Трамп идет ва-банк

Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Дональд Трамп произносит речь о выходе из соглашения по Ирану.

ФОТО: CHINE NOUVELLE/SIPA

За последнюю неделю президент Дональд Трамп вновь сумел возбудить международную общественность. Перенос американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим повлек за собой бурю негодования и гибель более полусотни палестинцев, однако никаких более серьезных последствий это, очевидно, не вызовет. Зато решение выйти в одностороннем порядке из ядерного соглашения с Ираном – более серьезная тема, поскольку это не отвечает правилам хорошего тона и ставит в особенно сложное положение европейские страны, у которых есть значительные экономические интересы в Иране.

Договор между Ираном с одной стороны и США, Китаем, Россией, Великобританией, Францией и Германий с другой (свою роль в нем играют ООН и ЕС) носит название Совместный масштабный план действий и вступил в силу в январе 2016 года. Согласно договору, Иран отказался от военной части своей ядерной программы. Взамен была отменена большая часть введенных против Ирана экономических санкций. Тогдашний президент США Барак Обама посчитал это большой внешнеполитической победой. Критики, понятно, сразу обвинили Обаму в излишних уступках Тегерану и предательстве интересов США.

“Вторичные санкции” позволяют США наказывать и европейские предприятия, которые осмелятся вести бизнес с Ираном. Это удар и по экономическим интересам, и по чувству собственного достоинства Европы.

Дональд Трамп обещал подумать о выходе из соглашения еще в бытность кандидатом в президенты, однако до 8 мая многие надеялись, что он этого все же не сделает. Но он сделал – с присущим ему апломбом.

Почему Трамп вышел из ядерного соглашения по Ирану?

Вообще страны избегают одностороннего выхода из международных соглашений, особенно, если речь идет о многостороннем соглашении и все остальные участники отменять договор не собираются. Также следует учитывать, что США в данном случае – наиболее важная сторона, т.е. есть опасения, что без Вашингтона соглашение станет бессмысленным. Таким образом Трамп поставил остальных участников и, прежде всего, европейских союзников, мягко говоря, в неудобное положение. Подобные шаги, в основном, предпринимаются лишь тогда, когда на кону стоят жизненноважные интересы.

Официально Трамп объяснил свое решение тем, что Иран нарушает соглашение и по-прежнему стремится получить ядерное оружие. Независимые наблюдатели этого не подтверждают. Да, поскольку соглашение заключено на 15 лет, можно предположить, что Тегеран не окончательно отказался от своих ядерных амбиций. Но соглашения он не нарушал. Ни один международный договор не является и не может быть вечным. Трамп вышел из него здесь и сейчас.

То есть за шагом Белого дома стоят не отдаленные амбиции Ирана, а желание уменьшить растущее влияние Ирана на Ближнем Востоке и по возможности спровоцировать смену режима в Тегеране в надежде на то, что экономические санкции, бьющие прежде всего по простому народу, вызовут революцию. Но успешная революция в случае Ирана крайне маловероятна (Зеленое движение/революция 2009 года, как известно, провалилось), скорее, противостояние с США увеличит популярность так называемого режима аятолл в глазах иранцев.

Так или иначе, напряженность в регионе растет. Причем следует учесть, что в ограничении влияния Тегерана заинтересованы не столько сами США, сколько их ближайшие союзники – Израиль и суннитские страны во главе с Саудовской Аравией. В худшем случае противостояние может перерасти в войну между Ираном и шиитскими силами, которые он поддерживает, правительствами Сирии и Ирака, а также Хезболлой с одной стороны и США, Израилем и суннитскими странами во главе с Саудовской Аравией с другой. Хотя вероятность большой войны невелика, скорее продолжится позиционная война слабой интенсивности, ее нельзя исключать, поскольку конфликты могут эскалировать и выходить из-под контроля. Последствия большой войны были бы непредсказуемы.

У Европы есть два варианта: подчиниться диктату США и отказаться от защиты своих интересов или же противостоять давлению Вашингтона. 

Тем не менее, Трамп пошел на этот риск, поставив тем самым европейских союзников в неудобное положение.

Патовая ситуация для Европы

Отдаление европейских стран от США началось еще до прихода Трампа к власти. За последние полтора года этот процесс ускорили несколько шагов Трампа – выход из Парижского климатического соглашения, критические замечания о НАТО и вкладе Европы в совместную оборону, введенные США протекционистские пошлины в отношении сталелитейной продукции из Европы и других стран. Европейцам к тому же трудно свыкнуться с непредсказуемым и необузданным стилем американского президента.

Теперь после выхода из Иранского соглашения у Европы есть два варианта: подчиниться диктату США и отказаться от защиты своих интересов или же противостоять давлению Вашингтона. Дело в том, что вводимые против Ирана экономические ограничения распространяются – по крайней мере, по мнению Вашингтона – и на третьи страны, в том числе европейские. Так называемые “вторичные санкции” позволяют США наказывать и европейские предприятия, которые осмелятся вести бизнес с Ираном. Это удар и по экономическим интересам, и по чувству собственного достоинства Европы.

В четверг президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер заявил, что союз с этого дня вводит принятый в 1996 году “блокирующий статут”, который запрещает европейским компаниям прекращать экономические отношения с Ираном, опасаясь санкций США. Таким образом, Брюссель оставляет за собой право наказывать европейские предприятия, которые согласятся прекратить коммерческую деятельность в Иране, чтобы продолжить более важный бизнес в США. Если Брюссель останется верен себе, это повлечет за собой масштабный экономический и юридический конфликт между Европой и США.

Для Европы это, конечно, большой риск. Во-первых, отношения с США, без сомнения, в финансовом смысле гораздо важнее, чем отношения с Ираном. Во-вторых, Европа очевидным образом зависит от США в плане безопасности. В то же время Европа не может бесконечно позволять Трампу оттаптываться на ее интересах. Сложный выбор.

Амбивалентная позиция России

Если для Европы шаг Белого дома, очевидно, будет иметь неприятные последствия, то с точки зрения России у этого есть и негативные, и позитивные стороны. Москва и Тегеран совместно поддерживали в Сирии президента Башара Асада и боролись с исламскими экстремистами. Успешно. И по другим вопросам у них больше общих интересов, чем разногласий. В то же время Иран не является полноценным союзником России. Москва может не иметь ничего против уменьшения амбиций Тегерана, если это не будет угрожать российским интересам, например, сохранению власти Асада. Отдельная тема – довольно хорошие отношения России с Израилем.

Решение Вашингтона выйти из ядерного соглашения по Ирану было, вероятно, во многом воспринято, исходя из интересов Израиля. У Москвы тоже есть причины, скорее, ладить с Израилем, чем ссориться. Таким образом, если на Ближнем Востоке не разразится полномасштабная война, куда захотели бы вовлечь Россию против ее воли, московским интересам напрямую ничто не угрожает.

По правде говоря, охлаждение отношений США и Европы - в интересах России. Еще во время холодной войны Москва проводила так называемую политику 'de-coupling' (разделения), цель которой состояла в том, чтобы вбить клин в трансатлантические отношения (без особого успеха). Нынешнее тихое затухание НАТО, которое становится все более вероятным, улучшит положение России в области политики безопасности (по крайней мере, так это видится Кремлю).

В области экономики противостояние США и Европы может оказаться выгодным для России, поскольку в Европе, вероятно, увеличится стремление отменить введенные против России санкции. Было бы странно, если бы США и Европа сохранили совместный санкционный режим против России, в то же время введя санкции друг против друга. Особенно, если учесть, что антироссийские ограничения и ранее были не особенно популярны в Европе. В любом случае очевидно, что эти темы будут подняты на встрече российского президента Владимира Путина и канцлера ФРГ Ангелы Меркель в Сочи.

Как будут дальше развиваться события, покажет будущее, но ясно, что напряженность и неопределенность на Ближнем Востоке вырастут, а трансатлантические связи ослабеют.

Внешняя политика президента Трампа, кажется, исходит из принципов игры ва-банк. Если делать, то делать! Это может принести успех. В данном случае Вашингтону может удасться уменьшить ядерные амбиции Ирана и его влияние, одновременно заставив Европу слушаться. Но это может и не получиться. Позиция США в мире слабеет почти неизбежно. В такой ситуации игра ва-банк и отталкивание союзников весьма рискованны.

НАВЕРХ