Форум: в результате мнимого покушения ставится под сомнение множество реальных преступлений Кремля

Анна Арутюнян, Илья Пономарев и ведущий дискуссии Артемий Троицкий

ФОТО: Вадим Штепа

1 июня Фонд «Открытая Эстония» провел очередную дискуссию из серии «Голоса России». На этот раз темой встречи было заявлено обсуждение намерений России по отношению к Украине и другим восточноевропейским странам. Основными спикерами выступили бывший депутат Государственной думы Илья Пономарев (единственный в 2014 году, кто голосовал против аннексии Крыма) и эксперт европейской «Crisis group» Анна Арутюнян.

Дискуссия состоялась в сотрудничестве с параллельно проходившей в Таллинне Международной конференцией Леннарта Мери. Поэтому в зале присутствовало довольно большое число представителей дипломатического корпуса, а языком встречи организаторы сделали английский. Это ничуть не помешало спикерам, хотя чувствовалось, что некоторые эмоции им было бы проще выражать по-русски.

Эмоциональность объяснялась тем, что дискуссия началась с обсуждения нашумевшего дела Бабченко – «убийства» и внезапного «воскрешения» оппозиционного российского журналиста. Эта тема фактически стала базовой для состоявшейся беседы. Участники обсуждали многие аспекты отношений нынешней России с соседями, но то и дело возвращались к этой громкой инсценировке. Потому что она задала новые и острые вопросы о современных информационных войнах.

Разумеется, все участники встречи выразили радость по поводу того, что Бабченко жив и продолжит восхищать или, наоборот, злить публику своими скандальными текстами. Однако в оценке этой «спецоперации» мнения несколько разошлись. Например, Илья Пономарев, который сам проживает в Киеве, считает ее большим успехом украинских спецслужб. Анна Арутюнян, в свою очередь, обратила внимание на медийную проблему – добавит ли этот случай доверия к Украине со стороны мировой общественности?

Она напомнила, что российская пропаганда с 2014 года строится на нарастающем количестве fake news. Это и история с «распятым мальчиком», и страшилки по поводу того, будто НАТО собиралось высадиться в Крыму, и обвинение Украины в катастрофе малайзийского боинга…  Для борьбы с кремлевскими фейками Евросоюз проводит сетевую кампанию «ЕС против дезинформации». Однако теперь оказывается, что фейки становятся инструментом медиа-политики и самой Украины, которая вроде бы «стремится в Европу».

В случае с Бабченко украинские власти пошли на очень рискованное мероприятие. Если с помощью этого «шерлокхолмсовского» трюка СБУ удастся точно отследить и предъявить публике всю цепочку заказчиков политических убийств – это будет означать крупную победу в гибридной войне, которая навязана этой стране кремлевским режимом. Но если, как уже бывало, расследование вновь уйдет в многозначительный туман – это станет серьезным стратегическим поражением. Для Украины было бы опаснее всего лишиться доверия со стороны гражданского общества разных стран, которое ей искренне сочувствует.

Это подчеркивает и оппозиционный российский социолог Игорь Эйдман, проживающий в Германии: «В результате одного мнимого покушения ставится под сомнение множество реальных преступлений Кремля. Всё теперь можно объявить инсценировкой».

В свое время советские диссиденты считали правду своим главным оружием. И в историческом смысле они победили – общество все-таки освободилось от коммунистических фейков, в которые не верили даже члены Политбюро, и потребовало реальной демократии. Правда о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа, ставшая широко известной в 1989 году под давлением депутатов от Балтийских республик, в конечном итоге привела к крушению советской империи.

Но в сегодняшней России имперские фейки вновь торжествуют над реальными фактами. Весьма показательно утверждение министра культуры В. Мединского о том, что исторические события он оценивает с точки зрения не их правдивости, а соответствия «национальным интересам России». Этот метод напрямую отражается и в современной кремлевской пропаганде, которая давно уже превратила «патриотическую ложь» в один из своих главных инструментов.

Однако у нынешней пропаганды есть существенное отличие от советской эпохи. Если тогдашние пропагандисты защищали свои идеологические «истины» от «буржуазных фальсификаций», то сегодняшние, подобно Мединскому, вполне могут признавать собственную лживость, но оправдывать ее «благородными» целями.

Они словно бы говорят окружающему миру: "Да, мы лжем. Но и вы, наши оппоненты, также лжете. А никакой «правды» нет совсем, все относительно. Побеждает тот, чьи фейки окажутся убедительнее".

Именно такое положение дел в мировых медиа Оксфордский словарь в 2016 году определил как состояние «постправды» (post-truth). Это ситуация, когда объективные факты для публики оказываются гораздо менее значимыми, чем эмоции и личные убеждения. Поэтому количество эмоционально окрашенных фейковых новостей постоянно нарастает.

И в этих условиях тем, кто противопоставляет кремлевским фейкам собственные, главное не забыть – ЗА что именно они борются сами?    

Читать также

НАВЕРХ