Добро делается из зла. А может, из добра - лучше?

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

В какой-то момент ловишь себя на мысли: до чего же надоела эта политика! Конечно, правы те, кто утверждает, что если ты ею не занимаешься, то она в конце концов займётся тобой. Но иногда думаешь: да пусть хоть кто-нибудь (или что-нибудь) займётся мной, а я займусь чем-нибудь поинтереснее…

Хотя так и подмывает сочинить «наш ответ Чемберлену». Например, когда читаешь высказывание министра инфраструктуры Украины Владимира Омеляна о том, что «Кремль и Москву невозможно изменить или перевоспитать – только сжечь». И хотя эту фразу он разместил на FB, то есть, вроде бы, речь идёт о личном мнении министра, но ведь не дяди же Феди с машинно-тракторной станции, а всё-таки какого-никакого министра. Но потом понимаешь, что здесь имеет место реально клинический случай, не в переносном, а в самом буквальном смысле. А с клиническим больным дискутировать бесполезно.

Да и сама по себе история с убийством и воскрешением журналиста Аркадия Бабченко, на которую так бурно отреагировал горячий украинский министр: это уже даже не театр абсурда, а пародия на спектакль драмкружка с потугой «под Эжена Ионеско». Впечатляющее появление «убиенного» под софиты и фото-блицы на пресс-конференции СБУ произвело фурор, на фоне которого знаменитая картина русского живописца Александра Андреевича Иванова «Явление Христа народу» («Явление Мессии») меркнет и уходит в небытие…

Опять же не стану клясться и божиться, что российские спецслужбы чисты и безгрешны, аки ангелы небесные, по части розыска и «нейтрализации» оппонентов режима. Но каждый подобный случай требует тщательной проверки и наличия неопровержимых доказательств, а не эффектных сцен в фарсовом стиле.

Я уж не говорю про периодически повторяющиеся в разных СМИ сравнения ЧМ по футболу в России с Олимпийскими играми 1936 года в Берлине. Дискутировать с их авторами – это как пытаться убедить комаров в том, что вегетарианство более полезно для их комариного здоровья…

Довлеет дневи злоба его

Собирался же воздержаться от злобы дня, но… Видимо, само это слово виновато.

Зло, злоба всегда активны, даже агрессивны. И физически, и психологически. Из всего потока новостей больше всего привлекают к себе внимание те, где речь идёт о преступлениях или скандалах. Кое-кто склонен видеть в этом позитив. Мол, добро, доброжелательность – это естественное состояние для человека, и поэтому положительные новости воспринимаются нами как само собой разумеющееся, потому что иначе быть не должно. А когда происходит это самое «иначе», вот тогда наша природа восстаёт, и мы бросаем все наши силы на борьбу с теми явлениями, которые противоречат нашему стремлению к добру и свету.

Хорошо бы, если так. Но когда негатив начинает преобладать, это уже больше похоже на формирование зависимости – вроде наркотической. И тогда мы вообще перестаём воспринимать хорошие новости, а разговоры о добре расцениваются как признак слабости, а то и вовсе слабоумия.

Почему-то мы охотно цитируем роман Роберта Пенна Уоррена «Вся королевская рать», герой которой Вилли Старк говорит: «Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать». Красивая фраза, ничего не скажешь. Мы настолько очарованы её афористичностью, что как-то упускаем из виду другую возможность: а почему бы не сделать добро из добра? Или за всю историю человечества его так мало сделали из зла, что для новых «порций» всё равно не хватает?

И пусть никто не уйдёт обиженный

Впрочем, если мы сами не всегда в состоянии изготавливать добро из чего бы то ни было, то можно просто открыть глаза и уши, чтобы увидеть и услышать доброе вокруг нас. А его, поверьте, не так уж и мало. И не обязательно это должны быть впечатляющие акции, всякие перформансы и инсталляции. Иногда достаточно крохотной сценки – из тех, про которые говорят: «Пустячок – а приятно!».

Еду я недавно на автобусе. Сижу у окна. Рядом со мной на сиденье молоденькая девушка. В руках смартфон, в ушах – гарнитура. На устах – улыбка. Что она там слушает – музыку, или объяснение в любви, или весёлую подружку, неважно. В любом случае у неё хорошее настроение, ей приятно. А как говорил шофёр Рубик Хачикян в фильме «Мимино», если тебе приятно, то и мне приятно…

Но это, конечно, её личные ощущения, а не повод для публикации, поскольку такие сценки можно наблюдать по тысяче каждый день. Необычное случилось, когда эта девчушка, несмотря на заткнутые уши и отвлечённое происходящим в смартфоне внимание, вскочила с места, когда рядом с ней оказалась вошедшая на остановке женщина, скажем мягко, не молодого возраста. И никто из находящихся поблизости не возмутился: мол, это есть проявление геронтологической дискриминации… Хотя сегодня многие склонны увидеть эту самую дискриминацию чуть ли не во всём. Уступил мужчина женщине дорогу, открыл перед ней дверь – ужас! он подчёркивает её слабость, не уважает в ней равного партнёра! Подарил Путин букет цветов Ангеле Меркель – унизил даму!..

По той же причине уступать старикам место в общественном транспорте сегодня считается дурным тоном. А вот барышня с наушниками не посчиталась с таким вызовом времени, тем самым увеличив количество добра на душу населения. Может быть, на микроскопическую величину, но увеличила же! И не из зла…

…Мы с женой сидели на летней террасе кафе музея Kumu, а напротив – на площадке перед президентским дворцом, гремела бравурная музыка и раздавались бодрые команды через мегафон и дружные, хором, выкрики молодых голосов. Происходило некое спортивное действо для старшеклассников.

И вдруг в эту какофонию вплелись какие-то явно посторонние звуки – не то горна, не то фанфар. Немного позвучали и снова уступили место маршам, командам из мегафона и хоровым выкрикам.

Вскоре спортивные состязания закончились, а звуки трубы возобновились. И на фоне солнечного дня, буйно распустившейся молодой зелени деревьев и общего приподнятого настроения полилась прекрасная джазовая мелодия, потому другая, потом ещё… Дюк Эллингтон и Майлз Дэвис, Глен Миллер и Джордж Гершвин, сменяя друг друга, щедро оделяли случайных прохожих хорошим настроением и добрыми улыбками.

Это три молодых музыканта, просто так, от общей полноты чувств, импровизировали в верхней, так называемой ландшафтной части парка Кадриорг – на трубе, саксофоне и флейте, свободно перемещаясь по всей территории. Вот трубач ушёл под самый обрыв Ласнамяэской горки и через дорожку устроил перекличку с товарищами, которые подхватывали, расположившись на поляне под деревьями. Такой джем-сэшн на открытом воздухе…

В Старом городе тоже можно услышать неплохие концерты, но там музыканты зарабатывают. Участники «кадриоргского трио» не рассчитывали на вознаграждение, не ставили на землю открытые футляры из-под своих инструментов или иные ёмкости для сбора денег. Они просто играли. Они вроде бы даже не замечали своих зрителей/слушателей. Они дарили добро.

НАВЕРХ