Нотариус доверил мачехе воспитание детей

Относительно права опеки в однополой семье возникли сомнения.

ФОТО: PantherMedia/Luminita Lupu

Доверенность, в которой мать бессрочно передает своей новой сожительнице родительские права на детей и обязанности, привела к расследованию о отношении утвердившего ее нотариуса, пишет Postimees.

Мерле и Харри (имена измененыприм. ред.) разведены с 2015 года и сейчас судятся из-за детей. Их ссора не слишком отличается от многих других подобных конфликтов – Мерье хочет получить единоличное право опеки над детьми и обвиняет Харри в психологическом насилии. От него якобы пострадали и дети, которые не хотят видеть отца, поясняет Мерье. В доказательство она представила суду заключение детского психолога.

Харри в свою очередь утверждает, что Мерье пытается выкинуть его из жизни детей, и требует, чтобы суд установил порядок общения, позволяющий ему видеться с детьми. С сыном, по его словам, он не общался с самого развода.

Битва в стиле “слово против слова” затянулась в уездном суде надолго. Оба родителя продолжают жить своей жизнью и уже нашли себе новых спутников.

Мерье, уже сожительствовавшая в однополом партнерстве, успела оформить на свою возлюбленную Терье (имя измененоприм. ред.) доверенность, которую заверил тартуский нотариус Эдгар Грюнберг. “Доверяю Терье представлять меня в делах, связанных с воспитанием и представительством моих детей, и заключении юридических сделок, а также в осуществлении моих родительских прав и выполнении родительских обязательств”, - значится в официальном нотариальном акте, где также сказано, что доверенность действует бессрочно. Грюнберг оценил ее как действительную и одобрил. Таким образом, у Терье есть право осуществлять все действия за лиц, которых она представляет.

По словам Мерье, она написала доверенность из практических соображений – поскольку она не общается с Харри, может возникнуть ситуация, когда ее нет дома, а за детей необходимо принять решение. Например, медицинского характера. По доверенности это могла бы делать Терье, которая и так воспитывает детей, подумала мать.

Представитель Харри, присяжный адвокат Карин Антсов считает это неслыханным. “Родитель не может уполномочить третьих лиц осуществлять право опеки над несовершеннолетними детьми. Изменения в праве опеки может осуществлять только суд, и родитель не может передать право опеки третьему лицу”, - сказала Антсов.

Нотариус Грюнберг по-прежнему настаивает на том, что доверенность действительна и что ее выдача не противоречит закону. До каких пределов ею можно пользоваться, по мнению нотариуса, должен решать тот, кому будет предъявлена доверенность.

По словам Антсов, тот, кому выдают доверенность, должен знать нюансы закона. “Я думала о том, составлял ли какой-то другой нотариус подобные доверенности, использовалась ли она реально и приемлема ли она в ситуации, когда у родителей есть совместное право опеки”, - рассуждает присяжный адвокат.

“Тот, кто применяет право, неизбежно должен знать правила, действующие в его сфере ответственности и следить за их выполнением, поскольку только так можно исключить злоупотребление полномочиями”, - считает Грюнберг. По его словам, он не менял право опеки, а лишь позволил родителю ребенка воспользоваться помощью представителя в повседневных действиях.

Харри подал в Министерство юстиции жалобу на нотариуса после того, как Грюнберг объявил ему, что признать доверенность недействительной невозможно и, если Харри чувствует, что его права или права детей нарушаются, следует обратиться в суд.

По мнению Минюста, при заверении доверенности нотариус мог нарушить принципы, исходящие из Закона о семье, однако это выяснится лишь в ходе расследования.

“Дисциплинарное производство идет, и дисциплинарная комиссия выслушала объяснения нотариуса”, - сказал глава службы лицензий Министерства юстиции Гуннар Вайкмаа, который отказался комментировать ведущееся производство по существу.

С одной стороны, и Минюст подчеркивает, что изменения в праве опеки может осуществить только суд. В то же время простые повседневные действия – например, доставку детей в школу – делегировать вполне можно. Однако решения, при которых оба родителя имеют право голоса, просто так третьему лицу передать нельзя. Например, третье лицо не может решить, может ли ребенок поехать за границу, в какую школу он пойдет и надо ли ему делать операцию.

“На практике бывают случаи, где трудно провести черту между обычной заботой о ребенке и прочими вопросами. Например, участие в родительских собраниях в школе может в общих чертах считаться частью обычной заботы, однако там могут решаться вопросы, которые могут затронуть развитие ребенка в долгосрочной перспективе”, - полагает канцлер юстиции.

“Закон можно трактовать по-разному. Я представил Министерству юстиции свои соображения на этот счет, однако производство еще не завершено. По закону, к сожалению, невозможно более подробно комментировать данный случай”, - сказал Грюнберг.

НАВЕРХ