Эрки Баховски: “Маркс 200”, или Как реализовать политическую программу

Эркки Баховски.

ФОТО: Tairo Lutter

У Карла Маркса на прошлой неделе был 200-й день рождения. В связи с этим в Эстонии вновь разгорелся спор, сыграл ли Маркс роль какую-то роль в совершении преступлений коммунизма или нет. Но, как и тогда, когда спорили о сути коммунизма, опять начали не с того конца, т.е. с вопроса о том, были ли тексты Маркса увлекательными и каким был Маркс как мыслитель. Хотя следовало бы – и не только в случае Маркса – исследовать, каким образом какие-то тексты претворяются в жизнь и становятся чьей-то политической программой.

Противоречащая фактам история с научной точки зрения, конечно, бессмысленна, но, поскольку газета – не академическое издание, констатируем сухо, что тексты Маркса так и остались бы текстами, если бы не произошли реальные исторические события. В каком-то смысле реализатором текстов Маркса стал железный канцлер Германии Отто фон Бисмарк, который объединил страну в 1871 году и открыл путь к Первой мировой войне.

Другое дело, как почтить память Маркса. Не смог соблюсти дипломатический тон президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, который в день рождения Маркса находился в его родном городе Трире и выступил там с речью. И это несмотря на протесты в Восточной Европе. Поскольку там Маркс не остался текстом, а во имя его совершались преступления, в результате которых погибли миллионы. К тому же духовная подкованность: ведь практически каждый публикуемый текст приходилось снабжать цитатами из Маркса.

На прошлой неделе увидело свет новое политическое движение “Эстония 200”, обнародовавшее свой манифест. На это колумнист Март Нийнесте в Eesti Päevaleht (EPL, 5.05.2018) написал, что «Манифест Коммунистической партии» был увлекательным текстом, а манифест «Эстонии 200» - текст слабый. Если бы дело было только в этом…

Была ли книга Адольфа Гитлера “Mein Kampf» хоть сколько-то увлекательной? Но все же ее стали претворять в жизнь. Или тексты Владимира Ленина? Подобные тексты нельзя оценивать как школьные сочинения. Большую роль играют исторические случайности и личности.

Есть опасения, что так же обстоят дела с манифестом “Эстония 200”. Я лично знаю некоторых из подписавшихся под манифестом – речь идет о разумных и деятельных людях, но реализация манифеста остается под вопросом. “Эстония 200” говорит, что к ним присоединится много прекрасных людей, но я до сих пор не встретил никого, который мог бы их куда-то повести. Разговоры о том, что они, возможно, и не хотят в Рийгикогу и у них нет четкого мировоззрения, просто смешны: как тогда они собираются реализовывать идеи манифеста? Наличие сильного лидера еще не означает “вождизма”, но французская “En Marche!” с большой вероятностью без Эммануэля Макрона ничего бы не достигла.

Вместо Маркса стоило бы почитать Никколо Маккиавелли, который учил, как захватить власть и удержать ее. Как управлять государством. Естественно, мы не должны воспринимать его поучения буквально, но без власти в руководстве государством нельзя реализовать ничего. Уместно было бы вспомнить Льва Троцкого, который считал, что, поскольку он интеллектуально превосходит Иосифа Сталина, все будут любить его и его речи и последуют за ним. Но последовал удар ледорубом в 1940 году.

Политический текст – не просто текст. Он и означает политику. Конечно, в демократии свою роль играют идеи, но все больше становится важным умение распространять их. Заставлять людей находить эти идеи среди повседневного информационного шума. Печальная история Маркса как раз и состояла в том, что для реализации его идей понадобились тоталитарные режимы. Надеюсь, у “Эстонии 200” получится лучше.

Читать также

НАВЕРХ