Устоит ли имперский мост?

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Керченский мост.

ФОТО: Sergei Malgavko / Sergei Malgavko/TASS/Scanpix

Итак, Крымский мост в основном построен – хотя и сдан в эксплуатацию лишь частично: грузовой транспорт по нему пойдет лишь осенью, а железнодорожные рельсы обещают проложить только в конце следующего года.

Как и следовало ожидать, это событие раскололо наблюдателей в зависимости от их отношения к аннексии Крыма. Официальная Россия отнеслась к открытию моста торжественно и восторженно, тогда как власти ЕС и США вновь указали на незаконность этого сооружения, построенного с нарушением международного права. Президент Украины Петр Порошенко, впрочем, остроумно отметил, что мост еще пригодится – для вывода российских войск из Крыма.

В строительстве этого моста наглядно проявилась специфика нынешней экономической системы в России. Работа была поручена корпорации «Стройгазмонтаж», владельцем которой является давний друг президента Путина Аркадий Ротенберг. При этом стоимость строительства за три года (2015-2018) постоянно возрастала, пока не дошла до рекордной суммы в 4 миллиарда долларов.

Как подсчитала российская газета «Экономические известия», эта цифра втрое превышает затраты на самый длинный мост в мире, Даньян-Куньшаньский виадук в Китае, соединивший города Шанхай и Нанкин. Его общая протяженность составляет 165 километров, из которых 9 проложено над водной поверхностью (для сравнения, общая длина Крымского моста – 19 км). И при этом по китайскому мосту, открытому в 2011 году, была сразу запущена ветка высокоскоростной железной дороги.

Но, видимо, любое строительство в России предусматривает такие неизвестные в Китае технологии, как «raspil» и «otkat».

У моста между Крымом и Кавказом – длинная, но печальная история. Во время Второй мировой войны его пытались построить дважды – сначала немцы запустили канатную переправу, затем в 1944 году советские власти возвели железнодорожный мост. Однако уже на следующий год он был разрушен льдами. Но если тогда это строительство было вызвано острой военной необходимостью, то теперь она, видимо, стала постоянной.

Хотя, похоже, сама природа выступает против этого сооружения, и в этом можно увидеть некоторую мистику. Дно Керченского пролива – это многометровые слои ила, кроме того, там идут сезонные бурные течения между Азовским и Черным морями... Но когда естественную связь Крыма с материком через Перекоп в 2014 году оборвали, России пришлось срочно заменять ее искусственной.

Аннексия 2014 года привела к перекрытию Северо-Крымского канала, по которому на полуостров с Украины подавалась пресная вода, и из-за этого его сельское хозяйство сократилось в десять раз. Но если по Керченскому мосту, кроме большегрузных фур и поездов, пустят еще и водопровод – действительно, выдержит ли мост такую нагрузку?

Если уж у российской власти возникла такая тяга к возведению мостов, то логичнее было бы воплотить мечту, которая считалась реалистичной еще в начале ХХ века, но вполне могла бы стать символом XXI-го. Это мост через Берингов пролив между Чукоткой и Аляской, который мог бы обеспечить бурное транзитное развитие ныне заброшенных дальневосточных территорий России. Этот мост вообще мог бы стать воплощенной фантастикой, поскольку стер бы устаревшее деление Земли на «восток» и «запад». Однако перспективы его строительства сегодня выглядят весьма туманными – для кремлевской власти Америка и Запад опять «враги», хотя с США Россия граничит не на западе, а как раз на Дальнем Востоке.  

Крымский мост вряд ли приведет к резкому росту посещаемости аннексированного полуострова. Даже те россияне, которые одобряют «крымнаш», сами предпочитают проводить летние отпуска в более дешевой Турции. Крым сегодня требует лишь гигантских дотаций, но никакого эффективного результата не обещает.

Однако именно такова логика империи: она гораздо более озабочена экспансией и присоединением новых территорий, а не развитием собственных. Преподаватель философии Андрей Никулин справедливо замечает: «Деньги на строительство сего прекрасного объекта были взяты, насколько понимаю, из бюджета проектируемого моста через Лену в Якутске. В итоге дотационный Крым бегает довольный с воздушными шариками, а Якутия, которая наполняет немалую часть российской казны, из которой кормится и прекрасная Таврида, мост свой получит, в лучшем случае, к 22-му году».

Именно это и вызывает вопросы об устойчивости «имперского моста». Физически он, может быть, и устоит, но исторически весьма зыбок. Как зыбка и сама страна, где забывают о собственном развитии, но предпочитают играть в «геополитику» и враждовать с окружающим миром. Но, видимо, судьба Советского Союза Кремль ничему не научила…

НАВЕРХ