Выжать и выбросить. Почему чемпионку Загитову хотят сделать вне закона

ФОТО: Mikhail Metzel/Mikhail Metzel/TASS

Тему запрета участия во взрослых соревнованиях несовершеннолетних фигуристок поднимает портал  championat.com, анализируя возможные последствия введения возрастного ценза.

Яркие победы юных фигуристок из группы Этери Тутберидзе больше никого не умиляют. После Олимпийских игр и чемпионата мира 2018 года всё чаще раздаются призывы установить новое возрастное ограничение в женском катании, чтобы разделить соревнования для «девочек» и «девушек».

Дискуссии о возрастных ограничениях в фигурном катании непрерывно ведутся с 80-х годов прошлого столетия, то затухая, то вновь набирая обороты. В 1996 году, когда на пике были совсем юные американки Тара Липински и Мишель Кван, впервые было принято решение ввести возрастной ценз, установив минимальную планку на уровне 15 лет. Впрочем, до 2002-го оставалась одна лазейка: призёры юниорских первенств мира могли быть допущены к участию во взрослых турнирах. Впрочем, после Олимпиады в Солт-Лейк-Сити это правило убрали. Согласно действующему на данный момент регламенту, выступать на взрослых соревнованиях, включая Олимпиады, чемпионаты мира и Европы, а также этапы Гран-при, можно только с 15 лет.

Практика последних лет показывает, что 15 лет – возраст пика для многих фигуристок. Строение тела совсем ещё юных спортсменок позволяет им выполнять прыжки в три, а теперь даже и в четыре оборота увереннее и чище, чем девушкам, уже преодолевшим период взросления. Спортсменки в 16-18 лет быстрее набирают вес, чем наращивают силы, поэтому зачастую прыжковая техника теряется. А система оценок в современном фигурном катании ориентируется главным образом на прыжки. Так что чем больше и лучше фигуристка прыгает, тем больше у неё шансов на победу. В силу физиологии фаворитками зачастую становятся совсем юные девушки.

Тренер Рафаэль Арутюнян, работавший с вундеркиндами Мишель Кван и Нэйтаном Ченом, считает, что возрастное ограничение должно быть заметно повышено – до 18 лет.

«Сейчас все только и говорят о прыжках, и люди начинают вредить себе. На мой взгляд, есть только один способ: не допускать на взрослые соревнования девочек до 18 лет. Если мне 12 лет, и я знаю, что могу зарабатывать деньги только после 18, как думаете, буду ли я делать слишком много четверных прыжков или столько четверных, сколько достаточно для победы, чтобы сохранить свой организм на будущее?

Зачем следовать за Россией? Мы должны следовать за реальностью, а реальность заключается в том, что вы хотите, чтобы эти дети могли соревноваться много лет», – считает Арутюнян.

В словах известного тренера, разумеется, есть рациональное зерно. 18-летний возраст может стать по-настоящему определяющей границей. До него девочки будут соревноваться по большей части в прыжковой технике. При этом у них не будет стимула уничтожать свой организм зверскими тренировками, чтобы в 15 лет выиграть Олимпиаду и уйти в никуда из большого спорта.

После 18 на лёд будут выходить уже повзрослевшие девушки. Кто-то сможет сохранить отличную прыжковую технику и будет её использовать. Кто-то может брать артистизмом и женственностью. Но это будет то самое фигурное катание, которое восходит к истокам вида спорта. Главным станет не принцип «прыгнул – выиграл, а упал – проиграл», а красота, грация, женственность. В конце концов, артистизм и идея программы. Согласитесь, смотрится странно, а порой даже смешно, когда юные девочки пытаются на льду показать историю любви или трагедию Анны Карениной.

Если и тренеры, и спортсмены будут знать, что Олимпиаду можно выиграть не раньше чем в 18 лет, то они более осторожно и размеренно будут подходить к подготовке. Тогда, может быть, и история Каролины Костнер, выступившей на четырёх Олимпиадах кряду, перестанет быть уникальной.

По всей видимости, в международной федерации будут рассматривать различные варианты нового возрастного ценза – от 16 до 18 лет. Но любое изменение так или иначе станет ударом по российскому фигурному катанию и конкретно Этери Тутберидзе и её спортсменкам. Речь в данном случает не столько о Загитовой, сколько о 13-летней Александре Трусовой, готовой показать миру четверной прыжок, или 14-летней Алёне Косторной – призёре юношеского Гран-при.

Если ISU примет судьбоносное решение, то юных российских звезд можно больше и не дождаться. Вся надежда у россиян вновь будет только на Евгению Медведеву, которой 18 исполнилось ещё в прошлом ноябре.

НАВЕРХ