлен, будет убирать этот запах», - сказал он.

По поводу пыли Вяэне говорит, что они все делают согласно разрешению и даже больше: установлена система увлажнения, которая снижает пыль. По его словам, проблема скорее в том, что у них придирчивый сосед, который постоянно на них жалуется: «Соседи бывают разные. Он поставил себе цель навредить нашему бизнесу».

Вредит ли Искюль бизнесу Ragn-Sells или защищает свое и своих работников здоровье, каждый решает сам.

Открытый мусор представляет опасность для авиасообщения

Но идем дальше: у мусорной фирмы есть и другие соседи – например, в нескольких сотнях метров через дорогу находится Таллиннский аэропорт. И на него Ragn-Sells оказывает прямое и опасное влияние. «Какие-то год-полтора назад им пришла в голову идея начать складировать мусор – строительные отходы – прямо под открытым небом. Когда я прошлым летом звонил в Инспекцию по охране окружающей среды и сказал, мол, слушайте, я считаю, что тут образовалась свалка и летают сотни чаек, мне ответили – вы беспокоитесь, что у вас там летают чайки? Я сказал, да, я беспокоюсь, что у нас летают чайки. На этом мой пыл угас и больше я с этим в прошлом году никуда не обращался»,- сказал Искюль.

«Но несколько недель назад, когда стая чаек снова стала состоять из пары сотен птиц, я пошел на крышу нашего дома, чтобы все это убрать. И тогда я подумал: а как это влияет на аэропорт?» - добавил он.

Искюль оповестил аэропорт о происходящем.

Руководитель по авиабезопасности AS Tallinna Lennujaam Ханнус Вард говорит, что с позиции безопасности столкновение с птицами для них является одной и самых больших проблем. Птицы опасны для самолетов: «Поскольку при посадке и взлете у самолетов очень большая скорость. Если птица попадет в мотор, то разрушение двигателя может привести к фатальным последствиям».

В мире есть много примеров того, что ситуация, когда птица попадает в двигатель самолета, не шутка. Вард прислал в редакцию и несколько фотографий инцидентов в Таллинне, на которых изображены поврежденные самолеты, и сказал, что, к счастью, ничего очень плохого у нас по этой причине пока не произошло. Однако в течение последнего года количество инцидентов с птицами в Таллиннском аэропорту увеличилось: «Значительно, согласно статистике прошлого года, увеличилась доля столкновений именно с чайками».

А точнее: если с июля по декабрь 2016 года столкновений самолетов с птицами в Таллинне было 32, то в тот же период 2017 года - уже 49. Случаев, связанных с чайками, было 15, а стало 20. Примерно в то же время, в середине 2017 года, на площадке Ragn-Sells появилась свалка, на которой именно чайкам нравится лакомиться.

Открытая свалка нарушает закон

Вард сам вместе с представителями аэропорта и инспекторами по охране окружающей среды несколько недель назад ходил изучать обстановку и объяснил, что такая открытая свалка запрещена законом. Закон об авиации говорит, что аэропорт ограничен защитной зоной, которая уходит на расстояние в 500 метров от осевой линии взлетной полосы и открытые места по обработке отходов здесь создавать нельзя.

«Конкретный мусор, если его хранят в открытом виде, попадает в эту 500-метровую зону, и мы все уверены, что стаи чаек там питаются, а после, поскольку все это так рядом с взлетной полосой, прилетают отдыхать на нашей территории. Это для нас проблема, и связано с очень большим риском», - сказал Вард.

И снова смотрим в выданное Ragn-Sells разрешение от охраны окружающей среды и видим, что разрешение хранить мусор под открытым небом у них есть. Но в таком случае отходы должны быть спрессованы и собраны в шары. И накрыты. Это подтвердила журналистам и занимающаяся выдачей таких разрешений руководитель бюро отходов Инспекции по охране окружающей среды Реэт Сийлаберг: «Как-то должно быть обеспечено, чтобы мусор там не летал. Да, это конкретно сказано в разрешении, что в действительности нельзя складировать вот так, открыто».

Вяэне: мы не нарушаем разрешение

А руководитель Ragn-Sells Вяэне говорит, что журналисты ошибаются. Он утверждает, что понимает разрешение как-то иначе – под пленкой или под крышей они должны хранить только бытовые отходы, которые содержат биоотходы. А у них там гора строительного мусора.

«Почему же там так много птиц?» - поинтересовались журналисты.

«Я не могу сказать, много ли. Много – это такое эмоциональное понятие. Я думаю, что тема птиц на свалках будет актуальной еще много лет, пока люди будет бросать в строительный мусор биоотходы»,- говорит Вяэна.

«Вы знаете, что будет с самолетом, если в него попадет птица, в двигатель?»

«Да, конечно».

«Вам не кажется безответственным с вашей стороны, что вы храните там строительный мусор, который в действительности содержит биоотходы и приманивает птиц?»

«Во-первых, я хотел бы сказать, что не нужно показывать пальцем на Ragn-Sells, что, мол, прилетевшая с нашей территории птица попала в двигатель самолета. Тут много разных производственных предприятий, много предприятий, занимающихся пищевой промышленностью. Я думаю, что эта ответственность касается всех», - сказал Вяэна.

«Если Департамент по охране окружающей среды начнет производство и скажет, что мы должны что-то изменить, то департамент хорошо знает, что Ragn-Sells – это из самых проверяемых предприятий по обработке мусора в Эстонии. Только эта площадка за последние три года проверялась три раза, но предписаний не было. Если они решат, что таким образом отходы больше обрабатывать нельзя, или нужно изменить место расположения площадки, мы будем вынуждены с этим согласиться», - добавил он.

Тут Вяэна прав – последняя проверка, в которой принимали участие инспекторы по охране окружающей среды, прошла за несколько недель до пожара.

Опасные отходы на территории повсюду

Но вернемся ко дню пожара и опасным отходам. Именно во время пожара руководитель соседствующей с Ragn-Sells фирмой Искюль заметил бочку, которая заставила переосмыслить все его прежние огорчения и риски – он показал со своей крыши журналистам территорию, где дробят дерево: «То, что происходит в заднем углу этой площадки, честно говоря, стало для меня сюрпризом. Там хранят опасные отходы, как мне кажется, на той же площадке с деревом».

Искюль сделал и фотографии во время пожара. Разные бочки с опасными отходами стоят под открытым небом на всей территории Ragn-Sells: «Тут видно, что на расстоянии в пять-шесть метров от этой площадки большие контейнеры IBC, различные 200-литровые емкости с какой-то жидкостью точно в том месте, где горит. Тут у стены дома, с него слетали панели – слава богу, не вместе с ними».

Возникает вопрос, были ли выполнены требования по пожарной безопасности и охране окружающей среды при таком складировании? Оценивая плотный черный дым пожара, можно быть уверенными, что горела и какая-то часть опасных отходов.

Спасательный департамент: горел строительный мусор

Советник бюро противопожарного контроля Спасательного департамента Антс Агурайюя не смог подтвердить, горели ли и опасные отходы и сказал, что насколько ему известно, горел лишь строительный мусор и возгорания началось именно с него: «Вероятно, разбился баллон со строительной пеной, который вызвал искру, и с этого началось возгорание».

Журналист показал спасателю фотографии Искюля, но на их основании он высказывать своего мнения не пожелал: «Это нужно оценивать на месте, какова там ситуация и какие конкретно вещества там хранятся».

«Когда вы последний раз проводили там проверку?»

«Противопожарную проверку в последний раз там проводили в 2013 году», - ответил Агурайюя.

«2013 год был пять лет назад. Почему их больше не проверяли?»

«Спасательный департамент проводит проверки на основе рисков. В другое время крупные объекты предоставляют нам отчеты по самоконтролю».

«Этого достаточно?»

«Я считаю, что достаточно, да».

«Мне не кажется это логичным. А вам кажется?»

«Так предусмотрено порядком».

Спасательный департамент сделает предписание

И все же Агурайюя пообещал, что теперь они отправятся проверить эти бочки с опасными отходами.

Руководитель Харьюмааского бюро Инспекции по охране окружающей среды Кассь говорит, что последнюю основательную проверку они проводили год назад. Тогда большие проблемы в глаза не бросились. Журналисты показали и ему те же фотографии о хранении опасных отходов.

«Как вы считаете, это правильное место для них?»

«Если речь идет об опасных отходах, то, конечно, нет. Они должны быть в специальных хранилищах для опасных веществ, которые точно определены на комплексных складах. Для этого же предусмотрены условия в разрешения – должны иметься непротекающие ванны, чтобы ничего не протекло куда-то на поверхность земли».

Кассь показывает на имеющейся схеме площадку по дроблению дерева Ragn-Sells и говорит, что ни при каких условиях там не должны находиться бочки с опасными отходами: «Это площадка только по обработке строительного мусора».

Но именно там эти бочки хранят, и их поставили там не вчера. Возникает вопрос, почему инспекторы, которые были там всего за две недели до пожара, не заметили этого нарушения?

«Мы же не с закрытыми глазами там ходим – мы же смотрим по сторонам, где тут бочки с опасными отходами и все ли с ними в порядке».

«Тогда они ходили проверять только первую часть территории и за дом, насколько мне известно, они не ходили», - ответил Касс.

Инспекция также пойдет с проверкой

Кассь говорит, что их ресурсы для проверок ограничены и в действительности имеющее разрешение от охраны окружающей среды предприятие должно само следить за этим. В любом случае приход журналистов заставил инспекцию действовать: уже на следующий день Кассь сам отправился на место и обнаружил, что в стоящих под открытым небом бочках есть следы нефтепродуктов и химикаты.

По словам Касся, ситуация квалифицируется как серьезное нарушение в виде неисполнения условия разрешения от охраны окружающей среды, и нарушение требований в обработке опасных отходов.

То есть ясно, что как куча мусора, так и оборот опасных отходов у мусорной фирмы, мягко говоря, были не по правилам. Заслуживает сожаления, что инспекторы обратили на это внимание только сейчас, и задним числом говорят о нехватке ресурсов. Но еще более непонятно то, что фирма с большой историей позволяет себе ставить под угрозу безопасность людей и нарушать законы.

К счастью, в этот раз мы можем только фантазировать, чтобы было бы, если бы загорелась одна из опасных бочек, а вслед за ней взорвались и все другие.

Вяэне: все было корректно

Но руководитель Ragn-Sells все же считает иначе – он по-прежнему говорит и об опасных отходах, что ни один закон тут не нарушен и все согласуется с правилами. Он утверждает, что Ragn-Sells повторно использует нефтяные бочки, и если мы говорим о находящихся рядом с древесной площадкой опасных отходах, то там, например, в бочках с логотипом нефтефирмы находятся остатки красок на водной основе, которые, по его словам, не горят, хотя также входят в список опасных отходов.

Журналист уточнил, что это не имеет значения, поскольку в разрешении предусмотрено, что, например, рядом с древесной площадкой опасные отходы не складируются.

«Я не говорю о разрешении, поскольку его нет перед глазами, и нам потребовалась целая длинная передача, чтобы именно тут на месте взять рулетку и все измерить», - ответил Вяэна.

«Нет-нет-нет. В схеме же записано, что и где можно делать. На схеме показано, что там – строительные отходы, но почему-то вы установили там бочки с опасными отходами и контейнеры», - сказал журналист.

«Да. Которые не горят. Они не пожароопасны», - снова заверил Вяэна.

Напомним, что в тот же день представители Инспекции окружающей среды получили информацию о том, что в разных стоящих на улице бочках, есть как остатки нефти и краски, так и силикона.

«Если предписано, что там их быть не должно, почему они там стоят?» - спрашивает журналист.

«У меня нет под рукой этой схемы. Я думаю, что там поступают по-хозяйски в том смысле, что там установлены не горючие материалы. Мы можем сказать, что поскольку речь идет об остатках краски на водной основе, то в каком-то смысле это скорее защита», - объяснил Вяэна.

В то же время, он признал, что на момент интервью у него не было полного виденья того, какие опасные отходы хранятся в бочках в разных углах территории.

Сосед Ragn-Sells Искюль надеется, что в этот раз все будет по-другому и в плане нарушений начнут действовать как чиновники из охраны окружающей среды, так и сама мусорная фирма. До сих пор ощущения, что этим занимаются, у него не возникало.

«Мне кажется, что у чиновников нет сил исполнять законы в случае таких больших предприятий. Выдается какое-то разрешение, и этим все ограничивается. А предприятия делают так, как сами хотят», - сказал Искюль.

Пока, по крайней мере, все выглядит так: Инспекция по охране окружающей среды начнет производство по проступку в отношении мусорной фирмы, а Спасательный департамент прислал новую информацию. Их проверка выявила, что в действительности Ragn-Sells нарушила согласованный с ними противопожарный план в четырех местах на своей территории. То есть нельзя делать, как это делала мусорная фирма - складировала опасные отходы на своей территории. В этом плане Спасательный департамент сделает фирме предписание.

НАВЕРХ