Олев Ремсу: лишенная гражданства Тоом не станет более проэстонской

Олев Ремсу

ФОТО: Ergo Kuld

Яна Тоом – тот еще фрукт, но политизировать гражданство на основании субъективных оценок, как это хочет сделать Партия реформ, неправильно, считает колумнист Postimees Олев Ремсу.

Когда я услышал о намерении Партии реформ инициировать поправку к закону, которая при вступлении в силу позволила бы лишить Яну Тоом гражданства Эстонской Республики, мне первым вспомнился Троцкий. Да, тот самый Лев Давидович. В отношении него сталинисты применили в 1929 году еще более суровое наказание, чем смертная казнь: его лишили самого святого – советского гражданства – и выслали из страны.

Во-вторых, мне вспомнились нюрнбергские законы, которые во второй половине 1930-х годов в нацистской Германии под ликование масс делали жизнь все более суровой и все более националистической, а в итоге это привело народ к крупнейшей катастрофе за тысячу лет.

Обладатель паспорта Эстонской Республики может ездить без визы в 139 стран, а обладатель серого паспорта – только в 15. Если это не дискриминация, то что тогда дискриминация?

Да, Тоом – тот еще фрукт. Кажется, что, украшая свое имя буквой Y, она не подражает панк-стилю наших школьниц, которые повсюду щеголяют иностранными буквами. Писать имя Яна как Yana в России диктуют официальные правила латинской транскрипции. В эстонском языке другие правила, согласно которым пишутся русские имена. Nomen est omen.

И сразу же вспоминается, как Тоом, еще будучи членом Рийгикогу, издевалась над нашим языком, нашей идентичностью – якобы он так же вымирает, как и сами эстонцы. И это перед российскими журналистами, как будто по заказу. Я бы такому человеку "здравствуйте" не сказал.

На волне подстрекательства

Позиция Тоом по отравлению отца и дочери Скрипалей демонстрирует отсутствие критического мышления. Будто бы это сделала не Россия, поскольку ей это не выгодно, а Лондон разжигает таким образом антироссийскую истерию. Тоом знает… Русофобией можно объяснить все.

Человек, особенно политик, должен был бы спросить себя: откуда я это знаю? Мой источник единственно достоверен?

Правильную версию случая Скрипалей знает лишь очень узкий круг людей, в число которых Тоом не входит. Очевидно, не входят туда и самые крутые провозвестники правды, объясняющие все русофобией, например, пресс-секретарь российского МИДа Мария Захарова и сам министр иностранных дел Сергей Лавров. Их задача – заниматься подстрекательством, а не знать. И Тоом с ними на одной волне. Конечно, двое первых могут предполагать кое-что благодаря своему опыту и, может быть, слухам, которые до них доходят, но это все.

Что выгодно России? Кто хоть немного знаком с системой разведки в России (и бывшем Советском Союзе), знает, что будущие офицеры разведки приносят присягу, нарушение которой карается смертью.

С помощью обвинения в предательстве Сергея Скрипаля, который сидел на родине в тюрьме, а затем был обменен на попавшихся в Америке российских шпионов, хотели запугать других разведчиков, у которых, вероятно, мелькают иногда мысли стать двойным агентом и заработать таким образом приличную сумму.

Вспомним, что и некоторые эстонцы, работавшие за границей в советское время, занимали довольно двусмысленные должности, и они либо молчат, либо отрицают свои связи с разведывательными организациями. Ясно, верны присяге: то ли из чувства товарищества, то ли опасаясь кары, предназначенной для предателей. Станет ли убийцей российское государство или какая-то организация (например, бывших разведчиков), не важно.

Реформисты и Тоом руководствуются одной и той же позицией: если факт не вписывается в систему, тем хуже для факта.

Особенное недовольство реформистов вызвало выступление Тоом в Европарламенте вместе с прокремлевскими депутатами из Латвии. Но во всей этой истории есть одно правильное утверждение: обладатель паспорта Эстонской Республики может ездить без визы в 139 стран, а обладатель серого паспорта – только в 15. Если это не дискриминация, то что тогда дискриминация?

Может, кто-то скажет, какой действующий закон Эстонской Республики нарушила Тоом?

Нюрнбергские законы, по сути ужасные, были юридически корректны. По числу прапрадедушек и прапрабабушек определяли, кто на четверть (2), наполовину (4), три четверти (6) и полностью еврей (8).

Реформисты же хотят политизировать гражданство на основании субъективных оценок. Этот человек нам не нравится, отберем у него гражданство! В тогдашней Германии тоже водились такие крикуны. Пропаганда даже объявляла, что стоит арийской женщине раз вступить в связь с евреем, и она больше никогда не родит чистокровного немца. Посмотрим, когда мы выйдем на тот же уровен:, процесс нацификации у нас пытаются запустить довольно интенсивно.

Но, если взглянуть глубже, реформисты и Тоом руководствуются одной и той же позицией: если факт не вписывается в систему, тем хуже для факта. Никому не нужны знания, а нужны подтверждения их предрассудков.

У реформистов не умещается в голове, что в отношениия "настоящего" паспорта и серого (который является позором для нашего государства) Тоом права, и правда жестоко колет их, заставляя вести себя истерически. Тоом же не воспринимает, что в современной России более-менее во всем правит чекистская идеология, высмеиваются западные ценности, с помощью иезуитских уловок КГБ пытаются доминировать в мире.

Кажется, в каком-то смысле Тоом честна. Она просто не видит дальше или выше своих предрассудков. А реформисты? По крайней мере, часть из них?

Реформисты объявили себя либералами, но апартеид явно не входит в число либеральных ценностей.

В погоне за голосами EKRE

Циники знают, под каким камнем спрятаны голоса. Нападая на Тоом, ведя себя, как EKRE, партия пытается заполучить голоса, которые принадлежат национал-консерваторам. EKRE могла бы теперь выступить в защиту Тоом, чтобы получить голоса сторонников Тоом. В политике же принципы не имеют никакого значения.

Если раньше говорили, что кто-то за пять копеек маму родную продаст, то теперь так поступают с принципами. Реформисты объявили себя либералами, но апартеид явно не входит в число либеральных ценностей.

Некоторые представители Партии реформ (как, например, Кая Каллас) дистанцировались от намерений лишить Тоом гражданства. Хорошо, если кому-то еще хватит ума. И кто проиграл бы больше всех в результате планируемой охоты на ведьм? Мы сами, эстонцы. Мы дичаем, озлобляемся, считаем свою злобу позитивным национализмом.

Вспомним, что Троцкий за границей оказался для Сталина еще более крепким орешком, чем на родине, под домашним арестом в Алма-Ате. Тоом, лишенная гражданства, точно не станет более проэстонской.

Читать также

НАВЕРХ